0
3539
Газета Печатная версия

03.02.2016 00:01:00

От «федерации» Церквей – к всеправославному единству

Смысл и перспективы предсоборных совещаний духовных лидеров

Анатолий Лещинский

Об авторе: Анатолий Николаевич Лещинский – доктор философских наук, профессор кафедры религиоведения Казанского государственного университета.

Тэги: всеправославное совещание, всеправославный собор, шапбези, патриарх кирилл, константинополь, рпц, автокефалия, украина, православие, церковь


всеправославное совещание, всеправославный собор, шапбези, патриарх кирилл, константинополь, рпц, автокефалия, украина, православие, церковь Православный мир легко демонстрирует единство в церемониале, но с трудом сохраняет его в общественно значимых вопросах. Фото с сайта www.patriarchia.ru

За столетия, прошедшие со времени VII Вселенского собора (787 год), в православии накопилось много проблем, связанных с сохранением и укреплением единства Церкви: богословских, богослужебных и особенно канонических. Отчасти они решались на Соборах поместных Церквей, на некоторых Соборах, в которых участвовали отдельные представители Церквей, а также на редко проходивших совещаниях. И все-таки в Церквах появилось разномыслие в решении важных вопросов.

Каждая Церковь находится и действует в конкретных социально-политических и социально-экономических условиях. Но когда секуляризационные процессы (а они наблюдаются во всех странах) стали заявлять о себе все громче, в православных Церквах появилось особенное стремление прийти к единству взглядов в рамках назревших проблем. Так началась подготовка к Всеправославному собору. Одним из участников этой подготовки наряду с другими православными Церквами выступает Русская православная церковь (Московский патриархат) в лице ее представителей – видных иерархов, богословов, профессоров духовных школ и сотрудников Отдела внешних церковных связей (ОВЦС).

Подготовительный период

Одной из попыток созыва Всеправославного собора следует считать деятельность Подготовительной комиссии к Предсобору, созданной в 1930 году. Непосредственное же начало подготовки Всеправославного собора было положено на I Всеправославном совещании на о. Родос в сентябре 1961 года, созванном, согласно существующему диптиху чести, патриархом Константинопольским Афинагором (Спиру). Представители поместных православных Церквей разработали перечень тем для предполагаемого Предсобора (более 130), объединенных в следующие разделы: вера и догмат; богослужение; управление и церковный строй; взаимоотношения между православными Церквами; взаимоотношения Православной церкви с остальным христианским миром; православие в мире; общебогословские темы; социальные проблемы.

На IV Всеправославном совещании, проходившем в Шамбези в 1968 году, подготовку документов решено было осуществлять путем проведения серии предсоборных всеправославных совещаний, не созывая Предсобора. Для осуществления решений по созыву Собора были созданы секретариат и комиссия, состоящая из одного иерарха и одного консультанта от каждой из Церквей.

Межправославная подготовительная комиссия должна была готовить материалы для совещаний на основе представляемых поместными Церквами проектов и докладов. Однако в 1976 году в этой деятельности не смогли принять участие автокефальная Православная церковь в Америке и автономная Японская православная церковь (о чем делегация Русской церкви выразила официально сожаление) по причине неполучения приглашений, которые рассылаются патриархом Константинопольским.

Представители Церквей пересмотрели принятый I Всеправославным совещанием каталог тем и на его основе составили краткий список, включающий 10 разделов: православная диаспора; автокефалия и способ ее провозглашения; автономия и способ ее провозглашения; диптихи; вопрос об общем календаре; препятствия к браку; приспособление церковных постановлений о посте; отношение православных Церквей к прочему христианскому миру; православие и экуменическое движение; вклад поместных Церквей в торжество христианских идей мира, свободы, братства и любви между народами и устранение расовой дискриминации. Среди прочих тем было предложено обсуждение празднования Пасхи всеми христианами в один день.

Как правило, участники встреч приходили к единому мнению по всем темам, обсуждавшимся в комиссиях и на совещаниях. Каждая тема повестки дня будущего Собора готовилась путем достижения единого мнения, без применения голосования. Голосование проводится лишь по организационным и техническим вопросам.

III Всеправославное предсоборное совещание 1986 года предложило для обсуждения следующие четыре темы: диаспора, автокефалия и способ ее провозглашения, автономия и способ ее провозглашения, диптихи. По мнению участников, «эти четыре темы представляют глубокую внутреннюю связь и взаимную зависимость, потому что опираются на то же самое многовековое каноническое предание или церковную практику Православной церкви и имеют аналогичное прямое или косвенное отношение к ее современным каноническим проблемам, особенно к тем, которые связаны с единством Церкви». IV Предсоборное совещание, а затем и Собор, как свидетельствовали его подготовители, может состояться тогда, когда будет достигнут единый взгляд по всем четырем темам его повестки дня и будут приняты по ним соответствующие документы.

Проблема церковной 

независимости

За период подготовки к Всеправославному совещанию некоторыми поместными Церквами уже были внесены для рассмотрения предложения по вопросам о диаспоре, предоставлению автокефалии и автономии. Анализ представленных докладов показывает, что выбор канонических или исторических критериев разнообразен, так как эти критерии были по-разному истолкованы канонистами в теории для того, чтобы служить конкретным тенденциям, касающимся функционирования данного института в новейшее время, особенно же в рамках создания православными народами национальных государств. В этом смысле сформировались совпадающие и расходящиеся подходы и толкования.

Расходящиеся подходы касаются способа провозглашения автокефалии, а совпадающие – в основном канонического содержания и значения этого института для единства Православной церкви. Другими словами, доклады исходят из канонического предания и практики института автокефалии, а стороны используют в качестве герменевтических критериев или общую экклезиологическую инфраструктуру, или же разнообразную интерпретацию исторического применения этого института в Церкви. Доклады содержат некоторые значительные различия по отношению к компетентной церковной власти в ведении процедуры и в принятии окончательного решения по поводу провозглашения или упразднения автокефалии какой-либо Церкви. Из всего вышесказанного видно, что в сознании Церквей вопрос автокефалии касался компетенции всей Церкви в целом.

В раннем Средневековье общие соборы восточных Церквей или домашние Соборы Вселенского престола в Константинополе, которые в церковной практике на Востоке заняли место Соборов со значительным количеством участвующих и стали наиболее авторитетными, получили возможность принимать решения по вопросам управления общего характера. Следовательно, под председательством Вселенского патриарха и выражая мнение патриарших престолов Востока местные Константинопольские соборы обладали полномочиями провозглашать автокефалию Церкви и поставлять святителей вплоть до патриарха.

Вся Православная церковь в своей канонической административной совокупности провозглашает какую-либо поместную Церковь автокефальной, поэтому произвольное, самовольное или одностороннее провозглашение группой автокефальных православных Церквей, не служащее единству Православной церкви и нарушающее каноническое предание, является антиканоничным.

Органом, отвечающим за провозглашение автокефалии, являлся Всеправославный собор. В исключительных случаях возможно провозглашение какой-либо Церкви автокефальной единогласным выражением воли всех Церквей, но и такое провозглашение – применением экклезиологической икономии – завершается только решением Всеправославного собора. Самостоятельное право каждой Церкви даровать автокефалию конкретной части ее юрисдикции, если имеются все необходимые конкретные предпосылки, выделяется в докладах Церквей России, Румынии, Болгарии и Польши, в том смысле, конечно, что и всеправославное мнение признает это одностороннее решение. Обычно нормой образования новых Церквей является воля епископата уже существующих автокефальных Церквей. При этом компетенция Собора автокефальной Церкви ограничивается ее собственной территорией. Собор епископов может как провозглашать новую автокефалию части своей Церкви, так и отказаться от независимости, решив присоединить ее к другой Церкви с согласия последней.

В докладе Румынской церкви на основе апостольских канонов 34, 35 и 37, а также канонов 2, 3 и 12 IV Вселенского собора подчеркивается: «Автокефальные Церкви, устроенные по этническому принципу, существовали как до, так и после Вселенских соборов, в то время как другие такие Церкви были созданы постановлением этих Вселенских соборов. Однако из этого не вытекает, что лишь Вселенский собор имеет право предоставить какой-либо Церкви полную и необратимую автокефалию». Наоборот, становится ясно, что каноническое установление автокефалии существовало и может существовать независимо от Вселенского собора и что такие Соборы специально не предвидят и не дают повода думать, что невозможно создать полную и необратимую автокефалию иначе как их решением. Практика церковной жизни выработала разнообразные формы установления различных церковных единиц, а именно: некоторые создавались непосредственно применением иерархического и соборного принципа в их становлении как независимых единиц; другие – актами провозглашения автокефалии со стороны некоторых уже существовавших Церквей. Церковь-мать, ответственная одновременно за поддержание всеправославного единства и канонического порядка, должна проконсультироваться с остальными Церквами для предварительного достижения с ними согласия об уместности положительного ответа на ходатайство о такой автокефалии. По достижении консенсуса Церковь-мать синодальным решением, вписанным в официальный акт, обычно именуемый Синодальным томосом, должна формально признать за Церковью-дочерью просимую ею автокефалию.

В случае, когда Церковь, состоящая из нескольких епархий и отвечающая условиям, необходимым для существования и действия в качестве автокефальной Церкви, ходатайствует об автокефалии и не встречает содействия со стороны Церкви, от которой она канонически зависит, она может апеллировать к всеправославному решению.

В докладе Болгарской церкви на основе апостольских канонов 34, 35, 37 и 2-го канона III Вселенского собора, 12-го канона IV Вселенского собора говорилось: «Не вызывает сомнений право вселенского епископата создавать автокефальные Церкви. Но Вселенские соборы, как явления чрезвычайные в повседневной жизни Церкви, не имели возможности подробно разрешить такие особые вопросы, как вопрос автокефалии. В своей законодательной деятельности они лишь выработали и провозгласили наиболее общие принципы церковного устроения. Для создания автокефальных Церквей непременным фактором было и есть соизволение иерархии автокефальной Церкви, уже существующей и признанной. Эта иерархия имеет постоянную власть и обладает законным правом создавать новую автокефальную Церковь или соединиться с другой Церковью, действуя от имени всего вселенского епископата через свои органы – Соборы. Таким образом, автокефальная Церковь может предоставлять автокефалию лишь той своей части, которая находится в границах ее собственной юрисдикции. Действия наперекор этому основному каноническому принципу были бы нарушением неприкосновенных прав других автокефальных Церквей...»

Из вышеизложенных тезисов Церквей становится ясно, что основные расхождения относятся не к самой сути института автокефалии, а в основном к способу ее провозглашения, то есть к установленной процедуре и к компетентной церковной власти, начинающей эту процедуру.

В докладах некоторых других православных Церквей активизация процедуры провозглашения автокефалии какой-либо поместной Церкви представляется как привилегия Церкви-матери, которая, оценив существующие предпосылки, может в принципе принять ходатайство любой части ее административной юрисдикции, или на основе права, которое гласит, что всякая Церковь может в одностороннем порядке даровать то, что она сама имеет (Московский патриархат), или же просто как само собой разумеющееся каноническое право всякой автокефальной Церкви-матери (Русская, Румынская, Болгарская и Церковь Польши).

Таким образом, обозначились два подхода к провозглашению автокефалии. Первый настаивает на абсолютной компетенции в этом Всеправославных соборов; второй настаивает на компетенции материнских Церквей.

Новый православный мир

С распадом СССР и некоторых государств Восточной Европы предсоборные совещания были приостановлены, и возникли трудности в их возобновлении. Правда, была попытка их продолжить, однако этому обстоятельству помешали отношения между Русской православной церковью и Константинопольским патриархатом в связи с тем, что последний взял под свою юрисдикцию Эстонскую апостольскую православную церковь (ЭАПЦ). Как отмечали СМИ, с 28 февраля по 2 марта 1999 года в Шамбези должна была состояться межправославная конференция по подготовке Собора. Тема встречи звучала так: «Автокефалия и автономия в Православной церкви и способ ее получения».

На конференцию прибыли представители всех православных Церквей. Но делегация Московского патриархата отказалась принимать участие в заседаниях, на которых должны были присутствовать представители ЭАПЦ.

Стремление председателя конференции митрополита Эфесского Хризостома Константинидиса решить проблему и провести заседание не увенчалось успехом. После частных консультаций председателя и представителей Церквей и одного общего заседания было решено перенести конференцию на другое время. Здесь же семью представителями было выражено единодушное желание как можно скорее собрать материалы для проведения Собора, который планировался на начало нового тысячелетия. Однако прошло несколько совещаний. Многие из них собирались по чрезвычайно насущным вопросам, связанным с внутренней или внешней церковной деятельностью. Подобные ситуации складывались в Иерусалимской и Румынской церквах. Болгарская православная церковь пригласила представителей поместных Церквей на совещание в связи с произошедшим расколом Церкви и отошедшей от нее группы митрополита Иннокентия (Петрова).

Только 7 июня 2009 года, в праздник Троицы, в Православном центре Константинопольского патриархата в Шамбези состоялось открытие IV Всеправославного предсоборного совещания. Темой обсуждения стал вопрос канонического обустройства православной диаспоры. Московский патриархат на данном собрании представляла официальная делегация под руководством председателя ОВЦС архиепископа (ныне митрополита) Волоколамского Илариона (Алфеева). Работа совещания проходила под председательством митрополита Пергамского Иоанна Зизиуласа (Константинопольский патриархат).

Следует заметить, что Константинопольский патриархат на основании расширенного смыслового толкования 28-го канона Халкидонского собора отстаивает право своей юрисдикции над всеми православными общинами диаспоры. Под последней подразумеваются общины как самого Константинопольского патриархата, так и остальных автокефальных Церквей, существующие за пределами признанных Константинополем их канонических границ.

Решения предсоборного совещания предполагают образование епископских собраний (ассамблей) в ряде регионов мира (как было отмечено выше, они уже действуют в некоторых местах), которые будут принимать общие решения на основе консенсуса. Такого рода собрания будут возглавляться представителями Константинопольского патриархата. При этом членами епископских собраний будут все канонические епископы, признанные всеми православными Церквами и имеющие общины в данном регионе.

Принятые на IV Всеправославном предсоборном совещании документы включают в себя среди прочего регламент, определяющий основы деятельности епископских собраний в православной диаспоре. Председательство представителей Константинопольского патриархата в этих условиях не дает реальной власти. Все полномочия остаются даже не у епископов диаспорных общин, которые представлены в епископских собраниях региона, а у Церквей, которым юридически принадлежат эти общины.

Особое внимание было уделено вопросу единения вселенского православия. Здесь необходимо обратиться к докладу Константинопольского патриарха Варфоломея на Совещании предстоятелей православных Церквей 10 октября 2008 года. Долгие годы считалось очевидным, что Православная церковь едина идеально, а реально является содружеством автокефальных Церквей. Патриарх Варфоломей особо настаивал на том, что православным христианам «необходимо большее единство, чтобы мы представлялись миру не как федерация Церквей, а как одна единая Церковь». Он делает вывод о том, что необходимо и видимое проявление единства. И это единство должно проявляться в возрождении практики созыва Вселенских соборов, на которых, по мысли патриарха, должны присутствовать все православные епископы мира. В остальное время единство может являться при посредничестве Константинопольского патриархата, поскольку исторически «был сформирован определенный канонический порядок, при котором координирующая роль этой патриархии гарантировала единство Православной церкви без ущерба или ущемления самостоятельности поместных автокефальных Церквей каким-либо вмешательством в их внутренние дела».

При этом патриарх Варфоломей говорит о том, что автокефальные православные Церкви не имеют прав на абсолютную самостоятельность в вопросах всеправославного взаимодействия. Он прямо заявил о недопустимости толкования автокефалии как основания для полной самостоятельности в вопросах общецерковной значимости: «Именно в этом и заключается здравый смысл института автокефалии, поскольку в то время, как он гарантирует независимость внутренней жизни и устройства каждой Церкви, то, когда вопросы касаются всей Православной церкви и ее отношений с теми, кто вне ее, каждая автокефальная Церковь действует не самостоятельно, а в координации с остальными православными Церквами. Если эта координация исчезнет или ослабнет, то автокефалия превращается в «автокефализм», то есть становится фактором разделения, а не единства».

Понимание Православной церкви как федерации или конфедерации Церквей является следствием проникновения в церковное сознание преклонения перед нацией («филетизм») или государством («этатизм»). При этом патриарх Варфоломей подчеркивает, что этатизм есть явление «худшее», чем филетизм. Существуют явления и хуже этатизма – это его смесь с этнофилетизмом.

9 марта 2014 года предстоятели поместных православных Церквей, собравшиеся в Стамбуле, после длившихся более 80 лет совещаний, приняли решение созвать и провести Всеправославный собор в 2016 году. На недавнем совещании в январе с.г. в Шамбези было решено, что Собор состоится в июне на острове Крит. Судя по сообщениям СМИ, наиболее острые вопросы, связанные с единством православия, такие как порядок предоставления автокефалии Церквам, не будут вынесены на обсуждение, и их перенесут на следующий Собор.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Константин Ремчуков: О недовольном Батьке, реабилитации вторжения в Афганистан и провальном типе управления страной

Константин Ремчуков: О недовольном Батьке, реабилитации вторжения в Афганистан и провальном типе управления страной

1
2705
Суд признал депутата Госдумы Николая Герасименко виновным в ДТП

Суд признал депутата Госдумы Николая Герасименко виновным в ДТП

0
328
Исполком WADA обсудит 9 декабря доклад Комитета по соответствию о РУСАДА

Исполком WADA обсудит 9 декабря доклад Комитета по соответствию о РУСАДА

0
328
Росстат:  промпроизводство за январь – октябрь 2019-го выросло на 2,7% по сравнению с соответствующим периодом 2018-го

Росстат: промпроизводство за январь – октябрь 2019-го выросло на 2,7% по сравнению с соответствующим периодом 2018-го

0
292

Другие новости

Загрузка...
24smi.org