0
2420
Газета Печатная версия

09.03.2022 20:30:00

Держаться за воздух

Говорящий кот, неведомая февральность и разгерметизация чуда

Тэги: проза, сборник, поток сознания, игра, красота, уродство, кот, ирония, сарказм, фантасмагория, моцарт, хулиганство, мыслеформа


8-14-1480.jpg
Единственный нормальный человек в семье…
Фото Евгения Никитина
Новый сборник малой прозы Натальи Рубановой «Хулигангел, или Далеко и Навсегда» продолжает авторскую серию «Темные аллеи XXI век», открытую книгой «Карлсон, танцующий фламенко». Ценители литературы, успевшие ознакомиться с «Карлсоном», наверняка потянутся за «продолжением» в поиске однажды пережитого эстетического удовольствия: техника потока сознания у Рубановой расцвечена карнавальной лингвистической игрой, превращающей опыт чтения в некое купание в волнах языка: «Неведомая февральность, оголившая плечико, куда как совершеннее февральности привычной: да ему теперь море по колено, да он теперь... Тра-та-та-та, застучало в висках (контент-передоз, подсказало существо, но Рыков не расслышал), тра-та-та-та – информация, экскрементируемая снулыми гоминидами, навеяла-таки на Пал Палыча меланхолию».

Читатель не будет обманут в ожиданиях, но нельзя воспринимать новую книгу как сиквел к предыдущей: «Хулигангел» лишь отчасти продолжает «Карлсона», однако во многом и противоречит ему. Если первый сборник серии казался почти романом, в котором герои раз за разом воплощались в новых телах и условиях, то «Хулигангел» объединяет очень разные тексты, иронично обозначенные как «Нетленки, тленки и монопье». За каждым названием – сюрприз. Оставаясь в рамках фирменного авторского стиля, Рубанова для всякого рассказа изобретает мир и язык заново, даже самая короткая зарисовка – самостоятельный литературный эксперимент со своими долями красоты и уродства, иронии и сарказма, своими правилами создания слов и предложений – есть, например, рассказ, полностью написанный фразеологизмами. А еще – и сверкающая фантасмагория с говорящим котом, единственным «нормальным человеком» в семье, и меланхолично-нежная, прозрачная философская беседа с пантерой, и сумасшедшая встреча не просто с Моцартом, а со всей его семьей...

8-14-11250.jpg
Наталья Рубанова. Хулигангел,
или Далеко и Навсегда:
Нетленки, тленки и монопье.–
СПб.: Лимбус Пресс;
Изд-во К. Тублина,
2022. – 472 с.
(Авторкая серия «Темные
аллеи XXI век»).
Как и в «Карлсоне», среди персонажей немало «непохожих», «иных», неспособных жить в навязанных абсурдных условиях. В то же время в «Хулигангеле» появляется и нехарактерный для предыдущей книги «маленький человек»: замученная тяжелой работой и набитым транспортом пожилая женщина и ее сын-алкоголик; мать-одиночка, начитавшаяся книг о мистических зазываниях денег; вышедшая замуж за англичанина, депрессивная от своего «счастья» красотка... «Героями» рассказов могут стать также функции, мыслеформы – сюр позволяет и обязывает...

Однако заметнее всего расхождение между двумя книгами в концепции любви. Если на обложке «Карлсона» латинское выражение сообщало о неизлечимости этой болезни, то в «Хулигангеле» происходит не просто полное выздоровление, а «разгерметизация чуда» любви – побочного эффекта эволюции: ведь для Рубановой «онто- и филогенез биомашинок интереса не представляет» – причем это касается как любви, основанной на сексуальности, так и родительской. Ответы на нелюбовь не соответствуют традиционным нарративам: не находится ни неожиданно безупречного партнера, ни сладенького младенчика, который вдруг нажмет заветную кнопку в сердце. Выход предлагается в другой плоскости: герои ищут иной мир, свободный от законов биологии, и иногда этот мир брезжит сквозь отчаянные описания нашего: «Я чувствую иную, небелковую, природу»; «нет ни костей, ни кожи: то, что передвигается по разноцветным квадратам пола, – хрупкая мыслеформа, только-то: дотронься – и воздух погладишь (ну-ну, перестань): за него и держись!» Здесь ощущается влияние буддистского мировоззрения, которое можно разделять или не разделять – важно, что в рамках сборника оно работает.

Однако может ли «работать» книга без любви? Ответ знает Хулигангел – обаятельный сквозной персонаж-трикстер, придающий тексту веселой летучести. Свято место пусто не бывает: на месте разгерметизированного чуда тотчас появляется дюжина новых – и это, разумеется, чистое хулиганство.

Унна (Германия)


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Кому в России нужна борьба с торговлей людьми

Кому в России нужна борьба с торговлей людьми

Вера Грачева

Странно хранить молчание, когда мировое сообщество трубит о проблеме современного рабства

0
343
Мигранты прорываются из Белоруссии в Литву

Мигранты прорываются из Белоруссии в Литву

Дмитрий Тараторин

Власти балтийской республики обвиняют Минск в организации "гибридной атаки"

0
1538
Гастарбайтеров ограничат в выборе работы

Гастарбайтеров ограничат в выборе работы

Екатерина Трифонова

Регионы предлагают расширить основания для невыдачи мигрантам трудовых патентов

0
3294
В Европе начинают уставать от украинских беженцев

В Европе начинают уставать от украинских беженцев

Олег Никифоров

Благотворительные организации сообщают о массовом втягивании прибывших в ЕС женщин и детей в работорговлю

0
2535

Другие новости