0
677
Газета Стиль жизни Печатная версия

15.02.2001

В память о русском братстве

Тэги: Люксембург, храм, церковь


В память о русском братстве

НЕКОГДА Люксембург - маленькая страна в самом центре Европы - был богат отличной железной рудой. Но теперь недра оскудели, руду выгребли, шахты закрыли. По-современному оснащенный металлургический комбинат "АРБЕД" работает вполсилы на привозном сырье. А когда-то в заброшенных ныне шахтах трудились русские люди...

В 1926 году, испытывая нехватку рабочих рук, правительство страны обратилось к болгарам с предложением направить желающих на железные рудники. Надо сказать, что в то время в Болгарии собралось много русских, бежавших из революционной России. Надеялись, что смута скоро уляжется и они вернутся к себе домой. Оттого и селились поближе, в соседних странах. Но поскольку с годами просвета не намечалось, даже наоборот, а тут подвернулось это приглашение, вот и решили отправиться в Люксембург - добывать руду и плавить металл. Так переехали сюда сто семей, в основном бывших офицеров. Теперь уж не осталось никого из той плеяды... Порой, листая телефонный справочник, наткнешься на фамилии Крылов, Скрипниченко, Астафьев, Нечаев, Борейко. Но это уже внуки, а может, и правнуки тех русских переселенцев, осевших в этой стране, и мало кто из них говорит на языке своих дедов...

Но тем не менее русский дух не выветрился на этой чужбине. Неподалеку от деловой части города, на тихой, с односторонним движением улице Пробст стоит в люксембургской столице храм Святых Петра и Павла. Словно частица православной России вкраплена в тяжелую, угрюмую архитектуру древнего города.

История этого храма - увлекательное повествование, в котором задействованы судьбы занесенных сюда ветром революции русских. Вот что рассказывает настоятель храма отец Сергий по фамилии Пух.

- Вся моя семья - русские, мы выходцы из-под Полтавы. Мать работала сельской учительницей, отец - кадровый военный, а в свободное время - регент в церковном хоре. В Гражданскую войну отец сражался в армии барона Врангеля. После поражения Белой армии всей семьей переместились за границу, много мытарились, бедствовали и в конце концов оказались в Болгарии, где я и появился на свет Божий. Затем - Люксембург. Мы отправились туда вместе с другими соотечественниками. Так русские офицеры стали шахтерами, работали и на других предприятиях, на керамической фабрике... Трудное было время. Но вера в Бога и в справедливость оставалась непоколебимой. Своей церкви не было, приходилось нести службу и совершать обряды по договоренности в католических храмах, либо в так называемых домовых церквах - это у кого-нибудь на дому, где есть достаточно пространства. Русская община жила весьма скромно, но сплоченно, взаимно выручали друг друга. Ну а когда заводились деньжата, устраивали пир на весь мир, как это умеем делать только мы, русские!

Так, по рассказу отца Сергия, вспоминающего множество интересных эпизодов, проходили годы. Но когда грянула война, русская колония стала покидать Люксембург, опасаясь прихода фашистов. Опасения были не напрасными. Гитлер объявил эту страну частью Германской империи, присоединил ее и мобилизовал мужское население в действующую армию - на восточный фронт. При всем неприятии коммунистического режима русские иммигранты не могли воевать против своей родины. Это было однозначно. В итоге семейство Пухов отправилось в Америку. Там будущий священник вырос, выучился на специалиста по экономике и финансам и успешно работал в солидном банке, не забывая о Боге - учился в духовной семинарии при русском зарубежном Синоде. Сергей Пух был прилежным прихожанином, с раннего детства хорошо усвоил ритуалы церковной службы, обряды. Способный финансист, свободно владеющий к тому же пятью языками - русским, английским, французским, немецким и люксембургским, он перспективно продвигался на своем банковском поприще, был на хорошем счету. Однако в благополучную жизнь ворвалось несчастье - он тяжело заболел неведомой медицине болезнью, и после трех безуспешных операций конец, казалось, был предрешен...

- Однако случилось чудо! - до сих пор с изумлением вспоминает отец Сергий. - Страшный недуг вдруг сам по себе исчез, отпустил так же неожиданно, как и возник. Это было знамение. Я понял, что Господь Бог продлил мою жизнь. Но просто так ничего не бывает. Я воспринял эту милость Всевышнего как указующий перст и дал обет: всю оставшуюся жизнь посвятить служению Богу, вере. Путей было много. В Соединенных Штатах Русская Православная Церковь в почете, духовенство пользуется уважением. Но меня манил Люксембург, не сам по себе, а потому, что там мы оставили часть своей души и что там когда-то жила наша русская община. На живописном побережье реки Мозель, на кладбище в Мертрете, покоится прах моего отца и многих, многих русских... Побывайте там - вы увидите ряды надгробий с русскими надписями и православными крестами. Короче говоря, я решил распрощаться со своим американским банком, принять для начала сан дьякона, поселиться в Люксембурге и построить там церковь в память о русском братстве, которое помогло нам выжить и сохранить веру...

Владыка, перед которым предстал Сергей Пух, прося благословения, развел руками: приход-то в Люксембурге незначительный - на что он собирается жить? 0днако это не беспокоило окрыленного мечтой энтузиаста. Ведь у него прекрасная специальность, опыт работы, знание языков. Так начался новый период в его жизни.

Переехав в Люксембург, Сергей Пух сразу же был принят в один из самых крупных и престижных банков - "Банк женераль", где заведовал департаментом по экспортно-импортным операциям. Как ему здесь пригодилось знание редкого люксембургского языка! Особенно во время пятилетних хождений по бюрократическим инстанциям и кабинетам, когда он добивался разрешения властей на постройку задуманной им церкви.

- Труднее всего, - говорит он, - было объяснить чиновникам то, что мог чувствовать только я сам, эту ностальгию по прошлому живших здесь российских христиан. Многие, конечно, не понимали (да так, видимо, и не поняли), зачем в католической стране нужен православный храм.

В настойчивости и упорстве отцу Сергию не откажешь. В общем, преодолев все административные рогатки и препоны, добился согласия столичного муниципалитета на выделение участка земли для будущей церкви - и не где-нибудь, а в пяти минутах от самого центра города! Полдела было сделано. Оставалось, как говорится, только начать строительство храма...

Понятно, что даже для простого дома нужен немалый капитал. А чтобы воздвигнуть сложную по архитектуре церковь, капитал требовался значительный. Однако и эту проблему священник-банкир с Божьей помощью также решил: все те годы, пока обивал пороги чиновников, он активно, с выдумкой и находчивостью собирал средства. По всему миру разослал письма с изложением своего замысла и просьбой оказать посильную помощь. Адресаты были самые разные - русские люди, разбросанные по белу свету, всевозможные благотворительные общества. И ручейки пожертвований потекли на банковский счет задуманной церкви, а служащий банка господин Пух умело помещал их так, чтобы собираемый капитал обрастал хорошими процентами.

Воздвигалась церковь четыре года. Срок для строительства вообще-то немалый. Потому как трудностей хватало и на этом этапе строительной эпопеи: местный зодчий должен был чутко уловить особенности облика православных храмов; роспись внутренних помещений, лики святых - все должно было быть безупречно христианским; подрядчики должны были проявлять терпение и работать в долг, поскольку собранных капиталов, увы, не хватило... Отец Сергий и своих-то вложил немало, но не любит об этом говорить. В общем, долго ли коротко ли, но в 1982 году в церкви Петра и Павла на улице Пробст состоялось первое богослужение и с тех пор продолжается почти каждый день, а по воскресеньям - обязательно.

Владыка, благословлявший отца Сергия на его подвижничество, отчасти был прав: приход в церкви и в самом деле был невелик. Этого и следовало ожидать. Все меньше становилось прихожан старого поколения - они просто вымирали. С другой стороны, их дети и внуки, повинуясь обстоятельствам, перешли в католичество и живут не так, как их отцы в прежние времена, - отчужденно, растворившись в новом обществе и иных интересах, утратив общинную спаянность... Мне доводилось видеть, как отец Сергий совершал богослужение в пустом храме. Но это было лет восемь назад. Ныне здесь почти всегда людно, а по христианским праздникам храм не вмещает всех молящихся, и приходится стоять на паперти и во дворике, обсаженном пушистыми елями.

Надо сказать, что в Люксембурге еще живут или наезжают сюда в церковь из соседних стран русские со звучными фамилиями - например, потомки Пушкина, Рахманинова, адмирала Ушакова. До недавнего времени можно было встретить Таймураза Багратиона, Жоржа Хмельницкого - оба из тех самых прославленных родов, но обоих уже нет в живых. Уехал в Россию со своими шестью детьми князь Петр Голицын. Словом, одних уж нет, а те далече...

Такова жизнь. Но на смену приходят русские нового поколения. Перемены в России, обращение к вере, признание христианства ведущей религией со всеми благими последствиями - все это дало возможность каждому верующему открыто обращаться к Богу со своими чаяньями и молитвами благодарности. Возьмем хотя бы такой пример: если в прошлые времена за посещение церкви работника советского посольства в 24 часа отправляли на родину, то ныне многие сотрудники нашего посольства, в том числе и сам посол, являются прихожанами этого храма и по большим праздникам приезжают на улицу Пробст коллективно целым автобусом.

В Люксембурге наших дней русских уже изрядно - где-то около тысячи, если учитывать тех, кто находится здесь временно. В основном это приехавшие на 3-6 месяцев девицы из России, выступающие по контрактам в многочисленных кабаре. Едва освоившись с местной обстановкой, они быстро находят дорогу к храму отца Сергия. Российские "Аэрофлот", "Интурист", Культурный центр, Российский банк, Торговая палата, корпункт "НГ"... Работники всех этих учреждений, отечественных фирм и представительств - неизменные прихожане храма. Так что в специально оборудованной в подвальном помещении трапезной в праздничные дни бывает особенно многолюдно - здесь накрываются столы, и в лучших русских традициях устраиваются торжественные обеды, разговения, детские утренники, елки. Двери открыты для всех православных христиан - будь то эфиопы, сербы, болгары, которых здесь можно всегда встретить.

Отец Сергий теперь давно уже на пенсии. Для банковских служащих его ранга пенсия в Люксембурге вполне приличная, можно спокойно жить. Но не живет он спокойной жизнью, и времени на отдых у него просто нет. Ведь кроме регулярных церковных богослужений, крестин, венчаний, отпеваний у него и других дел невпроворот.

Периодически ездит во Францию, в город Нильванж, где есть маленькая церквушка и куда на его обедни собираются православные из окрестных поселений. В Люксембурге хорошо поставлена медицина, и столичные больницы время от времени принимают на лечение тяжелобольных из России. В основном это пострадавшие от чернобыльской аварии. Отец Сергий - их добрый ангел-хранитель, главный опекун, он поддерживает их материально и морально, бывает, часами проводит у постели больного. Щедро помогает и бедствующим в России. В прихожей квартиры священника всегда груды пакетов, коробок, вместе с матушкой Эммой он собирает и отправляет посылки по многим адресам - кому продукты, кому одежду, а кому и денежный перевод.

На мой вопрос, откуда средства, отвечает:

- Мир не без добрых людей! Всем моим прихожанам рассылаю "весточки", где четко расписаны каждый месяц и каждый день - молебны, литургии, всенощные. Так что люди в курсе богослужений... С ними, с верующими, есть и обратная связь: не только приходят в храм, но и переводят средства - кто сколько может. Поступают по-прежнему переводы и из других стран от тех, кто нас поддерживает. В минувшем году было получено несколько тысяч долларов. Все это строго учитывается и расходуется, сообразуясь с бедственным положением нуждающихся единоверцев в России и Белоруссии... Украинские власти от такой нормальной христианской помощи наотрез отказываются. Сколько я ни отправлял туда посылок - украинская таможня все возвращает, заявляя, что им такая поддержка не нужна.

Отец Сергий ко всему прочему еще и авторитетный наставник для детей. Раз в неделю его квартира оглашается их звонкими голосами - священник учит родному языку и молитвам ребят из русских семей, живущих в этой стране.

Священник Русской Православной Церкви в Люксембурге никогда не был в России. Но мечта побывать там, конечно, есть. Однако ехать туристом не хочет - не устраивает его туристский характер встречи с родиной предков... Уж если, мол, отправляться в Россию, то со смыслом, как подобает священнику, и чтобы обязательно совершить богослужение в каком-либо храме. Многое преодолел он в своей жизни, осуществил заветную мечту - построил великолепную церковь в католическом Люксембурге. Дай Бог, чтобы сбылось и это.

Люксембург


Другие новости

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Гуманность принесли в жертву «Викингам»

Гуманность принесли в жертву «Викингам»

Владислав Мальцев

Западные кинематографисты попытались воссоздать на экране язычество древних скандинавов

0
180
Гражданская война на Всеукраинском Соборе

Гражданская война на Всеукраинском Соборе

Павел Проценко

Сторонники автокефалии Киева в 1918 году называли Патриарха Тихона
«духовным самодержцем»

0
577
Коротко. Ислам не признал "Ноя"

Коротко. Ислам не признал "Ноя"

0
863
Революционный эксперимент над Киевом

Революционный эксперимент над Киевом

Павел Проценко

Вместе с политическим разложением империи в 1917 году начался процесс самостийности украинской Церкви

0
4517