0
959
Газета Печатная версия

25.03.2020 20:30:00

Как парашютисты или Винни-Пух

Рассеянный волшебник Николай Звягинцев

Тэги: поэзия, виннипух, волшебник, дизайн


11-11-1350.jpg
Николай Звягинцев наблюдает за своими
слушателями. Фото Николая Милешкина
Вроде бы ничего особенного Николай Звягинцев не делает. Он однозначно не из тех поэтов, кто забредает на территорию театра. Голос у Звягинцева негромкий, паузы не качаловские, взгляд, которым он окидывает слушателей, – добрый и ни капельки не гипнотизирующий. Однако как-то совершенно незаметно из этого негипнотизирующего взгляда, мягкой полуулыбки, неторопливого повествования, то и дело замирающего и повисающего в тишине лишь на крохотный кусочек секунды дольше, чем ты привык, – получается натуральный моноспектакль рассеянного волшебника. Звягинцев читает стихи так, словно с легким философским удивлением вспоминает их строчку за строчкой – или вообще сочиняет на ходу, как Винни-Пух. Только не напористый союзмультфильмовский, а нежный диснеевский. Правда, сам автор признается, что есть у такой манеры исполнения и практическая задача: «Вожу глазами по слушателям и вижу, кто как себя ведет – понимает человек или уже ушел в несознанку». Риск такого ухода и вправду есть. Густонаселенное харизматичными рыбами, птицами, зверями, насекомыми и эксцентричными людьми, художественное пространство Звягинцева только внешне похоже на иллюстрацию к детской книжке. На самом деле для его освоения необходимо быть в чем-то акробатом, где-то парашютистом, капельку инженером и немного детективом.

«Детективной» была и концепция вечера, прошедшего в клубе «Стихотворный бегемот». Исполняемые стихотворения Звягинцев распределил по блокам, озаглавленным в духе романов Гарднера – «Дело о…». Гости Культурного центра академика Д.С. Лихачева ознакомились с «делами» о счастливых путешественниках, о метро, о гипсовых головах, о несуществующих пространствах, о Нижнем Новгороде, об анонимной поэзии, о случайных попутчиках, о мгновенных впечатлениях и «стихах для себя любимого». Строго говоря, собравшиеся прослушали составной стихотворный трактат о множественных способах мысленного освоения существующего пространства.

Архитектор по образованию и графический дизайнер по профессии, Николай Звягинцев подходит к этому процессу чрезвычайно последовательно, чуть ли не по-борхесовски. В его коллекции – пространства, открытые восприятию здесь и сейчас, извлекаемые из прошлого, обретаемые усилием домысливания, привычные и остраненные, простые и сложноустроенные. Лирический герой, повествователь здесь если и существует, то скромен почти до невидимости, сюжет крайне трудноуловим. Здесь царствует объект изучения. Московский метрополитен и эффект перемещения по нему. Гипсовые головы, рисуемые абитуриентами МАРХИ. «Парад» Эрика Сати. Распевы для заучивания азбуки Морзе. Чашка со всадником на стенке. Лирика Николая Звягинцева – это торжество сотворческого описания, гимн интерпретации, хитроумное, по-кэрролловски безумное путешествие, в котором ты честным гвардейцем застываешь рядом с постигаемым предметом, одновременно взлетая и падая на невероятных семантических виражах – но «Только твой соперник – никогда не будет/ Он тебя расспрашивать, по крайней мере вслух,/ Все ли, когда падают, радостные люди,/ Как парашютисты или Винни-Пух». Что это за соперник, при чем тут церковь Святого Николая и как это связано с вопросом, на какой стороне московских улиц опаснее совершать грехопадения – придется выяснять. Но падать – да, падать из удивительного в удивительное в этом мире неопасно и радостно.

А фантазию Звягинцева об Олимпии Рудакове – прототипе матроса-сигнальщика с самой мифологизированной станции московского метро «Площадь революции» – вообще можно назвать одним из лучших в современной российской поэзии стихотворением «на тему», текстом, обрабатывающим реальность.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


И библию я выучил по солнцу

И библию я выучил по солнцу

Евгений Лесин

Елена Семенова

К 75-летию варвара русской поэзии Леонида Губанова

0
3298
Богословские споры в чулане

Богословские споры в чулане

Лев Алабин

Гений, старообрядец Леонид Губанов и его слава без Иуды

0
2843
Книга – тоже визуальное искусство

Книга – тоже визуальное искусство

Мари Литова

Андрей Щербак-Жуков

Литературная составляющая кинофестиваля в «Орленке»

0
522
Казалось, что она вечная…

Казалось, что она вечная…

Ушла из жизни поэт и критик Людмила Вязмитинова

0
934

Другие новости

Загрузка...