0
1513
Газета Печатная версия

10.02.2021 20:30:00

Скорый поезд набирает ход...

Все авторы сборника так или иначе несут в себе приметы петербургского стиля, культуры и манеры письма

Тэги: поэзия, москва, петербург, александр кушнер


поэзия, москва, петербург, александр кушнер …И водка кончилась, и крыша протекла… Фото Владимира Захарина

Это издание и в самом деле набирает обороты и пользуется все большей популярностью у читателей, при этом сохраняя все правила успешно начатой игры: для участников в нем действительно выделены вагоны и даже места «согласно купленным билетам». Есть у этого «железнодорожного состава» и «начальник пассажирского поезда» – организатор и идейный вдохновитель проекта Светлана Василенко, и «машинист», Владимир Мисюк, редактор-составитель, и «стрелочник» – Алексей Пурин, составитель номера, и «проводница» Валентина Кизило – литературный редактор, и даже «мастер депо» – Павел Маркин (Ёж), художник, создатель обложки... Но эти игровые элементы нисколько не мешают «Паровозу» лететь вперед с полной серьезностью и ответственностью, тем более что данный номер стартует в славном городе Петрополе, сиречь Санкт-Петербурге, Петрограде, Ленинграде... и вновь Санкт-Петербурге. Один из авторов альманаха, Александр Комаров, отмечает это явление замкнувшего круга в своих стихах: «Но вот дарю Вам книгу, а на титуле/ Как и тогда, стоит – «Санкт-Петербург...»

Даже такое объемистое издание, как «Паровоз», не может претендовать на всеохватность, но, безусловно, смотрится весьма представительно: 368 страниц, 75 авторов, абсолютно разных по духу, возрасту, уровню и мировоззрению: от классика Александра Кушнера, ветерана литературного фронта Владимира Рецептера и недавно ушедшего от нас талантливейшего Михаила Яснова до сравнительно молодых Михаила Александра, Ларисы Шушуновой, Ксении Дьяконовой, Калерии Соколовой и многих других. Не все они родились в Петербурге или Ленинграде, однако в судьбе каждого из них город на Неве сыграл заметную роль. Академик Наталья Бехтерева, тоже, кстати, петербурженка, посвятившая жизнь раскрытию тайн человеческого мозга, не уставала подчеркивать влияние окружающей архитектурной среды на формирование сознания. Безусловно, все авторы сборника так или иначе несут в себе приметы петербургского стиля, культуры и манеры письма, весьма отличной от московской.

5-14-12250.jpg
ПаровозЪ: Поэтический
альманах-навигатор. № 9 / Сост.
А.А. Пурин. – Союз российских
писателей, 2020. – 368 с.
Можно спорить или соглашаться со знаменитым утверждением Евгения Евтушенко о том, что «поэт в России больше, чем поэт». Вполне уместно, оглядываясь еще далее назад, в золотой век русской поэзии, вспомнить строки Пушкина и Лермонтова о пророческой миссии стихотворца. Но одно не подлежит сомнению: поэзия в России – одна из форм национального сознания, а не только лишь «умение мыслить гармонически». В самом деле, ведь она родилась некогда из молитв и священных гимнов, в то время как проза – из деловой переписки. Именно поэтому в более рациональной и прагматичной Европе лучше живется прозе, а зато в нашей стране поэзия – отнюдь не бедная Золушка. Именно она наряду с молитвой помогает душе выжить вопреки всему: тяготам, потерям, убогому быту, отсутствию комфорта, когда «...и водка кончилась, и крыша протекла,/ и сушится пальто на ржавой батарее». Так живописует нашу реальность Татьяна Вольтская, одна из авторов альманаха, начиная это свое стихотворение с весьма примечательного утверждения: «В Европе учат жить, в России умирать». Внутренне соглашается с ней и Елена Елагина, чье небольшое стихотворение позволю себе процитировать целиком:

В том краю, где нету зубной боли,

Где ладонь гладка – ни одной мозоли,

И безгрешны помыслы, либо их

Вовсе нет, где соблазном

не искалечен

Ни один, где каждый любим

и замечен,

Никогда – представь! –

не родится стих.

Что можно добавить к сказанному? Наверное, вот поэтому Россия богата поэтами...

И все-таки главная тема «Паровоза» – Время, точнее, связь времен, которая отнюдь не распалась, как свидетельствуют строки. И дело, конечно же, не в том, чтобы жить, «смакуя каждое мгновение» (Виталий Дмитриев), а в том, что «...то, что здесь было, так это же мы» (Елена Дунаевская), «а в комнате такое эхо/ Такое эхо, боже мой...» (Ольга Аникина). Да, в некоторых стихах с неизбежностью обнаруживаются ноты отчаяния, жалобы и пессимизм, ощущение потерянности: «Я человек оттуда, где Родина стала пылью...» (Михаил Александр, «7 ноября 2017»).

Но все-таки неизменно присутствует осознанное и гордое чувство того, что мы на редкость богатые наследники. Присутствует понимание, что время свое и пространство мы несем в себе, отсюда «и на родной колхоз похож Буэнос-Айрес» (Владимир Захаров), ибо не уйти нам из тех краев, «где сладко сжигается сердце» (Елена Елагина). Не уйти от самих себя, собственной истории, традиций, языка, культурного пространства, и это к счастью, ибо самое страшное – потеря памяти. Знакомство с творчеством авторов альманаха убеждает в том, что полная амнезия нам не грозит.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Откуда в неудобном человеческом теле…

Откуда в неудобном человеческом теле…

Андрей Ваганов

Аркадий Драгомощенко, который умел созерцать бред тишайший стрекоз на слюде в конце лета

0
2158
Возможность украсть создает вора

Возможность украсть создает вора

Сергей Ключников

Лорд-канцлер и придворный мыслитель Фрэнсис Бэкон был обвинен в коррупции, но почти сразу же прощен королем

0
825
А портреты – остались

А портреты – остались

Владимир Кисаров

В третий том антологии «Уйти. Остаться. Жить» войдут стихи рок-певицы  Янки Дягилевой

0
157
Интерес к смерти как к будущему

Интерес к смерти как к будущему

Николай Милешкин

Надя Делаланд об арт-терапии в психиатрической клинике и путешествиях вне тела

0
1740

Другие новости

Загрузка...