0
2057
Газета Печатная версия

11.03.2020 20:30:00

Нет, нет, Барков! скрыпицы не возьму...

Тридцать лет и три года чтения Пушкина

Тэги: литературоведение, пушкин, мифы, василий жуковский, емельян пугачев, наталья гончарова, пиковая дама, иван барков, цветаева, поэзия


9-15-1350.jpg
Рассказ о «солнце русской поэзии» был бы
неполон без его Мадонны. Александр
Брюллов. Портрет Н.Н. Пушкиной. 1831–1832.
Всероссийский музей А.С. Пушкина
Предисловие к книге Виктора Есипова (еще об одной его книге читайте на с. 9 этого номера) открывается словами: «Статьи, вошедшие в книгу (все они публиковались), написаны в разное время: самая ранняя – в 1984-м, самая поздняя – летом 2017 года…» Если произвести несложное арифметическое действие, получается «ровно тридцать лет и три года» – пушкинская цифра. Столько длится роман Виктора Есипова с пушкинистикой (пусть первая статья и не сразу увидела свет). В российском литературоведении фигура Есипова уникальна: не принадлежа к цеху филологов и не имея в своем послужном списке диссертаций о литературе, он уже много лет пользуется признанием профессионального сообщества и входит в него на правах равного. Его умению работать с источниками и пониманию того, как устроен литературный текст, могли бы позавидовать многие обладатели филологических дипломов и званий.

Настоящий сборник частично воспроизводит статьи сборника 2006 года «Пушкин в зеркале мифов». Есть и отличия: в частности, не вошел цикл статей о «Повестях Белкина». Радует то, что в числе перепечатанных статей – «Нет, нет, Барков! скрыпицы не возьму!», жемчужина пушкиноведческих разысканий автора (впервые статья была опубликована в журнале «Вопросы литературы», № 6/2003). В этой статье была детально разобрана атрибуция Пушкину обсценной поэмы «Тень Баркова» – атрибуция, освященная авторитетом Мстислава Цявловского и закрепившаяся в постсоветское время. Есипов взял на себя труд скрупулезно пересмотреть все лексико-стилистические «совпадения» поэмы с пушкинским наследием, обнаруженные Цявловским и его последователями, и продемонстрировал, что в подавляющем большинстве случаев параллели находятся также и у Жуковского, либо же речь вообще идет об отдельных общеупотребительных словах – «вдруг», «черт», «красота» и т.д. Анализ Есипова, на мой взгляд, так и не был опровергнут по существу: в бурном по накалу эмоций полемическом выступлении Игоря Пильщикова и ныне покойного Михаила Шапира в 2005 году большая часть аргументов осталась проигнорированной. В настоящей публикации статья о «Тени Баркова» содержит приложение, в котором приводится полный список лексических параллелей со стихами Пушкина и Жуковского.

9-15-11250.jpg
Виктор Есипов. Мифы и реалии
пушкиноведения: Избранные
статьи.– М. – СПб.:
Нестор-история, 2019. – 432 с.
Из написанного после 2006 года внимание привлекает очерк о пушкиниане Марины Цветаевой («А чара – и не то заставит…»). Российское обыкновение уравнивать в правах писательскую эссеистику с академическим литературоведением редко подвергается критике; более того, в литературоведческих кругах принято легитимировать эту практику с помощью расхожего тезиса, согласно которому гуманитарные науки – не вполне науки, а ближе к искусству… Есипов в своем очерке открыто поставил эту практику под сомнение. Ведь «Мой Пушкин» Цветаевой – это даже не эссе о Пушкине, а эссе поэта о своих детских впечатлениях от Пушкина, которые при всей яркости и неординарности субъективны и несут на себе отпечаток возрастных особенностей личности. И вместе с тем этот текст отражает травму взрослой Цветаевой – попытку приятия и оправдания советского режима (во взгляде на отношения Гринева и Пугачева она поразительным образом совпадает с официозными советскими литературоведами). Текст Цветаевой, резюмирует Есипов, интересен в первую очередь как документ истории литературы века XX; для пушкинистики его ценность невелика.

Многие статьи сборника посвящены частным вопросам комментирования – от идентификации Мадонны в одноименном сонете к Наталье Гончаровой (с обстоятельной аргументацией в пользу картины Перуджино) до стихотворного метра эпиграфа к «Пиковой даме». Каждая из этих статей читается как увлекательное детективное расследование, и вместе с тем все они выполнены в лучших традициях филологического комментария. Самые спорные и вместе с тем самые любопытные сюжеты касаются биографических подробностей отношений Пушкина с современниками. Невозможно обойти вниманием и очерк о проблеме достоверности мемуаров Александры Смирновой-Россет как исторического источника. Что представляет собой этот памятник – подлог, шутку, литературную игру? В любом случае очерк Есипова побуждает ознакомиться с первоисточником и сделать собственные выводы. С самого начала своих штудий в области пушкинистики автор книги стремился привнести в эту область взвешенный, сбалансированный подход – очистить собственно литературоведение от идеологических мифов. На смену советским мифам (о Пушкине как чуть ли не вожде декабристов) приходят постсоветские (о «плохом» Пушкине и «хорошем» графе Воронцове), но проблема остается неизменной. Как неизменен и способ ее решения – внимательное чтение текстов.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Музыкой смерть поправ

Музыкой смерть поправ

Елена Семенова

Грот Эдуарда Багрицкого, лампа в честь Лермонтова и открытки от духа Ильязда

0
306
Лирика коронавирусной весны

Лирика коронавирусной весны

Дмитрий Гаранин

Стихотворцы со всего мира, пишущие по-русски, откликнулись на вызовы пандемии

0
92
Умел посмеяться и над собой

Умел посмеяться и над собой

Андрей Коровин

Памяти поэта и прозаика Михаила Стрельцова

0
101
Онлайн-восхождение

Онлайн-восхождение

Максим Митрофанов

Фестиваль «Красная гора» прошел в режиме интернет-конференции

0
38

Другие новости

Загрузка...
24smi.org