0
2324
Газета Печатная версия

28.06.2018 00:01:00

От «розовских мальчиков» до Театра.doc

Творческая история длиной в шесть десятилетий

Тэги: история, театр, драматургия, виктор розов, арбузов, александр володин, вампилов, петрушевская, владимир сорокин, гришковец, братья пресняковы, театр.doc


22-15-12.jpg
Павел Руднев. Драма памяти: Очерки
истории российской драматургии. 1950;
2010-е. – М.: Новое литературное обозрение,
2018. – 496 с.

Павел Руднев опубликовал объемный и важный текст, принципиальный для понимания театрального (и литературного) процесса. В нем, вероятно, впервые в таком масштабе, с такой расстановкой акцентов воссоздается история русской драмы на протяжении шести десятилетий: того самого времени, когда страна переживала бурные потрясения, была разрушена, перелицована – и до сих пор ищет собственную идентичность на останках былого и в призрачных сполохах нового.

Появление книги Руднева, написанной с современной точки зрения, – весьма важно. Еще и потому, что автор здесь встает на позицию гегелевского снятия противоречий, не противопоставляя советскую драму «новой», но выстраивая эволюцию драматургии как единый процесс. Это смелый проект по воссозданию коллективной текстуально-театральной памяти: советская драма в изложении автора оказывается логическим предшественником последующей русской драматургии – вплоть до 2017-го, до нелинейного, ломающего привычные структуры «Визита» Ирины Васьковской.

Обобщение вырастает из анализа частностей: книга написана как последовательность очерков о драматургах и тенденциях, начиная с Розова и заканчивая документальным театром. Руднев, по сути, пишет учебник по истории русской драматургии, и этот учебник выполняет главную функцию пособия: помогает восстановить в единстве театрально-литературный процесс и представить каждый феномен (авторский, стилистический, тематический) в его подробностях.

Важная черта книги как потенциального учебника – расстановка акцентов и приоритетов. Изучение того или иного масштабного литературного явления, в особенности в такой немаленькой хронологии, предполагает выделение своего рода «вершин» – принципиальных имен, текстов, тенденций, векторов развития: Розов и Арбузов, Володин и Вампилов, Петрушевская и Сорокин, Мухина и Гришковец, Пресняковы и Сигарев и многие другие. Без такого «вершинного» выделения нерасчлененный материал драматургического процесса попросту поглотит читателя, как и исследователя. Кроме того, многие явления, как историк-адвокат, Руднев реабилитирует, выводит из тени забвения: это и производственная драма 1970-х (Гельман, Дворецкий, Мишарин), и «усадебная драматургия» (Славкин, Арро), и пьесы Алексея Шипенко. Однако, выделяя «вершины» (которые обозначены в названиях глав), автор не забывает и о более частных явлениях, приводя в сопоставительных целях множество других, менее громких, но в чем-то, быть может, не менее показательных имен и текстов.

Untitled-1.jpg
Евгений Гришковец – одна из «вершин»
русского театра последних нескольких
десятилетий. Фото Андрея Щербака-Жукова

Труд Руднева выполняет функции и литературной критики, и научного исследования. Автор находит, тщательно обосновывает термины и определения для того, что в обыденной театральной и литературной среде нередко фигурирует под ярлыками. Причем это глубокое оправдывающее прочтение и истолкование касается не только «новой драмы», которую нередко клеймят за «чернуху» и прочие недостатки, но и советских феноменов – таких, например, как производственная драма. Автор анализирует причины и тенденции, отмечает актуальность одних явлений и закономерное угасание других.

А кроме того, это просто увлекательное чтение, единый захватывающий диалог о театре, наполненный неслучайными метафорами и точными (хотя порой и парадоксальными) заключениями. Вывод о жанровой природе «Вальпургиевой ночи» Венички Ерофеева может заставить вас пересмотреть свое отношение к актуальности стихотворной драмы. Прочтение текстов Коляды как синтеза тенденций в драматургии Чехова и Уильямса – посмотреть новыми глазами на весь феномен уральской школы драматургии. Противопоставление «логореи» Вырыпаева немоте пьес Пряжко – очертить важнейшие векторы развития драмы завтрашнего дня. При этом материала хватило бы на десяток диссертаций, материалу становится тесно, и некоторые главы (например, «Новая пьеса в постсоветской России») построены, по сути, как конспект, который можно расширять и расширять.

Важно отметить, что написано все это не просто кабинетным ученым и не только кандидатом искусствоведения, переводчиком и театральным менеджером. Павел Руднев – главный «гастролирующий» критик страны, чемпион России по охвату театральной провинции, он, как никто другой, знает процессы в больших и малых театрах нашей необъятной родины. Доподлинное знание театральной ситуации, понимание контекста придает его речи образность, а выводам и заключениям – дополнительную точность и весомость.     


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Русское оружие в Первой мировой войне

Русское оружие в Первой мировой войне

Алексей Олейников

Как винтовка превратилась в автомат

0
1373
«Пантеры» на льду

«Пантеры» на льду

Максим Кустов

Перечитывая откровения Гудериана

0
1892
Агония Российской империи растянулась на 100 лет

Агония Российской империи растянулась на 100 лет

Сергей Самарин

Война как двигатель прогресса

18
3339
Как лайнер «Вильгельм Густлов» чуть не потопили второй раз

Как лайнер «Вильгельм Густлов» чуть не потопили второй раз

Сергей Черных

Можно ли отличить крысу от свеклы

0
1364

Другие новости

Загрузка...