0
927
Газета Печатная версия

09.06.2021 20:30:00

Тайны «Альбома с серебряным обрезом»

Неизвестные стихи Михаила Зенкевича звучали в Литмузее

Тэги: поэзия, михаил зенкевич, годовщина, космический центр им. хруничева, николай глазков, рукопись, уитмен, томас с. элиот, эзра паунд, переводы, ворон, пушкинский дом


поэзия, михаил зенкевич, годовщина, космический центр им. хруничева, николай глазков, рукопись, уитмен, томас с. элиот, эзра паунд, переводы, ворон, пушкинский дом Сергей Зенкевич доказал, что внук за деда в ответе и ответ должен быть долгим и подробным. Фото автора

К 135-летию поэта Михаила Зенкевича был приурочен вечер в Государственном музее истории российской литературы имени В.И. Даля – в Доме И.С. Остроухова в Трубниках. Вечер назывался «Михаил Зенкевич: новые факты, неизвестные тексты». Старший научный сотрудник музея Григорий Зобин, поприветствовав гостей, передал слово внуку поэта, литературоведу Сергею Зенкевичу. Он обратил внимание присутствующих на необычный портрет на столе – пересъем фото поэта на лист алюминия, изготовленный его поклонниками в лаборатории Космического центра им. Хруничева. Затем литературовед рассказал о недавних находках, связанных с его дедом: это адресованные ему открытки от поэтов Николая Глазкова и Марка Шехтера, обнаруженная в Сибири изящная самодельная копия второго сборника поэта «Четырнадцать стихотворений», затерявшаяся в пыли библиотек эпиграмма неизвестного сочинителя на Зенкевича 1929 года: «Не имел бы он конкурентов/ (Так говорили многие),/ Если б читал студентам/ Лекции по геологии». Было объявлено о том, что начата научная обработка личного фонда писателя, переданного вдовой Александрой Зенкевич Пушкинскому Дому в конце 1970-х.

Украшение этого архива – рукописная книга «Альбом с серебряным обрезом», которую поэт создавал в течение 30 лет. На вечере Сергей Зенкевич прочел 14 стихотворений из «Альбома…», которые ранее были неизвестны. «Проснешься, как будто кто-то глядит/ В глаза твои пристальным взглядом/ И молча на стуле пустом сидит,/ Как врач, у постели рядом…/ И, только когда забрезжит рассвет,/ Уйдет он, оставив на память/ На столике свой непонятный рецепт –/ Слепой черновик со стихами», – зазвучало стихотворение, датированное 22 декабря 1942-го. Декламация стихов сопровождалась их анализом и интересными фактами биографии автора и судьбы семьи Зенкевичей. Звучали лирические, смысловые, энигматические, философские стихи, очень различные по интонации. «Если встанет вопрос об издании этой книги, то я считаю, что ее надо издавать так, как она есть, то есть ничего не утаивая, ничего не перетасовывая. Это такое вот поэтическое завещание, которое должно быть обнародовано в том виде, в котором автор его нам оставил», – заключил Сергей Зенкевич.

Поэт Александр Федулов отметил: «Михаил Зенкевич недооценен, но это не его, а наша проблема. И тем отраднее открывать незатертое. Его «тяжелые» стихи – цивилизационная рефлексия… Картины, которые рисует поэт, – документально точны, без смакования процесса, и философски обусловлены. А поэтическое мастерство делает эти картины безупречными». В подтверждение этих слов прозвучали строки из раннего стихотворения «Сумрачный бог»: «Но, отклоняемый силою злобной,/ В небе раскинув лучистый послед,/ Вдруг низвергаюсь из тьмы их утробной/ Красным ублюдком змеистых комет».

Стиховед и поэт Юрий Орлицкий вспомнил «замечательные переводы» Зенкевича, в том числе из американцев Уитмена, Элиота, Эзры Паунда: «Эту сторону деятельности Зенкевича забывать ни в коем случае нельзя». Поэт Владимир Александров дал оригинальную интерпретацию только что прозвучавшего триптиха «Муза» из состава «Альбома…». Ведущий научный сотрудник Пушкинского Дома Татьяна Игошева рассказала о свежих находках в архиве Зенкевича, связанных с историей его романа «Мужицкий сфинкс», и прочла стихотворение «Но как бы ни был ствол коряв...» Поэт Владимир Аристов очень высоко отозвался об услышанных фрагментах «Альбома…»: «Видна колоссальная культура стиха… Это те обертона, которые показывают настоящего поэта».

Сергей Зенкевич пригласил всех на Международную научную конференцию в честь Михаила Зенкевича, которая пройдет в сентябре в петербургском Пушкинском Доме. А финалом вечера стало прочитанное литератором Михаилом Сигаловым стихотворение 1918 года «Зимовье ворона»: «Еще вдали под первою звездою/ Звенело небо гоготом гусей,/ Когда с обрыва, будто пред бедою,/ Вдруг каркнул ворон мощно грудью всей…»


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Время вязнет шершавой печалью

Время вязнет шершавой печалью

Лариса Березина

Такие книги говорят не только об авторе, но и высокой духовности и его народа

0
142
Другая жизнь нам не заменит эту

Другая жизнь нам не заменит эту

Княз Гочаг

Для каждого человека его родной язык самый богатый и великий

0
103
Лик Сковороды

Лик Сковороды

Виктор Коллегорский

Триптих к 300-летию со дня рождения философа и поэта

0
144
Живуч и оголтел

Живуч и оголтел

Юрий Влодов

Поэта и могила не исправит

0
143

Другие новости