0
10954
Газета Политика Печатная версия

18.04.2014 00:01:00

Железного занавеса не будет

Президент объяснил стране и миру свою позицию по Крыму, Украине, НАТО и свободе слова в России

Тэги: крым, украина, нато, владимир путин, константин ремчуков, прямая линия, сми


крым, украина, нато, владимир путин, константин ремчуков, прямая линия, сми Владимир Путин успокоил россиян: все идет по плану. Фото РИА Новости/Reuters

Главные тезисы выступления главы государства прозвучали, как всегда, в первой части прямой линии – до того, как он стал вникать в жалобы граждан, обещая им разобраться с безобразиями на местах. Как и ожидалось, в центре обсуждения оказались вопросы присоединения Крыма и события в Украине. В конце встречи Владимир Путин объяснил свое понимание «русского человека», живущего по принципу «на миру и смерть красна». Именно этим качеством президент объяснил нынешнее состояние умов российского общества и политику государства – внутреннюю и внешнюю.

Вчерашняя прямая линия президента отличалась от предыдущих тем, что в значительной степени оказалась тематической. Она имела по жанру гораздо больше сходства с последним Посланием Путина Федеральному собранию, чем с прошлогодним аналогичным мероприятием.  Месяц назад он объяснял мотивы присоединения Крыма, и вчера основное ядро вопросов было связано с этой темой. Главным образом говорилось о мотивации решения Кремля. 

И, конечно, было заметно, что вчера Путин говорил уже не с мировым сообществом, а с собственной страной. 

Любопытно, что на прямой линии практически не было критики правительства. Между тем чуть ли не львиная доля вопросов на предыдущих линиях касалась неэффективности министров. Было совершенно очевидно, что Путин эти темы знает, они его волнуют, но он не хочет распылять внимание россиян. Глава государства почти не касался этих вопросов, кроме разве одного-двух по сфере медицинского обслуживания. Президент не углублялся в тему тарифов ЖКХ, хотя людей это тоже волнует. Не было сказано ни про образование, ни про ЕГЭ, ни про отмену тестов, ни про учителей – что еще раз подчеркивало отличие вчерашней прямой линии от предыдущих, где Путин демонстрировал как бы энциклопедичность своего управленческого знания.

Глава государства понимает, что не этот месседж должен быть донесен до россиян и до слушателей. Они уже знают, что Путин может отвечать на все вопросы. Сегодняшний главный месседж – мы русские, это наш Русский мир, Крым наш, это справедливо, и мы за это будем стоять.

Самое главное, что хотели услышать вчера и россияне, и Запад, – как поступит Путин в отношении Украины. Президент несколько раз объяснял, почему он не вмешивается в ситуацию. На вопрос Ирины Хакамады, поинтересовавшейся, возможен ли компромисс по Украине между Россией и США как главными игроками, Путин ответил: это дело не третьей стороны, а местных властей и населения республики. Президент сделал несколько успокаивающих, почти миролюбивых заявлений. Он не испытывает особой вражды к Петру Порошенко и Юлии Тимошенко – это все партнеры, а не враги: «Госпожу Тимошенко я знаю лично хорошо. Она хотя и призывает там «расстреливать русских из атомного оружия», я думаю, что это сделано скорее всего в ходе какого-то эмоционального срыва. Но мы с ней хорошо знакомы. Кстати говоря, она подписывала известные газовые контракты, которые сегодня ее же соратники по партии и участники подписания этого контракта отказываются выполнять. Но у нас в свое время с ней были достаточно добрые деловые отношения. Я не знаю лично других представителей с востока: Царева и бывшего харьковского губернатора, – но в целом мы представляем, что это за люди. И мы, разумеется, будем работать со всеми». Конечно, при этом Путин дал пространную оценку действиям нынешних киевских властей: «Они там сбрендили!.. Вместо того чтобы осознать, что происходит нечто неладное в украинском государстве, и предпринять попытки к диалогу, начали еще больше угрожать силой и дошли до того, что двинули на гражданское население танки и авиацию. Это еще одно очень серьезное преступление киевских сегодняшних властителей».

Искренность президента призвано было подчеркнуть признание – в Крыму в момент референдума присутствовали российские силовики. Те самые «вежливые зеленые человечки», которые, по словам Путина, обеспечили спокойное проведение мероприятия: «Там находилось около 20 тыс. вооруженных украинских военных. Там только одних систем С300 – 38 пусковых установок. Склады с вооружением и эшелоны боеприпасов. Нужно было оградить людей даже от возможности применения оружия в отношении гражданских лиц». Но вот на востоке Украины российских подразделений нет, ответил президент на аналогичные обвинения: «Чушь это все. Нет ни специальных служб, нет инструкторов. Это все местные граждане. Самым лучшим доказательством этому является то, что люди, что называется, в прямом смысле слова сняли маски».

Впрочем, напомнил президент, Совет Федерации предоставил ему право использовать Вооруженные силы в Украине: «Очень надеюсь на то, что мне не придется воспользоваться этим правом и что политико-дипломатическими средствами нам удастся решить все острые, если не сказать – острейшие, проблемы сегодняшнего дня в Украине».

Колеблется ли Путин по поводу вмешательства в дела Украины? Во всяком случае, он четко не пояснил, при каких условиях воспользуется карт-бланшем Совфеда. Заметив только: «Мы должны сделать все, чтобы помочь этим людям защитить свои права и самостоятельно определить свою судьбу. Вот за это мы и будем бороться». «Страха перед НАТО у нас нет, – сказал президент. – Ни у меня нет, ни у кого не должно быть. Но мы должны исходить из реалий».

О связи между угрозой международной изоляцией России и ростом нетерпимости к инакомыслию в обществе говорил на встрече главный редактор «Независимой газеты» Константин Ремчуков: «Отношения с Западом – очень важный, неотъемлемый кусок нашей цивилизации. Нам в глобальном мире жить, нужно общаться, обмениваться по всем сферам: экономика, технологии, здравоохранение, образование, культура. И то, что наши отношения так деградировали в последнее время, конечно, очень грустно».  Одновременно, заметил главред «НГ», в обществе произошла поляризация, «в том числе и по крымскому вопросу, по принципу свой–чужой, наш –не наш, черное–белое, патриот–либерал»: «Эти суждения очень часто зеркально отражаются во внутренней политике. Вы изложили позицию по Крыму – логику, цепочку событий, ссылку на исторические обстоятельства, политическую несправедливость, угрозы, риски, референдум, решение. Но есть и другой взгляд, в том числе и в братской Украине, который формулируется словами – «была нарушена территориальная целостность Украины». И вряд ли можно считать, что легко преодолеть такую оценку этого события – в большинстве стран, включая и нашу, очень трепетно относятся к территориальной целостности».

Константин Ремчуков задал Путину трудные вопросы.    	Кадр из видеотрансляции Прямой линии Владимира Путина
Константин Ремчуков задал Путину трудные
вопросы.
 Кадр из видеотрансляции Прямой линии
Владимира Путина. Смотреть видео

Константин Ремчуков напомнил президенту о подписанном главой государства дополнении к статье 282 УК, вступающем в силу 9 мая, – там сказано, что за публичный призыв с использованием СМИ к сепаратизму и разрушению территориальной целостности полагается до пяти лет уголовного наказания: «Это серьезная вещь. Условно говоря, если 10 мая кто-то в газете напишет – он считает, что Крым – украинская территория, то он может подпадать под статью. Основания уже будут. В этой обстановке возникает ощущение сужающегося пространства. К СМИ относятся как чуть ли не самому главному источнику бед. Кто-то украдет деньги в Минобороны, кто-то наедет на кого-то, расстреляет кого-то – и никто не собирается ликвидировать ведомство. Ищут виновного, коррупционера, сажают… А в СМИ журналист написал неправильное слово – газета получает предупреждение. Второе предупреждение – и СМИ закрыто. И страдают верстальщик, редактор, корректор, которые не имеют отношения к ошибке, даже если она была. Отключают телеканалы, потому что не нравится тональность журналистов». ХХI век, напомнил Ремчуков, – век качественной дискуссии: «Это значит, что важно не брать нахрапом большинства и его улюлюканьем, а содержательно разобраться в проблеме. Меня интересует: вам как президенту страны обязательно нужен такой общенародный консенсус, чтобы вы проводили свою политику? Или вам нужно большинство, чтобы вы проводили свою линию, давая возможность дышать и жить другим, в том числе альтернативным по взглядам, СМИ?»

Владимир Путин заверил главреда «НГ»: «Мы будем ориентироваться на мнение большинства и строить свою политику исходя из его интересов. Но, конечно, мы должны слышать и любую другую точку зрения, даже если она представлена меньшинством. И вот в этом заключается моя позиция». Президент подчеркнул – даже в текущей работе он всегда выслушивает мнение всех своих коллег: «Даже если я с ними не согласен, всегда даю возможность высказаться и всегда думаю – может быть, в этом что-то есть… И прежде чем принять решение, еще раз постараюсь вернуться к обсуждению проблемы с указанием на мнение одного из коллег, у которого другое мнение, чем у остальных. В этом есть большой смысл и в текущей работе, и в глобальной политике, во внутренней и внешней. Это нужно, это востребовано, и так вот я к этому отношусь».

Насчет изменившихся отношений с Западом Путин ответил: «Мы – часть общей цивилизации. Это, в общем-то, в основном христианская цивилизация, но даже и российские мусульмане и иудеи – очень близкие нам люди, в принципе люди одной культуры. Мы хотим хороших отношений, но просто не можем позволить, чтобы кто-то всегда спекулировал на том, что за это хорошее отношение к нам постоянно должны уступать, жертвуя своими интересами, постоянно отодвигаться и отодвигаться за то, что нам разрешают рядом посидеть. Мы должны пойти там на уступки, здесь промолчать, там ничего не сделать, здесь сделать вид, что ничего не замечаем… Но это же невозможно. Вот и в данном случае нас подогнали к какой-то черте (имеется в виду Крым. – «НГ»), за которую мы уже не могли отступить».

«Но мы хотим наладить хорошие отношения со всеми нашими партнерами и на Западе, и на Востоке, – добавил Путин. – И, безусловно, в ходе выработки этих подходов, конечно, нуждаемся в анализе самых разных точек зрений для решения той или другой проблемы, того или другого вопроса».

Проблему нетерпимости к инакомыслию и опасности цензуры поднимала вчера и лидер партии «Гражданская платформа» Ирина Прохорова. Она сообщила, что в стране разрабатывается законодательство, которое фактически низводит культуру до служанки идеологии, и напомнила: «Мы уже это всё проходили, и это всегда было страшным ударом не только для культуры и образования в узком смысле слова – это было очень печально для общества. Людям, высказывающим альтернативные позиции, отказывается в звании патриотов, думающих о стране. Ведь вы сами признали, что решение в связи с Крымом было трудным и отнюдь не радостным, но вынужденным».

Путин с Прохоровой не согласился: «Да, есть борьба мотивов, борьба точек зрения, но их же никто не мешает высказывать, за это же не хватают, не сажают, не упекают в лагеря, как это было в 1937 году. Люди, которые высказывают свою точку зрения, слава богу, живы-здоровы, занимаются своей профессиональной деятельностью. Но то, что они встречают отпор, то, что они встречают другую позицию и неприятие их собственной позиции, – вы знаете, у нас часть интеллигенции не привыкла просто к этому. Некоторые люди считают, что то, что они говорят, – истина в последней инстанции и по-другому быть не может. И когда они что-то видят и слышат в ответ, это вызывает бурную эмоциональную реакцию».

Путин с пониманием относится к позиции людей, дающих отпор несогласным с линией руководства страны, и приводит историческую аналогию: «Большевики, как известно, в ходе Первой мировой войны тоже призывали к поражению своего правительства, своей страны – ну, довели дело до революции». Однако Путин «не смог не согласиться» с Ириной Прохоровой в том, «мы ни в коем случае не должны... шельмовать людей за их позицию». Президент «постарается сделать все, чтобы этого не было».

Между тем, по данным ВЦИОМа, каждый четвертый россиянин считает, что люди, не одобряющие воссоединения Крыма с Россией, заслуживают жесткой критики и даже уголовного преследования. Правда, большинство (59% опрошенных) все-таки уверены, что государству и обществу не следует осуждать несогласных.

В конце прямой линии президент Путин объяснил, что для него значит «русский человек»: «Страна наша, как пылесос, втягивала в себя различные этносы, и на этой основе был создан исключительно мощный генетический код. Этот код почти наверняка является одним из главных преимуществ в мире, потому что он очень гибкий и очень устойчивый». Русский человек, или – если еще шире – человек Русского мира, «прежде всего думает о том, что есть высшее моральное предназначение самого человека, и поэтому он обращен больше не в себя любимого, а развернут вовне. Западные же ценности как раз заключаются в том, что человек в себе сам. У нас этого недостаточно. Даже самые богатые люди говорят, ну что, ну заработал миллиарды, а дальше-то что?» «На миру и смерть красна», вспомнил Путин русскую пословицу: «Только у нашего народа могла родиться такая пословица, – продолжил Путин. – В этом и есть глубокие корни нашего патриотизма, отсюда массовый героизм во время войн и самопожертвование в мирное время, отсюда чувство локтя и наши семейные ценности».

Концовка выступления Путина, посвященная Русскому миру, лишь подчеркнула внутреннюю логику президента. Если он в качестве последнего слова выбирает размышления по поводу: кто такие русские, чем они отличаются от других, – значит, именно это и было самым главным в прямой линии.

Мнения экспертов

Михаил Ремизов, президент Института национальной стратегии

Самое важное, что Россия использует возможность ввода войск как фактор давления на Киев, чтобы минимизировать применение тяжелой техники, авиации. Речь идет о применении силы, проведении полноценных войсковых операций против повстанцев на юго-востоке. И абсолютно оправдано – на данном этапе это хороший способ минимизировать применение силы по ту сторону границы. Очевидно, что внутреннего решения еще нет, но есть понимание рисков, которые могут быть связаны уже с полноценно войсковым присутствием на юго-востоке Украины. Интересным было и признание, что российские Вооруженные силы были в Крыму. Его можно расценить как попытку восстановить доверие и предсказуемость в отношениях с Западом. Доверие ни в том смысле, что партнер делает то, что ты хочешь. А в том, что ты его понимаешь и исходишь из того, что он отвечает за свои поступки, за свои слова. В данном случае открыто признать этот факт – правильное решение. Сам формат линии – попытка разрядить обстановку в отношениях с несогласной частью общества, успокоить его. Сказать, что не будет атмосферы тоталитарного единодушия в обществе, что каждый останется при своем мнении – с точки зрения российской внутриполитической, внутриобщественной жизни. Это попытка послать сигнал обществу, прежде всего через вчерашних собеседников – Ирина Хакамада, Константин Ремчуков, Ирина Прохорова.

Игорь Бунин, президент Центра политических технологий

Путин, как обычно, выполняет функцию психотерапевта – он пытается объяснить, что ничего страшного не происходит. Да, санкции возможны, но ничего страшного в этом нет. Мы взаимозависимы с другими странами, поэтому их угрозы нам не страшны. Что касается Крыма, то мы делаем его не просто дефицитным регионом, а очень прибыльным, и в кратчайшие сроки. Причем не в ущерб остальному населению, говорит Путин. Он подчеркивает для народа – можете не волноваться, пенсии у нас повышаются, да и вообще все делается нормально. Вот первая задача – сохранить Крым, поэтому государство усиленно встало с колен. С другой стороны – это не нанесет ущерба вам, гражданам, в материальном смысле слова. И чтобы вы не бунтовали, не бойтесь санкций – ничего нам сделать не смогут. От нас зависимы не меньше, чем мы. То же самое с юго-востоком Украины. У нас нет желания завоевывать Украину, мы хотим одного: наладить отношения между украинцами. Тут Путин одновременно подчеркивает – его задача, чтобы в Украине друг с другом договорились, чтобы русские были там гарантировано защищены. Он даже Прохоровой подарил надежду, заявив, что не будет преследования людей с иной позицией. Достаточно, что его поддерживали 90% населения, пока не возникли материальные проблемы. Сознание российского человека так устроено: с одной стороны, Путин без крови взял Крым, теперь решит проблему с Украиной, и санкции нам не страшны. С другой – жизнь все равно тяжелая, и с ЖКХ не очень все понятно, и с пенсиями тоже, и вообще все ухудшается. Вот они эти два пласта – в одной плоскости президент занимает особое положение как гарант всего, однако сам государственный аппарат занимает иное положение, ведь все видят, что процветают коррупция, бюрократия. Неэффективное государство подвергается все большей критике, и пока он в этот процесс не вовлечен. Путину удалось дистанцироваться от происходящего, от того, что происходит с его чиновниками. Что интересно, он хоть немного критикует украинских кандидатов на пост президента – Порошенко и Тимошенко, но на этот раз нет жесткости и непримиримости. Это, возможно, означает, что Путин согласится на признание выборов. Сегодня он опирается только на маргиналов в создании Донецкой республики. Но элита, судя по съезду Партии регионов, не принимает идею ухода от Украины. Лидерам партии не хочется переходить под жесткую руку Москвы. С этой точки зрения, Путину хочется скорее получить блокирующий пакет, а там посмотреть – может быть, получится что-то повернуть. Донецкая республика с ее проблемами – не думаю, что для него сейчас это оптимальный вариант.

Алексей Мухин, глава Центра политической информации

Путин показал сбалансированный подход к проблемам и озвученным претензиям. Я бы назвал это демонстрацией качественного кремлевского дзюдо. Очевидно, что оппозиция вступает в эмоциональный диалог с властью. Но в ходе него она периодически выходит из правового поля и морально-этических рамок. В ответ получает агрессию от людей, считающих себя хранителями. Это конфликт между социальными группами общества и к репрессиям со стороны властей не имеет отношения. Что и имел в виду Владимир Путин, отвечая на вопрос Ирины Прохоровой, – сегодня он выступает гарантом, что репрессий со стороны государства в отношении творческих личностей не будет. Говоря о компромиссе с США, он озвучил правильные вещи. Поскольку Америка настаивает, чтобы в Украине события происходили по ее замыслу. Это как раз и не позволяет найти общий язык. Нужно, чтобы США пошли навстречу другим сторонам конфликта. Я имею в виду не только юго-восток и восток Украины, но еще Россию и Евросоюз. США сейчас полностью абстрагировались от любых позиций, которые противоречат их взглядам – с кем тут разговаривать, на каком языке? Поэтому президент сказал – с людьми надо разговаривать, с их реальными представителями. То есть с новой линейкой политиков, ориентированных на национальный интерес, которые сегодня репрессируются нынешней киевской властью. И Путин не испытывает страха перед НАТО – если те, на кого направлена агрессия НАТО, этого страха не испытывают, НАТО, как правило, отступает. Именно поэтому Владимир Путин дал понять, что российское руководство не испытывает этого страха, а значит, агрессия в отношении России со стороны НАТО работать не будет. Военный потенциал России достаточен, чтобы обеспечить безопасность и границ, и населения России, и ее интересов.

Михаил Федотов, глава Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ

Это было сильное выступление. На многие вопросы он сумел дать четкие ответы. Главной темой стало присоединение Крыма и Севастополя к России – это вполне закономерно. Меня, как и многих, очень интересовали эти вопросы. Думаю, в связи с сегодняшними событиями у многих людей напряжены нервы – в результате зашкаливает градус дискуссий. Об этом говорила Ирина Прохорова. И, на мой взгляд, Владимир Путин ясно ответил, что нельзя шельмовать людей из-за их взглядов. Сегодня, я отмечу, никаких гонений со стороны власти нет. Есть эмоции, которые начинают зашкаливать, в том числе и на публичных дискуссиях. Президент подчеркнул, что по вопросам Украины должен быть найден компромисс именно внутри украинского общества. И Россия, по его словам, готова этому способствовать – абсолютно точная позиция. Правда, сегодня двигаться в этом направлении не очень получается – людей убивают. Поэтому нужно сделать все возможное, чтобы остановить насилие в Украине и тот хаос, который там творится. Сделать это может лишь гражданское общество Украины. Поэтому им нужно напрячь силы и найти в себе способность к общенациональному диалогу. Но пока они используют иные способы – танки, самолеты и т.д. Это совершенно не похоже на диалог и абсолютно недопустимо.

Подготовили Екатерина Трифонова и Дарья Гармоненко 


статьи по теме


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


США являются мировым лидером в разработке Био-оружия, их причастность к созданию 2019-nCoV весьма вероятна

США являются мировым лидером в разработке Био-оружия, их причастность к созданию 2019-nCoV весьма вероятна

Александр Шарковский

С какой целью американцы провели сбор человеческого биоматериала в России и Китае?

0
823
Назад в прошлое

Назад в прошлое

Валерий Дзюбенко

0
373
Модернизация ТЭС теряет ограничения

Модернизация ТЭС теряет ограничения

Ярослав Вилков

Потребители энергии призывают остановить избыточное расширение программы

0
694
Друзья поздравляют газету с праздником

Друзья поздравляют газету с праздником

0
790

Другие новости

Загрузка...
24smi.org