0
5237
Газета Печатная версия

27.04.2022 20:30:00

Бревенчатый домишко на Потанинской

Михаил Щукин о 100-летии журнала «Сибирские огни», оцифровке векового архива и принципиальной переписке Валентина Распутина

Тэги: сибирь, новосибирск, сибирские огни, юбилей, лидия сейфуллина, василий шукшин, валентин распутин, виктор астафьев, никита богословский, николай гумилев, колчак, гражданская война, великая отечественная война, перестройка

Михаил Николаевич Щукин (род. 1953) – прозаик, главный редактор журнала «Сибирские огни». Родился в селе Мереть Новосибирской области. Окончил Новосибирский книготорговый техникум, факультет журналистики Уральского государственного университета, Высшие литературные курсы при Литературном институте им. А.М. Горького. Работал корреспондентом журнала «Огонек», газеты «Литературная Россия». С 1995 года – основатель и главный редактор журнала «Сибирская горница». В рамках ее работы был осуществлен проект «Отчий мир» – создание альманаха и выпуск отдельных сборников, посвященных детскому творчеству (на всероссийском конкурсе «За нравственный подвиг учителя» проект признан лучшим в РФ, 2007). С 1982 года издал более 40 книг, в числе которых «Оборони и сохрани» (1987), «Имя для сына» (1988), «Жестокий спрос» (1988), «Грань» (1990), «Белый фартук, белый бант» (2013). Вышло собрание сочинений: романы «Ямщина», «Конокрад», «Черный буран», «Несравненная», «Лихие гости», «Осиновый крест урядника Жигина», «Покров заступницы», «Грань», «Каторжная воля». Лауреат Всесоюзной премии им. Николая Островского; премии Ленинского комсомола; Литературной премии «Карамзинский крест» (2009); Литературной премии им. В.Г. Распутина (2018).

сибирь, новосибирск, «сибирские огни», юбилей, лидия сейфуллина, василий шукшин, валентин распутин, виктор астафьев, никита богословский, николай гумилев, колчак, гражданская война, великая отечественная война, перестройка Несмотря на войну, голод, холод – вера и преданность слову. Редакция журнала «Сибирские огни»: Давид Тумаркин, Феоктист Березовский, Емельян Ярославский, Лидия Сейфуллина, Михаил Басов, Валериан Правдухин. 1922. Фото из Государственного архива Новосибирской области (ГАНО)

Немногие периодические издания в России выдерживают марафон в 100 лет, да еще во время, когда происходят резкие виражи истории, меняется политика государства, не говоря уже о финансовых проблемах. Кто-то в шутку сказал, что секрет долголетия в названии «Сибирские огни», которое придумала Лидия Сейфуллина. Но, конечно, все не так просто. Об истории журнала и его авторах с Михаилом ЩУКИНЫМ побеседовала Елена СЕМЕНОВА.

– Михаил Николаевич, поздравляю вас со знаменательным юбилеем. Конечно, вышло уже много публикаций, у вас прошли празднования. Объем работ и планов журнала поражает, достаточно почитать прекрасно оформленный и снабженный архивами, фото- и видеоматериалами сайт. Скажите, пожалуйста, каким произведением лично вас впервые поразил журнал и в чем, по-вашему, его уникальность.

– «Сибирские огни» для меня, так уж сложилось по жизни, – это отзвук далекого деревенского детства. Очень уж я любил читать, а книг у нас было очень мало, зато соседи выписывали «Сибогни», и я прочитывал все подряд, порою мало что понимая. Но повесть Александра Покрышкина «Небо войны» хорошо помню. После, конечно, были другие произведения – «Деньги для Марии» Валентина Распутина, «Щепка» Владимира Зазубрина… Боюсь, что список получится слишком уж большим, ведь история «Сибогней» – это, без преувеличения, история нашей отечественной словесности ХХ века.

А что касается уникальности… Всякий раз, когда заходит речь о столетии журнала, я все пытаюсь представить себе холодный, голодный Новониколаевск, только-только переживший Гражданскую войну и страшную эпидемию тифа, бревенчатый домишко на улице Потанинской, где проживали супруги Лидия Сейфуллина и Валериан Правдухин, которые были в числе основателей журнала, пытаюсь представить лица сотрудников первой редакции, их радость и всегда поражаюсь только одному – какая же вера была у людей, какая преданность Слову! И вот эта вера, искреннее желание служить литературе заложили, на мой взгляд, тот невидимый, но удивительно прочный фундамент будущей судьбы журнала. В этом и заключается его уникальность. На крутых исторических поворотах он не раз, казалось бы, должен был прекратить свое существование. Но он выживал – и во время гонений в 30-е годы, и во время Великой Отечественной войны, и в смутные 90-е. И не просто выживал, а поднимался, выходя на новый, более высокий уровень.

– Мы знаем из истории, что зачинался журнал как революционное издание, ориентировавшееся на журнал «Красная новь», но тем не менее в 1920-е годы там еще соседствовали произведения авторов из разных лагерей. Я думаю, что вы настолько в теме, что могли бы выразительно обрисовать атмосферу, как все это зарождалось.

– Надо отдать должное первому составу редакции – они были людьми широких взглядов. И пытались отобразить небывалые события «в этом прекрасном и яростном мире» во всем их многообразии. Торопились запечатлеть время, поэтому в первых номерах очень много отрывков из повестей, из неоконченных романов, но общая картина из них складывается потрясающая. Надо только вглядеться, вчитаться в нее. Говорил не раз и, наверное, повторюсь, но я убежден, что история «Сибирских огней» – это еще не написанный роман. Посудите сами: в одном из первых номеров публикуется небольшая рецензия на книгу Николая Гумилева. Сам Николай Степанович к этому времени уже расстрелян. И в рецензии говорится, что это большая потеря для республики. Автор обозначил себя двумя инициалами «В. И». Это Вивиан Итин, автор первого советского фантастического романа «Страна Гонгури». В 30-е годы во время следствия эта рецензия ему аукнется…

Также в первых номерах могли соседствовать стихи Павла Антокольского, будущего лауреата Сталинской премии, и Арсения Несмелова, участника Белого движения, который уже «замыслил свой побег», готовясь перейти границу, чтобы оказаться в Харбине. Можно привести и такой пример – воспоминания о Гражданской войне Ивана Смирнова, видного большевика, председателя Сиббюро ЦК РКП(б), и генерала Жанена, который командовал союзными войсками при Колчаке…

Конечно, такое «вольнодумство» не осталось без внимания. В конце 20-х годов первая редакция журнала практически была разгромлена, а Владимир Зазубрин, автор первого советского романа «Два мира», редактор «Сибогней» и создатель Союза сибирских писателей, подвергшийся жестокой травле, вынужден был уехать в Москву, «под крыло» Максима Горького, но это не изменило его трагической судьбы в 37-м году.

– Расскажите, пожалуйста, о сотрудничестве Шукшина, Астафьева, Распутина с журналом. Какие публикации за вековую историю вы считаете, как бы это сказать, логичными, в русле традиционализма, реализма, а какие – выбивающимися из этого ряда? Были ли яркие примеры?

– Первая повесть Валентина Григорьевича Распутина «Деньги для Марии» была опубликована в «Сибирских огнях». К нашему счастью, сохранилась переписка Валентина Григорьевича с редактором. Очень удивительная переписка! Молодой автор, прислушиваясь к некоторым замечаниям редактора, тем не менее твердо отстаивает свои принципы. Некоторое время назад мы опубликовали эту переписку.

Что касается Василия Макаровича Шукшина, то следует сказать, что его роман «Любавины», а затем и «Я пришел дать вам волю» он сначала хотел отдать в московские издательства, но они были отклонены. А «Сибирские огни» напечатали и первый, и второй роман, а еще и рассказы. Сохранился автограф Василия Макаровича – «Журналу-земляку».

Первый рассказ «Алкины песни» Анатолия Иванова, работавшего в то время редактором районной газеты в Новосибирской области, также был опубликован в нашем журнале, как и роман «Тени исчезают в полдень».

Здесь надо сказать, что первые публикации в «Сибирских огнях» нередко становились своеобразными стартовыми площадками для многих ныне широко известных авторов.

Что касается «измов», то журнал всегда старался исходить прежде всего из качества текста и отличался широтой взгляда, публикуя и переводную зарубежную литературу, и произведения, казалось бы, совершенно иного плана, например фантастику и детективы.

– В 1975–1987 годах, когда в журнале печатались известные в то время писатели, тираж достигал высшей точки – 125 000 экземпляров. Туманно сказано, что тогда там смогли опубликоваться «запрещенные» писатели. А что это были за писатели?

– В конце 80-х годов, когда началось возвращение ранее запрещенной литературы, журнал опубликовал повесть «Щепка» Владимира Яковлевича Зазубрина, которая пролежала в спецхране десятки лет, ведь написана она была в Новосибирске еще в 20-х годах. Это отдельная история, и о ней можно много рассказывать, но я просто отошлю интересующихся к нашему сайту – сибирские огни. рф. История удивительная, в чем-то даже мистическая.

В это же время были опубликованы произведения Георгия Дмитриевича Гребенщикова, замечательного писателя-сибиряка, о творчестве которого высоко отзывались Горький, Бунин, Шаляпин, Рерих… Волею судьбы во время Гражданской войны Георгий Дмитриевич оказался в эмиграции, в Америке, но всегда оставался преданным родному краю и говорил: «Сибирь для меня звучит как псалом...»

Продолжая традицию такого своеобразного возвращения, журнал уже в наши дни впервые опубликовал роман советского классика Всеволода Иванова «Проспект Ильича», а сейчас готовится к публикации роман Николая Анова «Азия», который был написан еще в 20-е годы в Новосибирске.

– В финансово тяжелые годы перестройки журнал не выходил, но в 1998-м возродился, и редактором его после этого семь лет был Виталий Зеленский. Не могли бы чуть-чуть рассказать об истории этого тяжелого времени и возрождения?

– Время было тяжелое. Но удалось общими усилиями сотрудников редакции, общественности, местных властей, за что им отдельная благодарность, преодолеть эту черную полосу. А как это было, мы рассказываем в специальном выпуске «Сибогней», приуроченном к столетию. Спецвыпуск, не побоюсь этого слова, получился уникальный. Совместно с сотрудниками государственного архива Новосибирской области мы подняли документальные фонды «Сибирских огней». Подлинные документы – иные из них просто невозможно читать без душевного волнения – и составили наш спецвыпуск. В них все сказано без прикрас, так, как было. Спецвыпуск также выложен на нашем сайте, и с ним может ознакомиться любой желающий. Как, впрочем, и с любым номером журнала за 100 лет. Совместно с Новосибирской областной научной библиотекой мы оцифровали все, подчеркиваю – все номера, и все они теперь доступны читателям.

– На каких современных авторах держится журнал, я имею в виду все жанры (проза, поэзия, критика, драматургия), и кто из авторов близок лично вам?

– Сейчас идет определенная смена поколений, в журнал приходят новые авторы, и пусть они еще не так хорошо известны широкому кругу читателей, но они уже определяют лицо журнала. Отдельных имен называть не буду, чтобы кого-нибудь не забыть и не обидеть, но скажу, что многие российские литературные премии без имен авторов «Сибирских огней» не обходятся. И это, конечно, радует и вселяет надежду, что в следующем столетии «Сибирские огни» будут гореть еще ярче.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Буревестник сексуальной революции

Буревестник сексуальной революции

Владимир Соловьев

К 160-летию со дня рождения писателя и драматурга Артура Шницлера

0
2615
Зюганова запрещают в школах

Зюганова запрещают в школах

Дарья Гармоненко

Детей ограждают от воздействия КПРФ через интернет и пионерию

0
2621
«Академия IT» от En+ Group теперь появилась и в Красноярске

«Академия IT» от En+ Group теперь появилась и в Красноярске

Андрей Гусейнов

0
4192
100 тысяч алматинцев поклонились героям в День Победы

100 тысяч алматинцев поклонились героям в День Победы

Татьяна Романенкова

В Казахстане торжественно отметили 77-ю годовщину победы в Великой Отечественной войне

0
2193

Другие новости