0
4156
Газета Печатная версия

08.02.2023 20:30:00

Споры вокруг «Великого немого»

Между антиискусством и неповторимой магией

Тэги: немое кино, зарубежье, история, всеволод пудовкин, протазанов, зинаида гиппиус, дмитрий философов, чингисхан, остров сокровищ, иван шмелев, человек из ресторана


немое кино, зарубежье, история, всеволод пудовкин, протазанов, зинаида гиппиус, дмитрий философов, чингисхан, «остров сокровищ», иван шмелев, «человек из ресторана» Дмитрий Философов считал, что в фильме Всеволода Пудовкина «Потомок Чингисхана» много чисто художественных достоинств. Кадр из фильма «Потомок Чингисхана». 1928

В незавершенном предисловии к сборнику его составитель историк кино Рашит Янгиров (1954–2008) писал: «Целью настоящего издания является возвращение в контекст современной гуманитарной науки одного из наименее изученных фрагментов культурного наследия русского зарубежья, который, несмотря на републикации последних лет, остается ввиду малодоступности многих печатных изданий 1920-х годов малоизвестным и оттого должным образом не осмысленным».

В книгу вошли рецензии на конкретные фильмы и аналитические статьи, посвященные проблемам кинематографа, связанные с его дозвуковым периодом. Последнее, по мнению Янгирова, обусловливалось тем, что «киномысль эмиграции с особенным размахом и глубиной активизировалась в последнее десятилетие истории «немого» кинематографа».

Собранные кинотексты разделены на пять блоков: теория, советское, эмигрантское, зарубежное кино и концептуально связанная с последним отдельная подборка статей о Чарли Чаплине. Все вместе они передают динамичность развития идей и мнений изгнанников. В значительной степени это достигалось за счет полемики между ними. Так, например, знаменитый историк искусства Павел Муратов видел в феномене кино антиискусство и как следствие «оскудение» людского «эмоционального фонда». Современный человек более индивидуальный, нежели социальный.

Ему вторил поэт Владислав Ходасевич, для которого «кинематограф и спорт суть формы примитивного зрелища».

В свою очередь, литературный критик Петр Пильский считал, что у кинематографа свои задачи, связанные не с литературой, музыкой или театральными условностями, а с передачей движения, поэтому киноактер и его искусство должны быть «исполнены гимнастической виртуозности, сценической стремительности, электрической подвижности, поражающей и молниеносной внезапности». С ним заочно спорила поэт и прозаик Зинаида Гиппиус, не без основания полагавшая, что движение и динамизм никогда не заменят содержания. В то же время театральный критик и историк балета Андрей Левинсон, напротив, считал критику кино «безнадежной и безжизненной формой снобизма», а неудачи нового искусства, со своей ставшей уже неповторимой магией, объяснял печальным фактом его коммерциализации: «кинематографом завладел купец».

5-14-14250.jpg
Киномысль русского зарубежья
(1918–1931) / сост. ст. и прим.
Р.М. Янгирова; предисл. и прим.
А.И. Рейтблат.– М.: Новое
литературное обозрение,
2022. – 632 с. (Кинотексты).
Интересен раздел, посвященный советскому кино. Несмотря на политическую непримиримость части эмигрантской общественности к большевизму, многие из них стремились быть объективны. Так, публицист и религиозно-общественный деятель Дмитрий Философов следующим образом характеризовал знаменитый советский фильм «Потомок Чингисхана» (в зарубежном прокате шел под названием «Буря над Азией»): «Это фильм большевицкий, а потому очень тенденциозный… Однако судить о достоинствах этого замечательного фильма по его политической тенденции не приходится. Слишком в нем много чисто художественных достоинств». И выразил искреннее сожаление, если режиссер «Потомка» Всеволод Пудовкин является большевиком.

Впрочем, не все эмигранты испытывали восторги по поводу советской киноиндустрии. К сожалению, в рассматриваемую антологию по какой-то причине не вошло письмо Ивана Шмелева в редакцию парижской газеты «Последние новости», который протестовал против, мягко говоря, вольного обращения с его повестью «Человек из ресторана». Получившийся фильм (режиссер – Яков Протазанов, в главной роли – Михаил Чехов), по мнению писателя, «убил душу произведения». Изменение сюжета «есть издевательство над писателем, над духом его произведения, и – обман зрителей».

Следует иметь в виду, что в те годы советские режиссеры в ходе экранизации нередко меняли сюжет не только современных, но и классических произведений. Вспомним «Капитанскую дочку» (режиссер – Юрий Тарич, сценарий Виктора Шкловского) с трусливым Петром Гриневым и благородным Алексеем Швабриным или «Остров сокровищ» (режиссер – Владимир Вайншток), в котором юный Джимми Хокинс превратился в очаровательную Дженни.

Остается надеяться, что настоящее издание будет продолжено и мы увидим антологию, посвященную эмигрантской мысли периода звукового кино. Интересно, что писали в русском зарубежье, когда Великий немой заговорил.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Пхеньян дождался Путина

Пхеньян дождался Путина

Александр Жебин

Почему предыдущий визит состоялся почти четверть века назад

0
1020
Некоторые мысли о книге "Русская история: Государство. Цивилизация. Внешний мир"

Некоторые мысли о книге "Русская история: Государство. Цивилизация. Внешний мир"

Виктор Безотосный

Еще раз о "естественном и органичном" течении исторического процесса

0
1465
Время опять славянофильствует

Время опять славянофильствует

Борис Колымагин

О сакральном смысле молчания

0
467
Европарламент набрался правых сил

Европарламент набрался правых сил

Михаил Стрелец

Современная христианская демократия и европейский интеграционный проект

0
1055

Другие новости