0
520
Газета Печатная версия

26.12.2019 00:01:00

В виде небритого эмбриона

Свекла, штукатурка и дом, похожий на колумбарий

Тэги: лирика, философия, животные, николай глазков, юрий кублановский, всемирный потоп


237-5-2 copy350.jpg
Тривиальные пейзажи и сцены неожиданно
перерастают себя. Иллюстрация из книги

Илья Плохих пишет стихи лирико-философские, иногда шуточные, иногда детские. Часто пишет о своих домашних питомцах. Но, с другой стороны, трудно разграничить. В детские и шуточные произведения запросто проникает философия, и наоборот, в философию – шутка. А порой это вовсе и не шутка, а горькая усмешка, ирония над миром и над собой. Новая книга Плохих разделена на главы «За дальним полем», «Между Сенегдой и Томшей», «Дом-интернат», «У этой дурочки», «Карабаш», «В спальном районе», «Про Рыжовых и рыжих» – названия, кстати, во многом отражают тематический контекст. Поэтика тяготеет к акмеистической линии русской поэзии, к смысловой ясности, точности. В стихах много конкретных, каких-то отшелушенных, лаконичных осязаемых образов – валенки, которые подорожали, свекла, которая варится на винегрет, куски штукатурки, падающие в лужу, коллекция минералов, портрет Коперника. Но, отталкиваясь от бытового, серо-скучного, поэт отрывается, плывет, транслируя свой медитативный космос: «В спальном районе, где плохо спится,/ в доме, похожем на колумбарий,/ ты по сценарию должен спиться,/ но отрицаешь любой сценарий./ Так пребывая внутри района,/ ты ощущаешь себя плывуще/ в виде небритого эмбриона/ средь органической темной гущи…»

47-13-12250.jpg
Илья Плохих. Черная с серебром.
– СПб.: Алетейя, 2018. – 180 c.
Поэт рисует географические пейзажи и сцены, казалось бы, обычные и тривиальные, но неожиданно они перерастают себя и подспудно затрагивают и колеблют древние архетипы: «Между Сендегой и Томшей,/ Между Корбою и Мерой/ мир объят насквозь промокшей/ атмосферой серой-серой./ Дробь по крышам, по железу./ Огороды – как трясина./ Я в нутро тебе не лезу/ на крыльце у магазина./ Встали на краю пучины,/ два неспешных остолопа,/ рассуждаем про причины/ наступившего потопа». Довольно точный отзыв о поэзии Ильи Плохих дает на обложке книги Юрий Кублановский: «Поэзия – суть перекличка через годы, десятилетия. Читая Илью Плохих, я невольно вспоминал о Николае Глазкове. Та же чистота сердца, доверчивость и умение бескорыстно согреть читателя. Мастерство Ильи знает свое твердое место. К его стихам хочется возвращаться». Думается, это очень лаконичные, но при этом дорогие слова. 





Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Архитектура как фантастика

Архитектура как фантастика

Иван Бубнов

Евгения Марик

Литературные образы, воплощенные в стекле и бетоне

0
560
Такие витальные порывы, что ай да ну!

Такие витальные порывы, что ай да ну!

Владимир Богомяков

0
316
Между эзотерикой и юриспруденцией

Между эзотерикой и юриспруденцией

Андрей Байдак

Cлучаи из адвокатской практики, или Как организовать свою собственную вселенную

0
423
Писать невозможно без вольности

Писать невозможно без вольности

Юрий Татаренко

Михаил Гундарин о том, что поэт может быть гомосексуалистом, трусом, любителем шаурмы либо миллионером

0
4282

Другие новости

Загрузка...
24smi.org