0
2150
Газета НГ-Политика Печатная версия

21.03.2017 00:01:00

Кто и что стоит за освобождением Дадина, Севастиди и Чудновец

Большие истории маленьких людей

Тэги: дадин, чудновец, севастиди, правосудие, медиалогия


дадин, чудновец, севастиди, правосудие, медиалогия Оксана Севастиди, осужденная за госизмену и помилованная президентом, не стала делать никаких громких заявлений. Фото РИА Новости

Неожиданные акты гуманности и торжества справедливости проявило недавно российское правосудие. Сразу три человека вышли на свободу раньше, чем закончился срок, на который они были осуждены по разным статьям. Истории Ильдара Дадина, Евгении Чудновец и Оксаны Севастиди стали едва ли не самыми обсуждаемыми в российских СМИ с конца февраля. Политологи, эксперты, журналисты, популярные блогеры выдвигают свои версии, пытаясь объяснить последовавшие друг за другом отмены приговоров и президентское помилование. Оптимисты все чаще повторяют слово «оттепель», пессимисты настаивают на продуманной многоходовой подготовке к президентским выборам. Есть и другие предположения. Но одно очевидно:  три истории, объединенные в одну пусть и временными рамками, вызвали огромный интерес у общества, СМИ и социальных сетей. При этом, по данным информационно-аналитической системы «Медиалогия», само освобождение этих людей вызвало гораздо больше публикаций в СМИ, чем вынесение им приговоров.

В феврале 2015 года, когда Ильдара Дадина осудили, число упоминаний в СМИ было около тысячи. Спустя два года, после того как Верховный суд отменил обвинительный приговор, число публикаций достигло 5000. (Но справедливости ради надо отметить, что чаще всего СМИ писали об Ильдаре Дадине в ноябре 2016 года, когда появилась информация о том, что в Сегежской ИК-7, где он отбывал наказание, к нему применялись жестокие пытки. Тогда сайт «Медуза» первым опубликовал письмо Дадина жене Анастасии Зотовой, в котором он рассказывает о пытках.)

Примерно такая же статистика у Евгении Чудновец и Оксаны Севастиди. После того как они были освобождены, число упоминаний их имен в СМИ выросло почти в пять раз по сравнению с периодом, когда были возбуждены уголовные дела и потом вынесены приговоры.

Даже поверхностный анализ публикаций по делам Ильдара Дадина, Евгении Чудновец и Оксаны Севастиди показывает серьезные различия не только в количестве публикаций после оглашения приговоров и их выхода на свободу, но и в качестве этих публикаций. Большинство материалов, появившихся в связи с возбуждением уголовных дел и вынесением приговоров, – новостные заметки и репортерские материалы. После того как они выходят на свободу, появляется больше аналитики, комментариев экспертов и чиновников.

Предоставлено информационно-аналитической системой «Медиалогия».
Предоставлено информационно-аналитической системой «Медиалогия».

Это неудивительно, потому что отмена приговоров (как это произошло в случае Ильдара Дадина и Евгении Чудновец) в российском правосудии – вещь исключительная, всем хочется понять, что же произошло, чем вызвана такая гуманность. Эксперты связывают события с вмешательством президента. Объясняют причины по-разному. В журнале «Форбс» в своей колонке Андрей Колесников предполагает, что «Путин обратил внимание на все эти дела исключительно потому, что вокруг них было слишком много шума. И вмешался по той же причине, по какой 87 лет назад Сталин И.В. осудил некоторые «перегибы на местах» с коллективизацией, притом что эти перегибы им же и были простимулированы в 1929-м, в «год великого перелома». Автор уверяет, что это никакая не «оттепель»: «Ничего не будет – никакой либерализации. Суды будут работать, как работали, допуская неправдоподобные по степени глупости ошибки, следственные органы продолжат преследование оппозиционеров по политическим мотивам, репрессивное законодательство останется практически нетронутым… А на каждый «оттепельный» шаг найдется десять репрессивных мер и следственных действий».

На сайте РБК прозвучало противоположное мнение политолога Евгения Минченко: «Это возврат к нормальности, но это не значит, что всех знаковых заключенных, у которых был активный пиар, отпустят».

«Это не оттепель. Это признание растущей интернет-зависимости власти», – утверждает «Независимая газета» в своем редакционном материале. «Интернет становится все более влиятельным источником формирования мнения, в том числе в Кремле. И по вопросам, не затрагивающим интересы путинской топ-элиты, власть готова прислушиваться к нему», – выдвигает свою версию редакция «НГ».

Заявление пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова о том, что в Кремле приветствуют решение суда освободить осужденную за репост видео бывшую воспитательницу Евгению Чудновец, вызвало особое внимание СМИ. «Мы традиционно не комментируем решения судов. Еще раз повторяю, что решения судов нужно уважать. В данном случае можно только приветствовать это решение. Президент обещал не оставить это без внимания, что, собственно, и произошло», – отметил пресс-секретарь. Это заявление, в котором явно прозвучала информация о вмешательстве президента, также широко разошлось по всем новостным лентам и интернет-изданиям, обсуждалось пользователями соцсетей и блогерами.

Кроме многочисленных версий и объяснений особенное внимание средств массовой информации вызвало и то, что говорили и делали люди, только что вышедшие на свободу. Ильдар Дадин сразу после освобождения подтвердил свои слова о том, что в колонии его пытали. Он также заявил, что намерен продолжать свою борьбу. «Я должен что-то сделать, чтобы прекратить пытки в колониях. Просто я понимаю, что я ничем не лучше других людей, которых истязают», – сказал он в интервью РБК. Подобные заявления прозвучали и в других его интервью. Но мало кто предполагал, что только что освобожденный из тюрьмы человек начнет действовать сразу. Однако уже через неполные две недели после выхода на свободу Ильдар Дадин вышел к зданию ФСИН на одиночный пикет против главы карельской колонии Сергея Коссиева, где он отбывал свой срок. Его задержали до выяснения личности, но скоро отпустили. Новость о задержании вышла на всех новостных лентах, в популярных интернет-изданиях и на некоторых федеральных телеканалах.

Предоставлено информационно-аналитической системой «Медиалогия».
Предоставлено информационно-аналитической системой «Медиалогия».

Интересно, что эта большая история отмены приговоров и помилования вдруг стала востребована и федеральными каналами тоже. Освобождение Ильдара Дадина, Евгении Чудновец и Оксаны Севастиди не только попали в новостные выпуски. Они стали героями отдельных программ. Информационное агентство ТАСС организовало пресс-конференцию для Евгении Чудновец, на которой она презентовала свой правозащитный проект. За несколько дней эта миловидная девушка стала заметной медиаперсоной, к которой сейчас приковано внимание многих СМИ. Тем более что она неоднозначно отозвалась в адрес правозащитников, которые помогали ей добиться отмены приговора. А в интервью, которые сейчас щедро раздает Евгения Чудновец, она сама обещает не только заняться правозащитной деятельностью, но отсудить у государства компенсацию. То есть мы еще не раз услышим и увидим Евгению, решившуюся сделать свой незаконный арест стартом большой карьеры.

Немного особняком стоит история Оксаны Севастиди, осужденной по серьезной статье за госизмену. Приговор в ее отношении не был отменен, как у Дадина и Чудновец, а пересмотрен, в результате чего суд уменьшил срок заключения. А на свободу она вышла после помилования президента. Оксана Севастиди не стала делать никаких решительных действий, никаких громких заявлений, кроме, пожалуй, одного – немного наивно-детского – о том, что после всего этого она все так же любит «своего президента Путина». Девушка считает, что его ответственности в произошедшем нет. «Про Сталина тоже говорили  – смотрите, что при нем творилось. А Сталин ведь не знал обо всех приговорах», – высказалась помилованная президентом Оксана в интервью «Медузе».

Однако ее адвокат ранее заявлял, что они будут все-таки добиваться отмены приговора. Также после своего освобождения Оксана Севастиди рассказала о жительнице Сочи, осужденной за госизмену со схожими обстоятельствами. По ее словам, шестидесятилетняя женщина, которую зовут Анико Кесян, была осуждена за СМС-сообщение и сейчас отбывает наказание в Мордовии. Оксана Севастиди выразила надежду, что у Анико Кесян тоже есть возможность выйти на свободу раньше окончания восьмилетнего срока.

Если это произойдет и многие Анико Кесян, Севастиди и другие люди, чьи судебные истории вызывают много сомнений в правомерности обвинительного приговора, выйдут на свободу, то можно будет говорить уже не об «оттепели», а о целых потоках торжества правосудия. В случае если всего этого не случится, циникам только и останется, как разводить руками, приговаривая: «На нет и суда нет». n

В материале использован обзор федеральных СМИ за период с декабря 2015 года по март 2017-го, подготовленный информационно-аналитической системой «Медиалогия» специально для «НГ-политики».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Вышли на волю – и забудьте?

Вышли на волю – и забудьте?

Роза Цветкова

Об ответственности для тех, чьи несправедливые судебные решения приходится потом отменять на самом высоком уровне

0
1009
Ильдар Дадин объяснил, почему не уедет из России

Ильдар Дадин объяснил, почему не уедет из России

Роза Цветкова

Дарья Гармоненко

Гражданский активист рассказал о том, что ему говорили сокамерники, и почему он продолжит выходить на мирные протесты

1
2565
Евгения Чудновец: «Многие в тюрьме не понимали, как можно сесть за репост»

Евгения Чудновец: «Многие в тюрьме не понимали, как можно сесть за репост»

Алексей Горбачев

Выйдя на свободу, гражданская активистка анонсировала создание собственного правозащитного проекта

1
2083
На сотрудников полиции, задержавших Дадина во время пикета, подано заявление в СКР

На сотрудников полиции, задержавших Дадина во время пикета, подано заявление в СКР

0
676

Другие новости

24smi.org
Рамблер/новости