0
3644
Газета Печатная версия

09.12.2020 20:30:00

Непростая судьба лонгридов

В чем секрет популярности длинных текстов

Григорий Шехтман

Об авторе: Григорий Аронович Шехтман – член Союза журналистов Москвы, доктор технических наук, лауреат Государственной премии СССР.

Тэги: чтение, текст, лонгриды, зять, внучка, редактор, журналисты, газета, книга, дайджест, википедия


46-14-2480.jpg
Толстые книги продлевают читательское
удовольствие. Александр Брюллов. Портрет
молодой женщины с книгой. 1839. 
Архангельский областной музей
изобразительных искусств
Когда у меня появился зять, к слову – выпускник Института имени Гнесиных, я ожидал много интересного и познавательного для себя в нашем с ним общении. Увы, вскоре мне пришлось разочароваться. Во-первых, жизненный опыт у человека оказался довольно скудным. Во-вторых, у него обнаружилась нелюбовь к чтению книг и другой печатной продукции. Толстые книги он прямо-таки ненавидел и всячески их избегал. Но когда у меня появилась внучка (его дочка), я убедился в справедливости поговорки о том, что на детях природа отдыхает: в отличие от своего ленивого отца внучка читала с удовольствием, больше всего предпочитая интересные толстые книги – это чтобы продлить удовольствие.

Ниже речь пойдет о «длинных текстах» – лонгридах, так принято именовать подобные произведения, применяя для этого зарубежную кальку с английского (long read– долгое чтение). В простейшем случае любая длинная статья – это лонгрид. Такая статья может быть оформлена в виде обзора, истории, биографии и др.

Мне, как и другим пишущим людям, наряду с короткими текстами приходилось выдавать и аналитические лонгриды – аналитические тексты, описывающие некие события с детальной их проработкой. При этом первое же столкновение иногда происходило с редактором. Редактора вполне можно понять, если речь идет о газетах: ему приходится заботиться не только о прокрустовом ложе из-за ограниченного объема, но и об экономии денег на гонорары… К слову, о непростых отношениях авторов с редакторами я уже писал (см. «НГ-EL» от 01.03.18) и повторяться не буду.

Первое же действие редактора, если он не отверг полученный текст, – сократить текст самому или рекомендовать эту болезненную процедуру автору. Я предпочитаю проделывать «обрезание» собственноручно. Дело в том, что не вполне чувствительный к чужим строчкам редактор делает купюры, подчас не заботясь о связности оставшегося текста. В результате читателю приходится лишь догадываться, откуда в очередном абзаце появились не введенные ранее персонажи или почему текст не вяжется с подзаголовком. Автор после подобной экзекуции с его текстом обычно не видит верстку, а исправить появившиеся в его тексте ляпы можно лишь в электронной версии – и то в тех случаях, когда редактор снизойдет к его неоднократным просьбам, даже убедившись в том, что это не вина автора, а редакторская оплошность.

Приведу пример. В одной из газет было опубликовано обширное интервью главного редактора с известной актрисой и певицей – классический лонгрид, начинавшийся с первой страницы газеты. На странице 3, где поместили продолжение этого интервью, читаем подзаголовок, где названо имя достаточно известного политика. Однако тщетно в приведенном затем тексте искать что-нибудь про этого политика: там он вообще не упоминается. Я не поленился и нашел в интернете видеозапись этого интервью. Вот там про упомянутого политика кое-что имеется. Читатель же газеты после подобных купюр отрывается от чтения с ощущением, что маститый редактор его дурачит… А дело всего лишь в том, что главный редактор, чтобы втиснуться в газетную полосу, сократил собственный текст.

Еще пример, но уже из моего личного опыта. В приложение одной из газет я направил лонгрид объемом в разворот. К слову, такой максимальный объем моих статей здесь вполне проходил, и каких-либо последующих сокращений текста от меня не требовалось. Но сменился ответственный редактор приложения, и он первым делом потребовал в полтора раза сократить максимальный объем направляемых ему материалов. Однако его реакция на направленный ему мой лонгрид была прямо-таки неожиданной: в ответ я получил от него просьбу объяснить, «о чем и к чему» моя статья. Я переадресовал его ответ моим пишущим коллегам – включая профессионального журналиста, – одобрившим статью. Странный ответ редактора, явно не пожелавшего вникнуть в суть полученной им статьи из-за собственной лени или занятости, мои коллеги объяснили просто: «Теперь лонгриды мало кто читает» – и добавили, что после такого ответа редактора они не знают, «плакать или смеяться». История эта не выдуманная, она возвращает к рассуждениям на тему о судьбе лонгридов вообще.

Считают, что лонгрид – это структурированный материал, максимально полно и глубоко раскрывающий какую-либо тему. Задача его автора – интересно и понятно донести информацию до читателя, избегая графоманства (такой контент уже обозначают другим понятием – лонграйт).

Лонгрид в определенном смысле заменяет дайджесты книг, подавая интересные факты и выводы из них в виде «сгустков мыслей». Структурированность материала позволяет занятому читателю не глотать в спешке всю статью подряд, а знакомиться с ней по частям. Наличие удачно подобранных иллюстраций, любопытных деталей и фактов из малоизвестных источников оживляет текст, повышая его информативность. Лонгрид может использовать Википедию, но выглядит для читателя более интересным и наглядным. Объем лонгрида, если он написан как цельное, а не эклектическое сочинение, не подавляет, а увлекает и заставляет дочитать текст до конца. Считается, что один лонгрид может оказаться более полезным для читателя, чем несколько коротких статей по данной теме. В этом секрет популярности лонгридов.

Примечательно, что удачно составленные лонгриды, созданные на базе авторски переработанной интеллектуальной литературы, отличаются большим числом пересылок читателей своим друзьям и единомышленникам. По некоторым данным, 9 из 10 самых популярных в социальных сетях статей «Нью-Йорк Таймс» – это лонгриды. Исследования одной из компаний показали, что интернет-пользователи чаще читают короткие новости объемом до 500 слов и длинные, объем которых превышает 1200 слов, то есть лонгриды.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Не благодаря, а вопреки

Не благодаря, а вопреки

Глеб Богачев

Арслан Хасавов о цельных людях и о книге, в которой сошлись Александр Архангельский и Александр Проханов, Виктор Садовничий и Сергей Степашин

0
2316
Внутри «Гипертекста»

Внутри «Гипертекста»

Ника Амираджиби

Стартовала литературная премия имени Александра Чаковского

0
566
Будущее отечественной индустрии моды и текстильной промышленности определят в Москве

Будущее отечественной индустрии моды и текстильной промышленности определят в Москве

Денис Писарев

Дизайнеры, представители брендов и эксперты обсуждают, как развивать отрасль и какую поддержку ей должны оказать власти

0
1508
Сами с усами

Сами с усами

Сергей Белорусец

Стихотворные игры с Мухой-Цокотухой, дядей Вовой, корректором и редактором

0
1576

Другие новости