3
6610
Газета НГ-Политика Печатная версия

07.06.2016 00:01:15

Эмилия Слабунова: институт праймериз искажен до неузнаваемости

Предварительное голосование в России: фильтры вместо демократии

Эмилия Слабунова

Об авторе: Эмилия Эдгардовна Слабунова – председатель политической партии «Яблоко».

Тэги: праймериз, выборы, яблоко, слабунова, сша


праймериз, выборы, яблоко, слабунова, сша Плохая организация праймериз, необязательность результатов, отсутствие внятных правил игры, их неустойчивость и зыбкость – все это подрывает веру в необходимость этого механизма. Фото Fotolia/PhotoXPress.ru

Оценить необходимость праймериз в российских реалиях можно, только разобравшись с их особенностями. Понятно, что праймериз – это черта американской двухпартийной политической системы, элемент их политической традиции. В двухпартийной системе амбициозные политики не могут создать свою политическую партию, поэтому вынуждены выбирать между существующими, и этот выбор очень узкий. Американский политик может поддерживать один крайне важный пункт партийной программы, но не поддерживать остальные или в целом разделять идеологию партии, но выступать резко против отдельного вопроса. Поэтому в каждой из этих партий собираются персоналии с совершенно разными политическими взглядами: может быть левый республиканец, негодующий против абортов и однополых браков, но выступающий за сильную социальную роль государства, или правый демократ, критикующий нарушение прав человека и агрессивную внешнюю политику, но поддерживающий снижение налогов для крупного бизнеса.

Кроме того, в американских партиях нет фиксированного членства, фактически отсутствуют коллективные политически значимые партийные органы, а партийную организацию составляет лишь исполнительная бюрократия. К тому же в США – непрямые выборы президента. Ясно, что в таких условиях необходим механизм дополнительной конкуренции и учета мнения сторонников и рядовых избирателей.

Поэтому праймериз там – это способ компенсировать ограниченность межпартийной конкуренции и недостатки политической системы, механизм поиска наиболее оптимальной кандидатуры, способной принести победу партии.

В Европе, где существует многопартийная система и сильные партийные организации с большим числом формальных членов и активных организаций на местах, праймериз практически не используются. А вот в наших, российских, условиях праймериз, по сути, становятся лишь инструментом для ограничения числа потенциальных обладателей мандата, тем же «фильтром», что и сбор подписей избирателей и муниципальных депутатов.

И это не единственная претензия к праймериз, проводимым в России. Еще одна претензия связана с разницей в самой процедуре проведения предварительных выборов.

В Америке праймериз – это двухуровневая система одного электорального процесса, где первый уровень – это выборы делегатов на общий съезд (голосование на праймериз определяет количество голосов на съезде за того или иного кандидата), а второй уровень – окончательное определение кандидата от партии делегатами съезда.

Праймериз, которые практикуются сейчас в России, – это справочное голосование, которое может учитываться, а может не учитываться. Фактически это процедура, не связанная с реальным голосованием на съезде. Получается, что отечественные партии взяли институт предварительного голосования из одной политической традиции, применили его со значительными искажениями в нашей стране и назвали это праймериз. В результате и процедура работает не так, как должна, и поставленные задачи не решены.

Вызывает опасения и легитимность проведенных праймериз. В идеале они должны помочь определить наиболее поддерживаемого сторонниками партии кандидата. То есть кандидат, прошедший процедуру праймериз, должен обладать более высокой известностью и легитимностью по сравнению с тем, кто был выдвинут обычным партийным собранием. Это действительно так, если праймериз сопровождаются высокой явкой избирателей. Например, в тех же США явка на праймериз составляет примерно 10% от общего количества избирателей – речь идет о миллионах голосов. А, например, в праймериз Демкоалиции и осенью прошлого года, и в этот раз приняли (или планировали принять участие) менее 0,01% избирателей. О большой легитимности прошедших предварительных выборов такие цифры явно не говорят.

Под сомнение можно поставить и репрезентативность праймериз, проведенных с помощью Интернета. Взгляды, ценности, приоритеты интернет-аудитории заметно отличаются от взглядов рядового избирателя. Интернет помогает распространять информацию, стирает границы в общении между людьми, но он не подменяет собой реальный политический процесс. Политическая активность в Интернете не всегда продолжается в жизни – поставить лайк легче, чем прийти на избирательный участок. Кроме того, на настоящих выборах результат определяют широкие слои избирателей с умеренными взглядами. Поэтому список, получивший большинство на проведенных в Интернете праймериз, рискует не получить ожидаемый результат. Показательный пример – республиканский кандидат в президенты США Рон Пол в 2007 году был самым популярным политиком в Интернете, но проиграл все «живые» голосования.

Голосование в Интернете – это виртуализация политической активности, нам же важно привести избирателей на реальные избирательные участки.

Нельзя упускать из виду и возможные технологические риски, связанные с праймериз. Очевидно, что возможности оппозиции несопоставимы с возможностями политических оппонентов, способных привлекать силовые структуры для вмешательства в ход голосования. Говорить о праймериз как о реальном институте можно будет только тогда, когда они будут адекватно организованы – без вбросов, фальсификаций и вмешательства извне.

Целесообразность проведения праймериз в России сомнительна даже с точки зрения безопасности для проводящих их партий. Во внутрипартийном предварительном голосовании участвуют люди, не являющиеся членами и сторонниками партии, – это дестабилизирует ситуацию внутри организации, искусственно завышает поддержку определенных кандидатов. А в конечном счете может привести (и, как показала практика, приводит) к внутреннему конфликту и медийному скандалу.

Не стоит забывать и о том, что проведение праймериз – дорогостоящая процедура, по сложности организации и ресурсам сопоставимая с проведением настоящей избирательной кампании. Но при малом количестве участников эффективность этого процесса, прямо скажем, невысока.

Огромные затраты на внутрипартийную конкуренцию приводят к ложному ожиданию успеха. В результате члены политических партий, чей выбор должен быть прагматичным и обоснованным, рассудительным, даже профессиональным, фактически совершают его под влиянием эмоций. При нашем уровне политической активности и доверия избирателей к политическим партиям праймериз только отвлекают от реальной борьбы, потому что направлены внутрь организации, а не вовне. Но внутрипартийная борьба не может быть важнее борьбы за российского избирателя.

В итоге мы видим недовольство результатами праймериз, неравные стартовые условия кандидатов и злоупотребления при проведении голосования. Все это провоцирует серьезные конфликты и ставит под вопрос вероятность выдвижения списка или проведения полноценной избирательной кампании.

Плохая организация праймериз, необязательность результатов голосования, отсутствие внятных правил игры, их неустойчивость и зыбкость, разные цели участников, ложные ожидания, многочисленные скандалы – все это не только сказывается на провале праймериз, но и подрывает веру в этот демократический механизм.

В стране, где нормально не работает практически ни один социальный институт, ожидать того, что праймериз будут повышать объективность и качество избирательного процесса, не приходится. Все связанное с выборами погружено в атмосферу лжи, махинаций и фальсификаций, поэтому с уверенностью можно полагать, что и праймериз станут моделью реальных выборов – там с успехом будет использоваться весь арсенал грязных технологий.

В наших российских реалиях гораздо важнее не применять искусственные механизмы, органичные для других стран в силу особенностей их политических систем и процессов, а обеспечить открытую, свободную, широкую общественную и политическую дискуссию, конкурентные, прозрачные выборы, независимые СМИ и равный доступ к ним всех политических сил. В таких условиях яркие, сильные лидеры проявятся сами.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


 Госдума планирует принять законопроекты президента по Конституции  до конца октября

Госдума планирует принять законопроекты президента по Конституции до конца октября

0
156
Бюджет ПФР на 2021 год сформирован с дефицитом 494,84 млрд руб.

Бюджет ПФР на 2021 год сформирован с дефицитом 494,84 млрд руб.

0
106
Объем строительных работ может сократиться в 47 регионах России по итогам 2020 года

Объем строительных работ может сократиться в 47 регионах России по итогам 2020 года

0
95
Что там Чиччолина! Что Эммануэль!

Что там Чиччолина! Что Эммануэль!

Евгений Лесин

Никита Рязанский

Елена Семенова

125-летие Сергея Есенина, Горгона Медуза и жульническая кровь на фестивале фантастики «Поехали!» и конкурсе «Звуколёт»

0
378

Другие новости

Загрузка...