0
2495
Газета Печатная версия

06.12.2023 20:30:00

Запредельный граммофон

О влиянии политики на чистое искусство

Тэги: филология, серебряный век, брюсов, письма, издатель, андрей белый, мережковский, политика, революция, москва, санктпетербург


45-15-2480.jpg
В письмах Валерия Брюсова раскрываются
 и его творческое кредо, и политическая
 эволюция. Михаил Врубель.
 Портрет Валерия Брюсова. 1906. ГТГ
Все началось с просьбы: «Милостивый Государь Валерий Яковлевич!

Во втором выпуске сборника Вашего «Русские символисты» помещено, между прочим, стихотворение г. М. – «Мечты о померкшем, мечты о былом…». Предприняв в настоящее время издание сборника лучших стихотворений молодых русских поэтов… я выбрал и упомянутое стихотворение для включения в этот сборник, но не имею возможности сделать это, не зная… автора».

Брюсов оперативно ответил на письмо неизвестного редактора, указав, что М. – его псевдоним. Так 12 декабря 1894 года началась переписка Валерия Брюсова с издателем и литературным критиком Петром Перцовым, которая насчитывает 364 письма. По мнению составителя сборника, специалиста по истории Серебряного века Александра Лаврова (Пушкинский Дом, ИРЛИ РАН), послания можно разделить на три части. Первая, относящаяся к 1894–1896 годам, посвящена обсуждению современной литературы. Одновременно Брюсов делился со своим корреспондентом собственным видением символизма. Вторая (1898–1903) – в значительной степени касается деловых вопросов. В первую очередь она относится к журналу «Новый путь», в который редактор и одновременно издатель Перцов привлек своего друга. Третья часть (1904–1906) представляет собой отклики и взаимные оценки на захлестнувшие страну политические события: неудачную русско-японскую войну и революцию 1905 года.

Перерывы, возникавшие в ходе переписки, а затем ее завершение в 1911-м обусловили бытовые причины. Перцов переехал из Санкт-Петербурга в Москву, где жил Брюсов, и в обмене письмами больше не стало никакой необходимости.

Интересны оценки и характеристики писателей, содержащиеся в письмах. Так, Андрей Белый, по мнению Брюсова, «остался все тем же «запредельным граммофоном, выкликателем условно мистических слов, притворным лицемерным орфиком, на деле имеющим в виду выгодно устроить свою судьбу… (И устроит!)» Схожие мысли были и у Перцова, когда он утверждал, что «слаб Бальмонт: надоел его мельхиоровый демонизм и назойливость, с которой он его рекламирует. Нет, весь он какой-то соломенный огонь – этот пресловутый Бальмонт. Слаб и Андрюша Белый. Чудо-мальчик, который одним пальцем симфонию сыграет, но – все одним и тем же пальцем».

45-15-11250.jpg
Литературное наследство. Т. 113.
Валерий Брюсов и Петр Перцов.
Переписка 1894–1911 гг. / Сост.,
вступ. ст., публ. и коммент.
 А.В. Лаврова; подгот. текста
 Ю.П. Благоволиной,
 А.В. Лаврова, Т.В. Павловой;
отв. ред. М.Л. Спивак.– М.:
 ИМЛИ РАН, 2023. – 616 с.
Несмотря на столь категоричные суждения, Брюсов был всегда готов признать свои ошибки. Если в 1902 году автор «Chefs d’oeuvre» мог писать: «Блока знаю; он из мира Соловьевых. Он – не поэт», то по прочтении таких шедевров, как «Когда святого забвения…» или «Я отрок, зажигаю свечи…» в том же году, корреспондент Перцова поменял свое мнение. То же касалось и его стихотворений. «В стихах «К Медному всаднику», по совету Дмитрия Сергеевича (Мережковского. – «НГ-EL») хорошо бы переменить во втором стихе «зыблется» на «высится».

На глыбе оснеженной высится

Петр.

Ибо Петр не зыблется.

Он незыблем».

Впрочем, Перцов, строгий редактор, по свидетельству современников, благосклонно относился к своему корреспонденту. В ответ на присланное литературное приложение к газете «Слово» с брюсовской рецензией «Звенья» на сборник «Свободная совесть», сопровождавшейся критическими замечаниями автора в собственный адрес, он отвечал, что статья хороша: «Зачем Вы скромничаете?»

Книга позволяет лучше понять и политическую эволюцию Брюсова. До революции 1905 года он с симпатией относился к левым общественным течениям, которые усилились после поражений русско-японской войны и условий Портсмутского мира. Последующие деструктивные события заставили его постепенно пересмотреть свои взгляды. Интересно в данном случае признание, что «я написал много стихов «из современности», частью революционных, частью прямо антиреволюционных», которые в дальнейшем вошли в раздел «Современность» сборника «Στέφανος. Венок». А уже полгода спустя поэт утверждал, что быть правым в наши дни достоинство, а не порок, и отказывал своему давнему знакомому, писателю и драматургу Марку Криницкому (Самыгину), в сотрудничестве в «Весах» в числе прочего за то, что тот «месяц за месяцем безнадежно левеет».

Увы, политика вмешивалась даже в чистое искусство русского модернизма. Или оно все-таки никогда не было таким уж чистым?



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Дунцова готовит "Рассвет" поближе к маю

Дунцова готовит "Рассвет" поближе к маю

Дарья Гармоненко

Учредительный съезд политической партии нельзя собрать в случайном месте

0
1366
Мигранты по-своему поняли перевод сложного слова "гастарбайтер"

Мигранты по-своему поняли перевод сложного слова "гастарбайтер"

Екатерина Трифонова

Несколько миллионов человек ежегодно едут в РФ погостить и нелегально заработать

0
1899
Приднестровье ищет у России защиты, но не ради объединения

Приднестровье ищет у России защиты, но не ради объединения

Светлана Гамова

Тирасполь призвал западных партнеров повлиять на Кишинев

0
2410
10 тысяч километров до Москвы

10 тысяч километров до Москвы

Вячеслав Харченко

Арбат, Сретенка, страшный угол в кладовке и яичница с помидорами

0
1407

Другие новости