0
6703
Газета Печатная версия

03.03.2020 17:15:00

Христиане между Христом и церковью

Священник рассказывает о том, как церковь победила античный полис

Петр Кромских

Об авторе: Петр Кромских – журналист.

Тэги: церковь, история, античность, первые христиане



4-15-12350.jpg
Священник Алексий Волчков.
Раннехристианская община в античном
полисе: научное издание. – М.: Издательский
дом «Познание», 2019. – 256 с.
Во времена античности фанатизм и самоотречение первых последователей Христа стали фундаментом мировой религии. Воцарение Константина Великого сделало христианство государственной религией империи и определило облик церкви в будущем. Апелляция к опыту общин христиан того времени – в богословии, быту, молитвенной практике – для сформировавшихся после окончательного укрепления христианства в Римской империи структур, которые мы сегодня называем церквами, столь же необходима, сколь болезненна. Слишком далека их жизнь от современной, и слишком непохоже верят в одного и того же Бога древние и нынешние христиане – это драматическое различие во все времена вдохновляло еретиков и реформаторов. К апостольским временам и правилам взывал Мартин Лютер, заявляя, что «христианин обладает такими полномочиями, что, даже находясь среди христиан и не будучи призван людьми, он может и должен выступить вперед и учить, если видит, что там нет учителя».

Но есть в истории церкви период, к которому обращаются, пожалуй, реже всего: это время, когда христиане, уже не ждавшие буквально ежедневно Второго пришествия, встроились в общественную жизнь античного полиса и стали всего лишь одним из бесчисленных сообществ, из которых он состоял. Уже не апостолы, еще не церковь; кем были эти люди? Ответу на этот вопрос посвящена книга священника Алексия Волчкова «Раннехристианская община в античном полисе».

По мнению автора, в этом пренебрежении есть часть вины ученых. «Эпоха раннего христианства, доконстантиновская эпоха, обойдена вниманием… Это понятно, потому что ученых привлекают наиболее, как кажется им, яркие эпохи – апостольское время, и уже – раз! – Константин, IV и V века, Византия, расцвет богословия, архитектуры, мысли, прочее… А то, что было между – ну, ни то ни се, уже не апостолы, еще не Василий Великий. Поэтому многие ученые, даже западные, проявляют не очень большое внимание к данному этапу церковной истории», – сказал он на презентации в Общецерковной аспирантуре и докторантуре.

С тем, что Второе пришествие может и не состояться на их веку, столкнулись уже апостолы. С осознанием этого перед христианскими общинами встала другая проблема: как им жить в мире, который вовсе не спешит принимать их истину? Прежде чем перейти к собственно христианским сообществам античных полисов, автор останавливается на том, что представлял собой сам полис. «Строительными блоками», из которых он был сложен, были микросообщества, имевшие собственные уставы, правила поведения, порядок уплаты членских взносов и статуты поведения на пирах, которые были основным способом их совместного времяпрепровождения.

Множество этих «блоков» состояли из последователей пророка из Назарета, перенявших привычки античных горожан и адаптировавших их к своим верованиям. Именно важнейшая, еще языческая, традиция общего застолья – равенство членов общества за трапезой и порицание тех, кто на пиру обделял друзей и гостей, – в конечном итоге определила облик и содержание причастия, превратившегося в таинство и окончательно потерявшего функцию простого насыщения. Надо сказать, что самого слова «христианство» христиане, именовавшие друг друга переведенными на греческий язык терминами из Ветхого Завета – «избранными, праведными, нищими, верными», – тогда еще не знали.

Одна из причин интереса Алексия Волчкова к теме, впрочем, должна бы вызывать самый что ни на есть практический интерес духовенства. «В это время Церковь победила всех. Союз общин, сначала раздробленный, но потом налаживающий связи, такая сеть настоящая», – характеризует автор ту эпоху. Действительно, выходом для христианских общин, которым нужно было интегрироваться в мир, стала сама структура полиса, состоявшего из бесчисленных митраистских, иудейских, языческих, гностических и иных «коллегий». «Древний мир был охвачен страстью, которой современные люди почти лишены, – они любили собираться вместе», – говорит Волчков. Современный город – а точнее, мир – тоже в целом составлен из микросообществ, ушедших во всемирную Сеть и сформировавших там собственные традиции, ритуалы и язык мемов.

И именно в нем сегодня церковь могла бы искать себе место под солнцем и приверженцев, что весьма непросто. Из десяти крупнейших каналов религиозной тематики в российском сегменте Telegram, например, есть один канал, посвященный картам Таро, один блог протестантского пастора и восемь мусульманских площадок. Книга Алексия Волчкова представляет научный анализ и структурирована именно как научное исследование, поэтому вряд ли станет для кого-то инструкцией по тому, как сделать церковь частью окружающего мира, не дав ей при этом раствориться в огромной массе сообществ. И со своей задачей книга справляется, хотя интересна будет скорее профессиональным исследователям религии и историкам или, во всяком случае, тем, кто уже имеет достаточно развитое представление о церковной истории. Но христианство уже однажды было не церковью, которую мы знаем сегодня, не религией, как мы ее определяем. В первые века именно обыденность сделала общины, опирающиеся на Евангелие, институтом полиса, пережившим две тысячи лет. Возможно, церкви имеет смысл вернуться к этому опыту.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Освобожденный Михаилом Кутузовым польский Болеславец обретет российского побратима

Освобожденный Михаилом Кутузовым польский Болеславец обретет российского побратима

Ирина Дронина

Со дня рождения великого русского полководца прошло 275 лет

0
1264
Незаметно все случилось…

Незаметно все случилось…

Владимир Печерин

Перевернутость самых естественных для человека чувств и представлений делает абсурд одним из наиболее реальных персонажей книги

0
584
Фаллос «дерзкого свода» собора таранит небо…

Фаллос «дерзкого свода» собора таранит небо…

Борис Колымагин

Мандельштам эмигрировал бы в Израиль, будь у него такая возможность и само это государство в наличии

0
1467
И падать от стрел и от смут…

И падать от стрел и от смут…

Андрей Шацков

Сказы Куликова поля

0
403

Другие новости

Загрузка...