0
2459
Газета Политика Печатная версия

21.07.2019 16:23:00

"Вором в законе" в России становится быть опасно

Над авторитетами преступного мира наспех проводят уголовно-правовой эксперимент

Александр Сухаренко

Об авторе: Александр Николаевич Сухаренко – независимый антикоррупционный эксперт, директор Центра изучения новых вызовов и угроз национальной безопасности РФ, г. Владивосток.

Тэги: криминал, преступная иерархия, воровская идеология, ук, судебная практика


криминал, преступная иерархия, воровская идеология, ук, судебная практика Силовики смогли отправить Захария Калашова за решетку, но не за руководство преступным сообществом. Фото агентства «Москва»

Арестованный Басманным райсудом Москвы Олег Медведев (ранее Шишканов) стал третьим вором в законе, оказавшимся под следствием по недавно введенной в Уголовный кодекс ст. 210.1 («Занятие высшего положения в преступной иерархии»). По ней ему грозит от 8 до 15 лет колонии с пятимиллионным штрафом. Правда, помимо этого, Медведева подозревают еще и в организации убийства раменского депутата Татьяны Сидоровой и членов ее семьи в 2012 году. На моей памяти это второе такое заказное убийство: в апреле питерское УФСБ предъявило обвинение в убийстве депутата Госдумы Галины Старовойтовой лидеру тамбовской ОПГ Владимиру Барсукову (Кумарину), отбывающему 23-летний срок за организацию преступного сообщества и покушение на убийство совладельца нефтяного терминала.

Если учесть, что ряды законников Медведев пополнил еще в 1992 году, весьма странно, что в оборот его взяли только сейчас, а не в 2009 году. Тогда ставшая антиворовской 210-я статья УК пополнилась революционной 4-й частью, предусматривающей ответственность за организацию преступного сообщества лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии. По ней к настоящему времени осужден пока только один «вор» – Мамука Чкадуа, накуролесивший на Алтае на 17 лет колонии строгого режима. На подходе еще два аналогичных приговора в отношении Олега Шаманина (Шаман) из Северодвинска и Юрия Пичугина (Пичуга) из Сыктывкара, возглавлявших крупные преступные сообщества и терроризировавших местный бизнес.

Еще в феврале пресс-служба Минюста РФ, разъясняя суть ст. 210.1 УК, заявила, что «в силу части 1 статьи 10 УК РФ закон, устанавливающий преступность деяния, обратной силы не имеет, то есть не распространяется на лиц, совершивших преступление до вступления его в силу». Иначе говоря, упрятать за решетку можно будет только «законников», «коронованных» после 12 апреля 2019 года. В этой связи возникает резонный вопрос: почему по этой статье были арестованы томский и грузинский воры в законе – Николай Кузьмичев и Джумбер Байрамиди, – обретшие свой статус задолго до упомянутого закона? Дополнительный эпизод (вымогательство) значится пока только за скрывающимся за границей Байрамиди.

Как справедливо заметил когда-то герой известного фильма Глеб Жеглов своему коллеге Шарапову: «Вор должен сидеть в тюрьме! И людей не беспокоит, каким образом я его туда упрячу». Однако почему тогда за минувшее после введения вышеупомянутой ч. 4 ст. 210 УК десятилетие силовики не пересажали всех отечественных законников, которых пачками задерживали на так называемых сходках. В подавляющем большинстве их судили за конкретные преступления: вымогательства, незаконное хранение оружия или наркотиков, причинение тяжкого вреда здоровью.

Даже Захария Калашова (Шакро Молодого), считавшегося всероссийским старостой преступного мира, удалось осудить только за двойное вымогательство, совершенное организованной группой, а не руководство преступным сообществом. Такая же участь постигла и другого влиятельного грузинского вора в законе – Тариэла Ониани (Мулухова), отсидевшего 10-летний срок за вымогательство и похищение бизнесмена и теперь ожидающего экстрадицию в Испанию, где ему грозит восемь с половиной лет за отмывание денег организованной группой в 1995–2005 годах.

А теперь вернемся к Медведеву/Шишканову. По версии следствия, с 1992 года он координирует деятельность различных преступных группировок в Московской области, создает и поддерживает между ними связи, участвует в разделе сфер влияния и преступных доходов, создает условия для сращивания преступников и должностных лиц в органах власти. Он и его подручные получают прибыль от организации азартных игр, вымогательств, мошенничеств, организации проституции и незаконного оборота наркотиков. Получается, что силовики узрели «вора» в упомянутом субъекте лишь спустя 27 лет! Аналогичное озарение постигло их и в деле Юрия Пичугина, бесчинствовавшего на территории Коми аж с 1994 года и арестованного только в 2017-м (спустя 23 года). А как же сроки давности привлечения к уголовной ответственности (10 и 15 лет), которые исчисляются со дня совершения преступления?

Справедливости ради отметим, что разработка тех же «пичугинских» началась задолго до ареста их лидера, однако работу следствия затрудняло огромное влияние группировки как в самой республике, так и за ее пределами. Участники преступного сообщества заработали авторитет безжалостных убийц, поэтому стучать на них никто не решался. А как же тогда многомиллионная программа по защите свидетелей, предусматривающая обширный перечень мер безопасности (от физической охраны до переселения) и существующая с 2006 года? Почему не сработал многообещающий институт сделки со следствием, введенный в УПК РФ по аналогии со Штатами еще в июне 2009 года с целью разобщения преступных формирований?

Скорее всего в посадке перечисленных «воров» не было острой нужды, ибо с их помощью сохранялся определенный баланс в криминальной среде, в котором так заинтересованы гонящиеся за показателями региональные правоохранители. Нельзя исключать также и высокопоставленных покровителей в погонах, что стало очевидно после процесса над офицерами СК РФ, которые за взятки прикрывали Шакро Молодого.

Покончить с воровской идеологией путем привлечения к ответственности ее носителей отечественные силовики решили с оглядкой на многолетний грузинский опыт. С 2006 года там действует специальный закон № 2354-вс «Об организованной преступности и рэкете» (в редакции 2018 года.), в котором четко прописана вся необходимая криминологическая терминология: «вор в законе», «член воровского мира», «сходка», «разборка» и т.д. Иначе говоря, местные правоохранители, вооружившись таким букварем, могут без труда вычислить интересующих их лиц, истолковать ими содеянное, дабы потом правильно квалифицировать их действия в соответствии с нормами Уголовного кодекса.

Имеется у грузинского МВД и соответствующая методика расследования преступлений воров в законе и их окружения. Оттого и показатели: 28 привлеченных к ответственности после ужесточения законодательства в апреле 2018 года, когда уголовно наказуемыми стали участие в воровской сходке, поддержка деятельности воровского мира и обращение к вору в законе за помощью. И это не считая 185 арестованных членов воровского мира и 13 воров в законе.

В России на сей счет заморачиваться не стали (хотя у нас есть отдельные законы о борьбе с терроризмом и отмыванием денег) и спустя пару месяцев с момента появления в УК антиворовской статьи пустили ее в ход. Судя по формулировкам следствия в деле Медведева/Шишканова, за основу были взяты положения хорошо известного постановления Пленума Верховного суда России № 12 от 10.06.10 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)». Однако даже упомянутое разъяснение не гарантирует обвинительного приговора.

Осенью 2018 года коллегия присяжных Санкт-Петербургского горсуда полностью оправдала 8 из 10 подсудимых (включая четырех полицейских), которым инкриминировались бандитизм, незаконный оборот оружия и наркотиков в крупном размере, семь убийств и превышение должностных полномочий с применением насилия. Двух оставшихся – Александра Курьякова, обвинявшегося также по ч. 4 ст. 210 УК, и его брата Андрея присяжные сочли виновными лишь в незаконном обороте наркотиков (57 кг гашиша и 1,7 кг таблеток МДМА). В результате судья приговорил их к 9 и 15 годам колонии соответственно. За всеми оправданными суд признал право на реабилитацию (следствие и суд длились семь лет). В апреле текущего года Верховный суд оставил их приговор в силе.

Таким образом, желание силовиков наспех поломать укоренившуюся в стране воровскую вертикаль, обслуживаемую высококлассными адвокатами, может обернуться провалом. Даже принятый на ура ельцинский указ № 1226 от 14.06.94 «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности», развязавший руки силовикам и просуществовавший целых три года, не позволил властям обуздать криминалитет в полной мере. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


За 100 дней Зеленский  не смог полностью  сменить власть

За 100 дней Зеленский не смог полностью сменить власть

Татьяна Ивженко

Президент Украины надеется на новую Верховную раду

0
868
Граждане перешли  на кризисный рацион

Граждане перешли на кризисный рацион

Анастасия Башкатова

Мясо и сахар вместо молока, рыбы, овощей и фруктов

1
1596
Жаль, что в детстве я не стал пингвином

Жаль, что в детстве я не стал пингвином

Игорь Михайлов

Михаил Пак о ныряльщицах за жемчугом и корейской литературе, выросшей на русской классике

0
573
Играйся в рай

Играйся в рай

Елизавета Смолова

Биполярный «Фенек» в гостях у академика Лихачева

0
298

Другие новости

Загрузка...
24smi.org