0
2561
Газета Печатная версия

27.09.2023 22:13:00

К жизни голод волчий

На Арбате отметили 50-летие кончины Михаила Зенкевича

Тэги: поэзия, акмеизм, эдгар по, дмитрий ульянов


35-11-2480.jpg
Природа не знает покоя на Арбате, где Сергей
Зенкевич провел вечер памяти
Михаила Зенкевича.  Фото автора
«Природа не знает покоя» – строкой напечатанного впервые на днях стихотворения Михаила Зенкевича был назван вечер к 50-летию его смерти в арбатском Доме А.Ф. Лосева. Его внук, литературовед Сергей Зенкевич, став по традиции главным рассказчиком, отметил, что первым московским адресом деда по переезду из Саратова в 1923-м оказался приарбатский Денежный переулок, потом он жил на Мясницкой улице, а с 1928-го обосновался на Остоженке (Метростроевской).

Полвека жизни в столице полны творчества, удач, разочарований, драм: многое из стихов и прозы осталось ненапечатанным, хотя зенкевичские переводы прочно завоевали статус классики (такова его версия «Ворона» Эдгара По, опубликованная в 1946 году). Спасение от репрессий 1930-х Михаил Александрович в старости объяснял тремя причинами: сестра его матери была замужем за Дмитрием Ульяновым; в Гражданскую войну Михаил, дипломированный юрист (учился он, кстати, в четырех университетах России и Германии), служил у красных в революционном трибунале; наконец, в 1936-м в одну ночь с Владимиром Нарбутом, его ближайшим соратником, арестовали переводчика Павла Зенкевича (совпадение фамилий будто бы отвело угрозу от Зенкевича-акмеиста). Впрочем, по мнению внука поэта, дело все-таки крылось в обычной случайности.

В 1960 году в США Зенкевич первый раз увидел Роберта Фроста, которого переводил с 1930-х, и тот, согласно апокрифу, предлагал ему стать невозвращенцем. Ответом был отказ в том числе из-за опасения за судьбу близких в СССР.

Редактор «Московского книжного журнала» Алексей Мокроусов прочел опубликованные в последние годы стихи Зенкевича 1940-х, назвав их актуальными, а их автора – «примером того, как можно жить в трудные времена». О феномене Зенкевича размышляли писатель, искусствовед Станислав Айдинян, по чьему выражению поэтические образы Зенкевича «ворочают мускулы», а он сам сумел тяжесть испытаний «отрефлексировать в своем творчестве», и переводчик русской литературы на немецкий Александр Ницберг, заявивший, что выше всего ставит Зенкевича эпохи «Дикой порфиры», и прочитавший наизусть свой перевод финального стихотворения этой книги «Сумрачный бог». Неожиданную новость представил художник Александр Лаврухин: только что он изготовил серию самодельных книжек с текстами коротких стихотворений Зенкевича, стараясь подчеркнуть художественным оформлением их дух и смысл.

Прозвучавшее из уст литератора Михаила Сигалова стихотворение 1925 года «О, сколько б ни было вам весен…» вызвано гибелью Есенина, но по сути выражает кредо самого Зенкевича: «Нет! Все готов снести я молча/ И только б – об одном молил,/ Чтоб вечно к жизни голод волчий/ Во мне неутоленный выл». Сегодня наследие его живет, вызывая дискуссии и восторги.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Не хотел быть старым

Не хотел быть старым

Нина Краснова

К 75-летию со дня рождения поэта Александра Щуплова

0
2751
Душа родилась от огня

Душа родилась от огня

Александр Балтин

Особенно долго жить не получилось. Но высказаться полноценно и полновесно он успел

0
1023
Я за родство по душам, не по крови...

Я за родство по душам, не по крови...

Ольга Акакиева

К 80-летию со дня рождения поэтессы Инны Кашежевой

0
2307
Судьба играет человеком…

Судьба играет человеком…

Николай Фонарев

Музыкально-поэтический вечер памяти актера Юрия Демича

0
1047

Другие новости