0
3002
Газета Печатная версия

19.12.2019 00:01:00

Власть, футбол и ОПГ

Энциклопедия губернаторов

Тэги: история, политика, государство, юриспруденция, губернаторы, россия


история, политика, государство, юриспруденция, губернаторы, россия Власть как наивысшая ценность. Сергей Иванов. Съезд князей. 1910. Костромской государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник

Виталий Иванов написал книгу на материале, актуальном и историческом одновременно. Это означает, что современная «новая» Россия существует так давно, что ее начало кажется уже далеким прошлым, хотя происходило все менее 30 лет назад. В эти годы уложилась и сложная эволюция губернаторского корпуса – предмет исследования автора.

Начинает Иванов еще с советских времен, с фигуры первого секретаря обкома – полного и безраздельного хозяина в области-крае-республике. Затем он переходит к временам перестройки с ее обвалом управляемости, бесконечными шараханьями генсека. Автор тем не менее усматривает в той кутерьме определенную логику: «Мне представляется, что у М. Горбачева был именно план. Именно сохранения и укрепления КПСС».

Отличительная черта автора – дотошность. Например, рассказывая о формировании местной власти после первых свободных выборов в 1990-м, он скрупулезно анализирует приход к власти Юрия Лужкова – кто его все-таки выдвинул на пост председателя Мосгорисполкома? – сопоставляя различные версии как самого Лужкова, так и Гавриила Попова, которые менялись в зависимости от политической конъюнктуры.

46-15-11250.jpg
Виталий Иванов. Глава субъекта
Российской Федерации.
Историческое, юридическое и
политическое исследование
(История губернаторов). В 2 т.
Т. I. В 2 кн.– История: Кн. I.– М.:
Издание книг ком, 2019. – 600 с.
После этого введения следует рассказ о собственно губернаторах. Уже само назначение первых из них – сразу после провала ГКЧП – предстает как анекдот: случайный человек ставит главами областей случайных людей. От себя добавлю, что в то время удивительным образом процесс подбора и утверждения глав регионов мало интересовал общественность. Всех увлекали события в Москве, а то, что происходило под носом, упускалось из виду. От внимания автора не ускользают события в Чечне. Иванов делает патетический вывод: «Опять-таки по близорукости либо убоявшись крови, Б. Ельцин предпочел войне бесчестье. И в точности по Уинстону Черчиллю получил и бесчестье, и войну».

Будучи профессиональным юристом, автор большое внимание уделяет именно правовым аспектам положения губернаторов, изменению законодательства, менявшегося неприлично часто для столь недолгого срока.

Если национальные республики получили в то время право избирать своих глав, то области и края, напротив, этого права лишились. Такой вот односторонний федерализм, который не вызывал никакого отторжения тогда. Его даже не замечали. Считалось вполне нормальным, что в Мордовии избирают президента, а в соседней Рязанской области получают назначенного сверху главу администрации. То же самое относится и к институту представителя президента – их добавляли к уже назначенным губернаторам, но не решались посылать в республики с избранными главами.

В середине 90-х начинается массовое избрание губернаторов – новый поворот сюжета. В региональную политику приходят, как отмечает Иванов, первые большие деньги. И тут его книга становится подлинной энциклопедией: какая бизнес-группа стоит за каким кандидатом и назначенцем? Он дотошно собирает информацию практически по всем регионам, причем не важно – касается ли это эпохи избраний или назначений, ибо представляемая изнанка российской политической жизни в любом случае оказывается густо пропитанной денежными интересами. Об одном из губернаторов – Александре Лебеде – Иванов как человек, живший тогда в Красноярске, рассуждает особенно увлекательно и живо, рисуя яркий и противоречивый образ и очень неожиданно, но метко сравнивая его чеченскую политику с алжирской политикой де Голля. Вызывает некоторое несогласие то, как он трактует победы кандидатов от КПРФ – они у автора всегда случайны.

Но «Глава субъекта» – энциклопедия не только коррупционных (они же деловые и партнерские) связей власти и бизнеса, но и всевозможных ярких историй, рисующих нашу действительность. Его можно цитировать и цитировать, вот, например, о Новгородской области, руководителя которой Прусака столичные СМИ превозносили как исключительно успешного реформатора: «В начале 1990-х гг. такие мхитаряны («смотрящий» по региону. – М.А.) завелись повсеместно. Те из них, кто дожил до середины нулевых, либо легализовались и оставили бандитские привычки, либо, наоборот, оказались оттеснены в криминал и не претендовали на публичную политическую роль. ОПГ, открыто управлявшая древнейшим русским городом, в 2007-м выглядела позорным анахронизмом, а М. Прусак, допустивший эту ситуацию, – как минимум».

Еще примечательнее мотивация назначений: «Спикеру, известному любителю футбола, капитану парламентской сборной, очень хотелось видеть в ГД Валерия Гладилина, прославленного полузащитника, тренировавшего парламентскую сборную. Он баллотировался в смоленской группе списка ЕР следующим после С. Антуфьева. То есть освобождавшийся мандат автоматически переходил футболисту... В. Горюнов приятельствовал с Олегом Жолобовым, известным спортивным журналистом и помощником Б. Грызлова, и через него сблизился с самим спикером – большим любителем футбола. Б. Грызлов инициировал выдвижение В. Горюнова в руководители РО, а потом и в губернаторы». «Дружба будущего министра с будущим главой завязалась тогда же в 1980-х. Позднее ее укреплению сильно способствовали охотничье хозяйство и конная ферма, обустроенные В. Зиминым. С. Шойгу очень полюбил отдыхать там».

Но общий вывод, который можно сделать после прочтения книги, скорее грустный. Понимаешь, что в России не было никогда «политики ценностей» – ни при одном из президентов. Губернаторы предстают в массе своей людьми без каких-либо убеждений, кроме одного: власть – наивысшая ценность. О благе населения не думает никто. Назначают также по причинам, крайне далеким от объективно разумных. Уровень «политики» вполне адекватен их менталитету.

Книга написана ясным языком, без злоупотребления модным нынче псевдонаучным жаргоном, с тщательным отбором и проверкой фактов, коих, повторю, великое множество. Поэтому даже трудно найти, к чему можно придраться в океане имен, дат, событий. Например, автор почему-то использует слово «смоляк» вместо «смолянин» или указывает, что Александр Ковалев отказался в 1991 году от должности председателя Воронежского горисполкома, тогда как он, напротив, на нее согласился. Также Иванов пишет, что Гавриил Попов не прошел номенклатурной школы, притом, что он являлся секретарем комитета комсомола МГУ.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В Турции обеспокоены прогнозом о новой попытке переворота

В Турции обеспокоены прогнозом о новой попытке переворота

Игорь Субботин

Выводы американских экспертов разделили элиту в Анкаре

0
20214
Немецкий выбор в отношении России еще только предстоит сделать

Немецкий выбор в отношении России еще только предстоит сделать

Федеральное голосование 2021 года определит, как в Германии понимают политику разрядки

0
1173
Бывший премьер обещает быстро расправиться с Бидзиной Иванишвили

Бывший премьер обещает быстро расправиться с Бидзиной Иванишвили

Юрий Рокс

Вано Мерабишвили включился в политику, едва выйдя на свободу

0
1203
Выставка  «Петр Первый. Коллекционер, исследователь, художник»

Выставка «Петр Первый. Коллекционер, исследователь, художник»

0
237

Другие новости

Загрузка...
24smi.org