0
2608
Газета Печатная версия

21.02.2019 00:01:00

И воздух встал, ощерясь, на дыбы

Зоя Межирова и волнующие напевы жизни

Тэги: стихи, юбилей, баратынский, лирика, философия, окуджава


Мне нужен бифштекс с кровью, а не километры рифмованного вздора, жестоко пошутил когда-то Евгений Винокуров. Что ж, в каждой шутке есть доля шутки. Наверное, правда, все мы, читатели стихов, – немножечко вампиры, все любим вкус чужой крови и все немножко негодяи, старающиеся избежать собственной боли, даже когда боль эта даруется небесами.

Но я хочу сказать о стихах Зои Межировой.

У нее свой почерк, свое видение мира. И присутствует в них вкус крови, который любил в свое время смаковать Евгений Винокуров, а теперь любим мы, вечноголодные потомки упитанных старинных вампиров по какой-то побочной абстрактно-поэтической линии.

Какая-то старинная культура речи ведет ее, подсказывает образы, не дает сбиться.

Точный слух, различающий между другими голосами «голос Музы еле слышный», волнующие напевы жизни. Остающиеся в душе стихи. Стихи, которым чужд фальшивый блеск грандиозных обобщений.

Признаюсь, мне как читателю не всегда близки великие темы и столь же великие умозаключения, которые, по-моему, довольно часто бывают и неточны, и сомнительны даже у прекрасных поэтов. Да и не только у поэтов, кстати. Я иногда думаю: может, и лучше, что у Зои Межировой их нет.

Камерная в хорошем – бунинском – смысле поэзия мне как-то все более по душе с годами становится. Ну вот это хотя бы стихотворение Зои Межировой – как оно замечательно:

Окрик и свист... И мгновенно

            в сыреющем мраке

Шелест по листьям

            откуда-то мчащей собаки.

Дальний фонарь. И теней

            мутноватый клубок.

В час этой мертвой,

            пустынной, безлюдной

            прогулки

Снова промчалась в осенней

            ночи переулка,

Вихрем свободы и верности

            встала у ног.

Сад опустел. И костры

            по дворам отгорели.

Странные теплые

            перед зимою недели.

Окна желтеют, и голые сучья

            черны.

Отсветы стылой воды

            на дороге у края.

Что-то не ладится. Дней

            этих не понимаю.

Впрочем, не вижу ничьей тут

            особой вины.

Дальше идем и по влажному

            долгому следу

Тянем опять молчаливую

            нашу беседу

Темной прогулки сквозь дождь,

            моросящий тайком.

Произносить все слова

            ни к чему и напрасно.

Знаешь, наверное, всё. Оттого

               и безгласна.

Сад. Переулок. И тающий

            призрачно дом.

Снова свищу. Подбегает.

            Ошейник на шею

Вновь надеваю, того и сказать

            не умея,

Что этот мудрый

            и пристальный взгляд

            говорит.

Тянет на мокрую землю, где

            запахи млеют.

(Как эта ночь по глубоким

            дворам цепенеет...)

Лижет холодную руку,

            зачем-то жалеет.

И по асфальту к подъезду

            легко семенит.

«Хорошо бы собаку купить», – мечтал когда-то Бунин, сидя у своего камина. Не такая ли преданность и дружба пригрезились ему тогда?

Помните, Окуджава сказал:

Это пестрое, шумное,

            страстное нужно с рассвета

            и затемно

собирать, и копить, и ценить,

            и хранить обязательно,

чтобы к ранам (вот именно)

            к свежим (естественно)

            их приложить...

если свежие раны, конечно,

            вы успели уже заслужить.

Да, все так. И вот эта простая вроде бы прогулка с послушной собакой, вдруг так чудесно зазвучавшая в стихотворных строчках, – она... ведь это загадка. Никто ведь не знает, к каким ранам это было приложено, какая боль их музыкой исцелилась.

Был и этот парк юрского периода у Зои Межировой, было трудно, почти невозможно дышать:

И воздух встал, ощерясь,

            на дыбы,

И тяжко неуклюже повернулся,

Как динозавр, уродливо ленив,

Бесшумно преградив собой

            дорогу.

И стало совершенно

            непригодным

Для жизни после этого

            пространство.

Сместилось что-то в нем,

            и вот ни шага

Уже не сделать и не продохнуть.

Чужбина. Это медленное слово,

Как серых неотесанных камней

Завалы от недавней

            катастрофы...

И все-таки парк этот уже пройден, теперь он позади, так мне со стороны представляется. Теперь полегче, и само пространство стало добрее. И хотя «Любовь Камен с враждой Фортуны – одно», – как считал Баратынский, богини пенья – Камены к Зое Межировой остались благосклонны. Это видно по ее стихам. Хочется пожелать ей новых, таких же прекрасных.     


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Мистерия собирания бога

Мистерия собирания бога

Юрий Татаренко

Санджар Янышев о священной траве исырык и о том, как птицы могут быть насекомыми

0
1389
Бурные, долгие годы не смолкающие аплодисменты

Бурные, долгие годы не смолкающие аплодисменты

Борис Колымагин

Блеску советского официоза поэтический андеграунд противопоставил серость

0
1045
Неюбилейное

Неюбилейное

Арсений Анненков

К 100-летию со дня рождения Бориса Слуцкого

0
437
Купол, крест, а за ним вороньё

Купол, крест, а за ним вороньё

Виктор Леонидов

Надежда Егорова по-хорошему старомодна в своих стихах

0
350

Другие новости

Загрузка...
24smi.org