0
1516
Газета От редакции Интернет-версия

18.04.2011 00:00:00

Умерла так умерла

Тэги: литература, премии


Если судить о состоянии литературы по количеству премий, то с нашей изящной словесностью все прекрасно: литнаград не просто много, а очень много, и число их год от года увеличивается. На этом фоне растущей литрождаемости факт исчезновения той или премии становится настоящим событием. Так недавно произошло с «Русским Букером», который возник в 1991-м, задавшись целью «привлечь внимание читающей публики к серьезной прозе, обеспечить коммерческий успех книг, утверждающих традиционную для русской литературы гуманистическую систему ценностей» – так написано на официальном русскобукеровском сайте. С тех пор «Русский Букер» ежегодно радовал и возмущал общественность выбором «лучшего романа на русском языке» – от «Линии судьбы, или Сундучка Милашевича» (кто-нибудь помнит, о чем он?) первого букероносца Марка Харитонова до «Цветочного креста» последнего лауреата Елены Колядиной. «Крест» пока еще помнят – как скандальный роман «про афедрон». Колядина может оказаться последним лауреатом во всех смыслах, поскольку на том же премиальном сайте в разделе «Новости» в середине марта появилось сообщение о том, что истек срок договора Фонда «Русский Букер» с попечителем премии: «Переговоры с возможными партнерами на данный момент не дали определенных результатов, но они продолжаются. В этих условиях правление фонда вынуждено отложить объявление премиальной процедуры 2011 года и в ближайшие месяцы принять решение о дальнейшем существовании премии». С тех пор других новостей не появилось, и вполне возможно, что букеровская агония завершится летальным исходом.

У кого-то это известие вызвало злорадство: ага, наградили ужас что – вот и сами оказались в глубоком афедроне. Кто-то пожалел старейшую (после 1917-го) негосударственную награду: была-была себе – и нету. Большинство же россиян (которых, по данной последней переписи, 142 905 200 человек) кончину «Букера» едва ли заметили. Как не замечали его при жизни. Хотя ни плакать, ни злорадствовать незачем: умерла так умерла. Если рассматривать литературу и литературный процесс как нечто живое, то все должно быть как у людей – рождение, детство, отрочество, юность, зрелость, старость, умирание. Видимо, «Русский Букер» все эти стадии прошел. И ничего страшного. Во-первых, это не первый случай премиальной смерти: была, скажем, премия Аполлона Григорьева – и где она теперь? И ничего, литпроцесс не остановился ни на секунду и бодро плетется вперед слабыми семимильными шагами. Во-вторых, само название «Русский Букер» говорило о чужеродности премии: зачем копировать название англоязычной награды, пусть и с добавлением прилагательного «русский»? И где тогда «Русский Гонкур» или «Русский Нобель»? В-третьих, кончина одной премии дает простор другим, которые топчутся на одном даже не литературном поле – пятачке, тасуя практически не обновляющуюся писательскую колоду. Читая списки финалистов и лауреатов крупных литнаград – «Большой книги», «Русского Букера», «Нацбеста», «Ясной Поляны», – нехотя вспомнишь из Иннокентия Анненского: «Одной Звезды я повторяю имя...» Поэтому «Нацбест» с нынешнего года предусматривает возможность исключения из конкурса произведений, «засветившихся в шорт-листах других крупных литературных премий и тем более снискавших победу в одной из них». И, наконец, литература и жизнь – это все-таки не одно и то же. И смерть в литературе имеет свои особенности и оставляет возможность для воскрешения. Что показала, например, премия Белкина и премия журнала «Дружба народов», которые какое-то время не присуждались, а потом – ничего, ожили.

Или совсем свежий случай с писателем Василием Аксеновым, которому прислали повестку из налоговой инспекции и велели явиться на допрос в качестве свидетеля почти два года спустя после его кончины. Трагифарс, иначе не скажешь. Вот и «Русский Букер» вполне могут попытаться когда-нибудь вернуть к жизни. Пусть даже под другим именем. Но так даже лучше.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


«Токаев однозначно — геополитический гроссмейстер», принявший новый вызов в лице «идеального шторма»

«Токаев однозначно — геополитический гроссмейстер», принявший новый вызов в лице «идеального шторма»

Андрей Выползов

0
1999
США добиваются финансовой изоляции России при сохранении объемов ее экспортных поставок

США добиваются финансовой изоляции России при сохранении объемов ее экспортных поставок

Михаил Сергеев

Советники Трампа готовят санкции за перевод торговли на национальные валюты

0
4667
До высшего образования надо еще доработать

До высшего образования надо еще доработать

Анастасия Башкатова

Для достижения необходимой квалификации студентам приходится совмещать учебу и труд

0
2544
Москва и Пекин расписались во всеобъемлющем партнерстве

Москва и Пекин расписались во всеобъемлющем партнерстве

Ольга Соловьева

Россия хочет продвигать китайское кино и привлекать туристов из Поднебесной

0
2929

Другие новости