0
3572
Газета Печатная версия

26.02.2020 20:30:05

Без магии не обошлось

28 февраля – День «Калевалы»

Тэги: эпос, нация, карелия, финляндия, швеция, история, поэзия, перевод, калевала, мифы, кино, птушко, король артур, мерлин, толкин, максим горький


эпос, нация, карелия, финляндия, швеция, история, поэзия, перевод, калевала, мифы, кино, птушко, король артур, мерлин, толкин, максим горький Нелегко быть пращуром целой нации. Аксели Галлен-Каллела. Вяйнямёйнен обороняет Сампо от ведьмы Лоухи. 1896. Художественный музей, Турку

Что ни говорите, а книги, если, конечно, это настоящие книги, способны менять не только жизни людей, но и истории стран, и судьбы наций. Одна из таких книг – «Калевала». Да, это карело-финский эпос. Но в отличие от других европейских эпосов она имеет четко задокументированный день рождения. И это 28 февраля 1835 года. История «Калевалы» во многом напоминает историю книги Томаса Мэлори «Смерть Артура». Разрозненные истории о короле Артуре и маге Мерлине существовали в устной форме, но сэр Томас собрал их в единое произведение и литературно обработал. Однако значение Артурианы для англичан не столь велико, как «Калевалы» для карело-финской нации. Смеем предположить, что без этого эпоса могло бы и не быть финской государственности…

Что значит для культуры народа собственный, родной эпос, выраженный в целостном произведении? Что есть подобный эпос – основа ли культуры или результат ее развития? Вероятно, этими вопросами задавался и финский врач и просветитель Элиас Лённрот, когда принялся составлять поэму из множества собранных им в Карелии народных песен.

«Возможно, наши потомки оценят этот труд как готы «Эдду», а древние греки – если не как Гомера, то как Гесиода», – писал Лённрот.

Лённрот не ошибся. Сейчас карело-финский эпос «Калевала» занимает почетное место в ряду таких эпических поэм, как «Илиада», «Одиссея», «Старшая Эдда», «Беовульф» и «Песнь о Нибелунгах». Но всё это было потом. А началась эта история много раньше.

Путешествуя по деревням Карелии, Элиас Лённрот обратил внимание на магические заговоры, которые местные знахари произносили при врачевании. С тех пор началось увлечение врача собиранием народных песен-рун. Карельские руны привлекали ученых и ранее, но тогда это были лишь разрозненные песни. Однако Лённрот изначально был уверен, что руны – осколки некогда единой истории, по неизвестным причинам распавшейся и живущей в памяти народа в виде отдельных песен. Исследователь загорелся идеей воссоздать древнюю поэму. Впереди его ожидало несколько экспедиций (в общей сложности 11 поездок!) по финской и русской Карелии.

7-9-3350.jpg
Эпос всегда героичен, но всегда и трагичен.
Аксели Галлен-Каллела. Мать Лемминкяйнена.
1897. Атенеум, Хельсинки
Именно в Карелии сохранилась древняя традиция пения рун – эпических песен, повествующих о героях древних времен, о богах и духах, о сотворении мира и обретении всего, чем богат род людской. Среди карелов в почете были сказители-рунопевцы, а также чародеи и знахари, чьи заклинания также облекались в форму рун (так уж устроена карельская магия – любая сущность будет послушна тому, кто верно назовет ее происхождение, и тем сильнее колдун, чем обширнее его знания). Не потому ли ключевые персонажи «Калевалы» все до единого являются чародеями и тружениками, стремящимися обустроить этот мир? Таков и могучий старец, создатель музыки и первого на свете кантеле (щипковый струнный инструмент, относящийся к группе дощечных цитр и напоминающий гусли) Вяйнямёйнен (чье имя означает «пращур»), и его младший брат – кузнец-демиург Ильмаринен. Такова и грозная хозяйка Похъёлы – колдунья Лоухи. Даже веселый охотник Лемминкяйнен и злосчастный пастух Куллерво в своих похождениях не обходятся без магии. В соседней Финляндии в XIX веке на богатый сбор фольклорного материала рассчитывать не приходилось – народное язычество огнем и мечом искоренили когда-то шведские крестоносцы.

А среди карельских деревень песен набралось великое множество. Позже Лённрот говорил, что собранного материала хватило бы без преувеличения на семь «Калевал», и ни одна из них не повторяла бы другую. Достаточно сказать, что помимо собственно «Калевалы», известной в двух редакциях, Лённрот составил и «Кантелетар» – сборник народных песен, не вошедших в «Калевалу».

Позже ученые пришли к выводу, что «Калевала» изначально не была поэмой, объединенной общим сюжетом, однако именно в таком виде представил «Калевалу» Лённрот – собиратель рун и соавтор рунопевцев Карелии. Само название «Калевала» («Страна героев») он подобрал для поэмы перед самым выпуском первого издания (также рассматривал вариант «Похъёла» – «Северная страна». Вышло бы забавно: в тексте поэмы Похъёла – враждебное героям место, настоящая страна чудовищ). В 1835 году вышло первое издание «Калевалы», в 1849-м – второе, дополненное. Именно тогда «Калевала» приняла окончательный, канонический вид.

Руны несли огромный пласт знаний о жизни и верованиях, нравах и обычаях финнов и карел и загадок оставляли не меньше. Долго еще исследователи терялись в догадках, что представляло собой чудесное Сампо, созданное Ильмариненом сокровище. Ни Лённрот, ни сами карельские рунопевцы не давали описания того, что позже назовут волшебной мельницей. А ведь вокруг создания, обретения, защиты и гибели Сампо строится сюжет «Калевалы», предложенный Элиасом Лённротом. Неудивительно, что, говоря о карело-финском эпосе, о таинственном сокровище Севера, вспоминают в первую очередь.

7-9-2350.jpg
И для здоровой эротики в эпосе место
найдется. Аксели Галлен-Каллела.
Легенда об Айно. 1897. Атенеум, Хельсинки
Издание «Калевалы» оказало огромное влияние не только на культуру Карелии и Финляндии. Фактически эпос помог формированию нации, жители шведской провинции осознали себя самостоятельным народом.

Велико значение «Калевалы» и для мировой культуры. Многие авторы вдохновлялись если не ее сюжетом, то хотя бы великолепным звучанием рун. Подражая рунам, точно таким же восьмисложным хорейным стихом написал «Песнь о Гайавате» Генри Лонгфелло, известную в России в переводе Ивана Бунина, таковы эстонский эпос «Калевипоэг» и мансийский «Янгал-Маа». А незнакомый с ними человек легко вспомнит «Песню о буревестнике» Максима Горького. Под впечатлением от «Калевалы» Джон Рональд Руэл Толкин принялся за работу над «Сильмариллионом» – собственным эпосом для Англии.

Эпос «Калевала» много раз адаптировали – существуют пьесы и театральные постановки, балет «Сампо», пересказы эпоса для детей и даже комиксы. В 1997 году под названием «Рунопевец» издавался русский прозаический пересказ «Калевалы», созданный писателем Павлом Крусановым. И сейчас впечатляет прекрасный советско-финский фильм «Сампо» режиссеров Александра Птушко и Ристо Орко.

28 февраля, день выхода первого издания «Калевалы», отмечается в Карелии и Финляндии как День «Калевалы». Праздник сопровождается карнавалом, театральными представлениями, исполнением народной музыки и, конечно же, пением рун.

Споем славу «Калевале» и мы.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Возбуждайтесь и не болейте

Возбуждайтесь и не болейте

Алиса Ганиева

Казанова и де Сад – юбилеи, тюрьмы и секс-философия

0
1103
Наша коммунальная жизнь

Наша коммунальная жизнь

«НГ-EL»

Умер драматург, прозаик, поэт и сценарист Леонид Зорин

0
149
Торжество под особым прицелом

Торжество под особым прицелом

Ольга Грибанова

Интернациональный союз писателей представил свои новые издания

0
71
На берегу музыки грохочут волны безмолвия

На берегу музыки грохочут волны безмолвия

Татьяна Лепилина

Приношение «Некрасовских пятниц» Елене Кацюбе

0
108

Другие новости

Загрузка...
24smi.org