0
1488
Газета Печатная версия

11.04.2019 00:01:00

Сторожащее чувство справедливости

Выполняя боевые задания, Солженицын неоднократно проявлял героизм, увлекая за собой личный состав

Тэги: солженицын, ссср, лев толстой, вседержитель, таганка, вермонт, юнеско, аляска, иван шмелев


15-1-1-t.jpg
Солженицын и
епископ Григорий (Афонский).
Фото из книги
«…Я не любвеобилен, моя деятельная любовь избирательна, к немногому и немногим. Но решительно ко всему, всем и повседневно – сторожащее чувство справедливости. Мне нестерпимо больно, когда его нарушаю я, естественный закон мой – не причинять другому, чего бы не хотел себе. Но и так же остро чувствую всякое нарушение справедливости не мною, вообще всюду – и, где могу, восстанавливаю равновесие».

Перед вами – строки Александра Солженицына. Он их написал в 1985 году, когда в СССР уже начиналась перестройка, но пока мало кто представлял, что из всего этого может выйти. Александр Исаевич, к тому времени закончив огромную «Март 1917», пока не приступал к следующей части – узлу, как он называл свои разделы. И решил на короткое время погрузиться в свои воспоминания о детстве и рассказать, кто же он и откуда родом.

Записки эти поразительны. С той же тщательностью, с которой он относился к оценкам исторических катаклизмов, писатель вглядывается в свое детство, ищет закономерности, повлиявшие на дальнейшую жизнь. Порой словно ощущаешь какую-то перекличку с Львом Толстым или Иваном Шмелевым:

«…Ближняя к нам церковь стояла совсем рядом… Все время сплошь молился? Нет, так долго молиться малышу невозможно, для того не было еще у меня ни давления грехов, ни развитой души. А просто – я общался со всем произносимым, с пением, со свечами, лампадами, воскурениями ладана и лучами солнца в них, а больше всего – размыслительным разглядыванием икон, и евангелистов на четырех столпах главного нефа, и Вседержителя. И Духа святого под куполом. И всегда, не только после причастия, уходил просветленный, внутренне облегченный, как будто не полной тяжестью касаясь земли».

И все в этих воспоминаниях об отце, погибшем за полгода до рождения самого Солженицына, о матери, о репрессиях и страшной, полуголодной жизни и поразительной душевной щедрости людей. Записки эти пронизаны каким-то светом, сохраненным, почти детским удивлением перед чудом этого мира. Многие откроют в них совсем не того «жесткого» Солженицына, образ которого часто соотносят исключительно со всепоглощающей, непримиримой борьбой за правду.

15-1-2-t.jpg
Солженицынские тетради:
Материалы и
исследования. Вып. 6.
– М.: Русский путь, 2018.
– 408 с.
Это опубликовано женой писателя, Натальей Дмитриевной Солженицыной, в 6-м выпуске «Солженицынских тетрадей», включающем неизвестные тексты Александра Исаевича и материалы, связанные с его жизнью и наследием.

Подготовка «Тетрадей» была в этом году особенно сложна для Натальи Дмитриевны и ее сподвижников. Потому что к 100-летию писателя им надо было успеть сделать миллион дел. И выступления по всей стране и за рубежом, и открытие памятника Александру Исаевичу на Таганке, и музей-квартира великого писателя на Тверской, откуда его в начале 1974 года выслали из СССР. А еще научные конференции и юбилейные издания. И тем не менее шестые «Солженицынские тетради» вышли в срок.

Кроме очерка о детстве Наталья Дмитриевна выступает на страницах этого издания и как автор. Там еще опубликована переписка ее и Александра Исаевича с епископом Аляскинским Григорием (Афонским). Дружба их началась в 1975 году, когда Солженицын с женой отправились на Аляску в надежде отыскать там место для спокойной жизни и работы. Писатель понимал, что в Европе ему покоя не будет. И хотя жить было впоследствии решено в Вермонте, знакомство с Аляскинским епископом стало очень важным приобретением. Письма эти, написанные в первые годы жизни Солженицына за океаном, очень многое дают понять и почувствовать, как ему было нелегко в этот период. И, конечно, слова пастыря, которые он читал в посланиях, давали бесценную душевную поддержку.

Письма, или, как их называют исследователи, эпистолярные источники, были и остаются важнейшим историческим источником. Что прекрасно подтверждает еще одна публикация в «Тетрадях» – целая россыпь самых различных поздравлений и теплых слов, которые будущий нобелевский лауреат получил в 1967–1968 годы в дни своего полувекового юбилея. И как же лживы были россказни советской пропаганды о том, что он чужд народу и родине.

К слову, еще один такой миф. Сказки о недостаточной храбрости Александра Исаевича разбивают строки боевой характеристики на «бывшего командира 2-й звукобатареи капитана Солженицына Александра Исаевича»: «Выполняя боевые задания, он неоднократно проявлял личный героизм, увлекая за собой личный состав, и всегда из смертельных опасностей выходил победителем… За отличные действия на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками Солженицын был награжден орденами «Отечественной войны 2 ст.» и «Красная Звезда».

И эта характеристика подписывалась генерал-майором артиллерии Травкиным в 1946 году для подачи документов на пересмотр дела осужденного. Солженицын к тому времени уже почти два года был в заключении.

Среди форумов, прошедших к 100-летию писателя, особое место занимал круглый стол, прошедший в штаб-квартире ЮНЕСКО в марте прошлого года. Собравшиеся – российские и французские деятели культуры – говорили о роли, которую писатель сыграл в литературе и общественной жизни России, и о мировом значении его наследия. И, конечно, обсуждали Солженицына не только как мастера слова, но и как философа, мыслителя, сумевшего выразить и предугадать страшные, тектонические изломы ХХ века. Стенограмма этой необычайно интересной дискуссии также приведена в «Тетрадях».

Как известно, одно из самых значимых событий, связанных с именем Александра Исаевича, – ежегодная Литературная премия Александра Солженицына. Конечно, «Солженицынские тетради» не могли пройти мимо этой темы.

В 2017 году ее получил Владимир Енишерлов, главный редактор журнала «Наше наследие». А в 2018-м решение жюри о присуждении премии стало несколько неожиданным, хотя в его обоснованности сомневаться трудно. Речь идет о том, что лауреатами стали два художника-иллюстратора – Виктор Бритвин и Сергей Любаев. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


ЦРУ использовало голубей в разведмиссиях на территории СССР

ЦРУ использовало голубей в разведмиссиях на территории СССР

Фемида Селимова

Объектом слежки пернатых шпионов была судоверфь в Ленинграде

0
547
Генерал, создавший «Альфу»

Генерал, создавший «Альфу»

Олег Хлобустов

Судьба легендарного командира «Группы «А»

0
6605
Тайны советской артиллерии

Тайны советской артиллерии

Александр Широкорад

То, о чем необходимо помнить до сих пор

0
4190
В Софии сомневаются в том, что Болгарию освобождала Россия

В Софии сомневаются в том, что Болгарию освобождала Россия

Владимир Иванов

Объявит ли болгарское МИД турок или немцев своими освободителями?

0
11108

Другие новости

Загрузка...
24smi.org