0
1982
Газета Печатная версия

03.12.2015 00:01:00

Москва – немного Люксембург

Серия встреч и презентация новой книги Марины Гарбер

Тэги: поэзия, переводы, москва, люксембург, киев, антуан де сентэкзюпери, надежда крупская, дом русского зарубежья им. солженицына, домодедово


люди
Марина Гарбер и Елена Зейферт в
Доме русского зарубежья.
Фото автора

На трех площадках Москвы и Подмосковья прошла серия творческих встреч с Мариной Гарбер, поэтом и эссеистом из Люксембурга. Уроженка Киева, магистр искусств, выпускница факультета иностранных языков и литературы Денверского университета, Гарбер в эмиграции с 1989 года; жила в США, Италии, Люксембурге, активно выступает со стихами и поэтической критикой на страницах русскоязычных журналов России и зарубежья, но Москву посетила впервые. На вечерах был представлен новый сборник «Каждый в своем раю», включающий стихи последних лет (из пяти книг поэтессы эта – первая вышедшая в России).

На следующий день после прибытия в Москву состоялась встреча с журналом «Интерпоэзия», постоянным автором (и долгое время – членом редколлегии) которого является Марина. Библиотеку имени Антуана де Сент-Экзюпери на Большой Спасской, где проходил вечер, оказывается, собираются переименовывать в «имени Крупской». По поводу чего родился афоризм: «Каждая Москва – немного Люксембург, каждый Экзюпери – немного Крупская». Вадим Муратханов, поэт, прозаик, соредактор «Интерпоэзии», рассказывал о журнале, существующем с 2004 года, выходящем на русском и английском языках; в его исполнении прозвучали стихи Андрея Грицмана, Бориса Херсонского, Бахыта Кенжеева и др. Марина Гарбер представила стихи Александра Кабанова и Вилли Брайнин-Пассека. Немало внимания уделили в этот вечер сотрудничеству «Интерпоэзии» и проекта «Стороны света», созданного 10 лет назад Олегом Вулфом (1954–2011) и Ириной Машинской. Последняя не смогла приехать из Нью-Йорка, но присутствовала заочно, прислав стихи Вулфа и свое эссе о нем. Стихи самой Машинской, казалось, приветственно махали рукой издалека – ушедшему Олегу Вулфу, приехавшей Марине Гарбер, внимавшим слушателям: «В солнечну грязь, искрясь, грузовики/ сползают с перевала,/ и машут мельницы разлуки резаки –/ любить сначала». Муратханов читал стихи из нового цикла, а Гарбер – из вышедшей книги, в том числе и по заявкам гостей. «Я молчу, я слушаю. Ей без меня хорошо известно –/ Над ноутбуком колдует татуированная рука,/ Что червь хочет жить, стервятник – птица, a смерть интересна,/ Доколе конечная, будто Африка, далека».

На следующий день было персональное выступление Марины Гарбер в Доме русского зарубежья. Она долго общалась с залом и, в частности, призналась, что «учится писать сквозь книгу». Слушатели не остались в долгу. В субботу, перед самым отъездом, Гарбер успела выступить в рамках цикла встреч в библиотеке имени Ахматовой в Домодедове (организатор – поэт, эссеист Надя Делаланд). Реакция домодедовских слушателей – своеобразный камертон для поэта: может быть как очень резкой, так и предельно теплой. В этот раз после полуторачасового чтения героиню встречи просто не хотели отпускать, задавая всё новые и новые вопросы. Интересовались и подробностями биографии, и бытовыми деталями, и отражением этих деталей в стихах. Марина отметила, что в роду у нее «вирус кочевничества», а Люксембург для нее и ее семьи – «третья попытка осесть». Существование в окружении нескольких культур (муж – итальянец из семьи дипломатов; сама Марина – полиглот, долгое время была преподавателем русского, итальянского и английского языков) не отдалило поэта от родной речевой стихии. Несмотря на то, что, по ее словам, Гарбер говорит по-русски «четыре дня в году», во время приездов на русскоязычный фестиваль «Эмигрантская лира», – слушатели отметили и чистейший русский язык, и грамотную, насыщенную речь. Себя Марина Гарбер назвала «деревенской женщиной», сказав и о «буколичности» природы Люксембурга, и о том, что она ведет «очень тихую жизнь, занимаясь детьми». Люксембург, по ее словам, – «страна, на улицах которой можно услышать 10 языков одновременно». Связь с русским языком, по свидетельству Гарбер, не утратилась главным образом благодаря обильному чтению: «Я очень много читаю» – и активному погружению в мир русскоязычной литературы, открытию новых имен, чему способствует профессия литературного критика.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Премьером Франции стал «социальный голлист»

Премьером Франции стал «социальный голлист»

Юрий Паниев

Жан Кастекс вывел страну из режима чрезвычайной санитарной ситуации

0
1355
Премьер Индии поблагодарил сражавшихся с Китаем солдат

Премьер Индии поблагодарил сражавшихся с Китаем солдат

Геннадий Петров

Нарендра Моди посетил союзную территорию Ладакх, на часть которой претендует КНР

0
1340
Российские компании потренируются отражать кибератаки

Российские компании потренируются отражать кибератаки

Владимир Полканов

Участники Cyber Polygon 2020 предотвратят кражу данных и обсудят опасность фейковых новостей

0
891
Началась проверка мобилизационной готовности страны

Началась проверка мобилизационной готовности страны

Ирина Дронина

Президент распорядился провести военные сборы

0
564

Другие новости

Загрузка...