0
1099
Газета Печатная версия

01.02.2023 20:30:00

Это так по-мариэттовски!

Вечер памяти прозаика, литературоведа, лауреата премии «НГ» «Нонконформизм» Чудаковой

Тэги: литературоведение, нонконформизм, мариэтта чудакова, литинститут, память, булгаков


4-11-3480.jpg
Вела вечер Аня Герасимова (Умка). 
Фото Николая Милешкина
Ее заслуги перед культурой неисчислимы, ее энергия созидания была огромна. Неудивительно, что и память о ней обретает характер деятельных акций. В Зверевском центре современного искусства арт-проект «Бегемот Внутри» представил вечер, посвященный памяти прозаика, литературоведа, лауреата премии «НГ» «Нонконформизм» Мариэтте Омаровне Чудаковой (1937–2021). Мероприятие организовали поэт, культуртрегер Николай Милешкин (куратор «Бегемота») и поэт, филолог, певица Аня Герасимова (Умка), которая и была ведущей. В самом начале представили сборник воспоминаний «Мариэтта», составленный Герасимовой и дочерью Мариэтты Омаровны, Марией Чудаковой, и вышедший спустя три месяца после ухода ее героини из жизни. Как пояснила сама Умка, после этого события «мы сразу начали собирать все, до чего дотянулись. Самое верное средство от горя: надо же что-то делать! Задача была – по возможности без глобальных обобщений и оценок просто записать все, что помним. Живые жесты, слова, картинки. Живой человек вышел из комнаты, сейчас вернется». Но поспешности при чтении не чувствуется: сборник получился не только хорошо изданным, но и полным по-настоящему содержательных мемуаров.

На вечере звучало много воспоминаний литинститутских учеников Мариэтты Омаровны. Одна из них, поэтесса, сотрудница «НГ-Ex Libris» Елена Семенова, говорила про ее «темперамент и заинтересованность на лекциях: ей было важно мнение каждого студента». Те же качества отметил и Милешкин – он не учился у Чудаковой, но стал свидетелем полуанекдотического случая, когда та яростно беспокоилась по поводу отсутствия в библиотеке подмосковной Малаховки книг Светланы Алексиевич. Вообще забавных историй припоминали много: как засвидетельствовала Анна Герасимова, «наша героиня, несмотря на серьезные занятия, огромные достижения и взрывной характер, была легким, веселым, остроумным человеком», и дух вечера вполне соответствовал ее натуре. Но хватало и разговора о серьезных занятиях: большой обзор книг самой Мариэтты Омаровны, вышедших в издательстве «Время», сделал редактор, поэт, видеоблогер Дмитрий Гасин. «И Тыняновские сборники, и работы по творчеству Булгакова – все это очень важно. Но у нее было одно дело в жизни, которым ни один ученый-литературовед, ни один специалист по творчеству писателя, такого как Булгаков, не занимался. Она уделила много внимания детской литературе. Она видела в этом огромный смысл – потому что те дети, которые вовремя прочитают книги Мариэтты Омаровны, уже никогда не станут антигероями. Квинтэссенция такого отношения находится на последних страницах книги Чудаковой «Егор», посвященной биографии Егора Тимуровича Гайдара. Фигура, мягко говоря, неоднозначная – не со всем в книге можно соглашаться. Но эту биографию можно ставить в пример. Не поленитесь, найдите. Текст называется «Не верьте!» – это так по-мариэттовски!»

Историк литературы, правозащитник, организатор научных дискуссий – все эти амплуа Чудаковой были затронуты на вечере. Но портрет героини был бы неполным без примеров ее безудержной щедрости. О ней вспоминал еще один ученик Мариэтты Омаровны, поэт Александр Закуренко: «Помню, как ночами, когда я сидел за столиком вахтера в банке, она звонила на мой пост или предлагала перезвонить ей, и мы вели ночные беседы – обо всем. Литературе, жизни, как лечить кашель. Она относилась ко мне очень заботливо, всегда интересовалась моим здоровьем. И эта очень волевая, очень сильная женщина открылась мне совсем другой стороной – теплым участием в моей жизни. Надежностью, порядочностью». Эта щедрость касалась и научной работы: «Любые мои просьбы связать с кем-то из нужных по работе людей – и она давала координаты. Тименчик, Фрейдин, Левин, Чертков – я звонил им и ссылался на Чудакову. И всегда (почти всегда) был принят и получал ценную и нужную информацию».

Вечер длился три часа – живой, по-хорошему хаотичный, но люди не уставали. Человек, вышедший из комнаты, все это время оставался в ней и заряжал своим фантастическим жизнелюбием. Оставался примером в равной степени литературным и человеческим. Будем помнить ее – и передавать эту память следующим поколениям. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Я нашел тебя не в крапиве

Я нашел тебя не в крапиве

Николай Фонарев

Нина Краснова представила третий и четвертый тома воспоминаний об Анатолии Шамардине

0
287
У нас

У нас

НГ-EL

0
199
Москва старозаветная и Москва футуристическая

Москва старозаветная и Москва футуристическая

Юрий Юдин

Мастер и Маргарита в зазеркалье экранизации

0
2418
Пушкин в роли Бегемота

Пушкин в роли Бегемота

Александр Сидоров

Мог ли "великий арап" стать прототипом черного кота-пройдохи

0
5764

Другие новости