0
6536
Газета Печатная версия

18.10.2022 13:17:00

Релокация маленькой русской веры

Будут ли новые эмигранты создавать альтернативные Московскому патриархату общины

Тэги: россия, сво, частичная мобилизация, украина, турция, армения, казахстан, киргизия, узбекистан, таджикистан, рпц, рпцз, архиепископия, европа, эмиграция, релоканты, патриарх кирилл, патриарх варфоломей, грузинская церковь, армянская церковь


россия, сво, частичная мобилизация, украина, турция, армения, казахстан, киргизия, узбекистан, таджикистан, рпц, рпцз, архиепископия, европа, эмиграция, релоканты, патриарх кирилл, патриарх варфоломей, грузинская церковь, армянская церковь Духовенство РПЦ в сопредельных странах словно не замечает наплыва переселенцев из России. Фото со страницы «Православие в Кыргызстане. Бишкекская епархия» в «ВКонтакте»

Становится традицией, что каждые сто лет происходит великий исход русских со своей родины. С 1917 по 1922 год, во время революционных событий и Гражданской войны, страну добровольно или под принуждением покинули, по разным оценкам, от 3 до 5 млн человек. Рассеявшись по разным странам Европы и Америки, они впоследствии образовали собственные церкви русской традиции, которые до недавнего времени были дистанцированы от Московского патриархата. Так появились Русская православная церковь Заграницей (РПЦЗ) и Парижская архиепископия. РПЦЗ воссоединилась с РПЦ лишь в 2007 году, а архиепископия – в 2019-м.

Ныне Россию также покидают сотни тысяч граждан. Точных цифр по эмигрантам новейшей волны нет, но, по данным Росстата, с начала года из страны выехало порядка 500 тыс. граждан. Только за две недели после 21 сентября, по данным СМИ, границу пересекли еще не менее 700 тыс. человек. Стоит ли ожидать, что в ближайшем будущем в диаспорах новых русских эмигрантов появятся общины русской традиции, которые, так же как и их исторические предшественницы, будут стараться дистанцироваться от церковного центра в Москве? Ведь возможно, что многие из тех, кто сегодня пересекает границу, в душе считают себя верующими, и при этом они в корне не согласны с позицией патриарха Кирилла и других иерархов РПЦ по поводу происходящих в мире событий.

Поскольку с начала сентября Евросоюз и ряд не входящих в ЕС стран стали ограничивать въезд на свои территории для граждан РФ, то сегодня основные направления релокантов (так сейчас называют российских экспатов) – это преимущественно Турция, Армения, Грузия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан. 

В республиках Средней Азии есть епархии Московского патриархата. В Киргизии, Таджикистане и Узбекистане они объединены начиная с 2011 года в Среднеазиатский митрополичий округ РПЦ. В Бишкекской епархии (Киргизия) действуют 46 православных приходов, в Душанбинской епархии (Таджикистан) – 6 храмов РПЦ, а в Ташкентской епархии (Узбекистан) – 35 церквей. В Казахстане начиная с 2003 года существует свой митрополичий округ. Согласно официальному сайту РПЦ, сегодня в него входят 10 епархий, а общее количество храмов на 2016 год равнялось 355.

Что касается Грузии, то это каноническая территория Грузинской православной церкви (ГПЦ). Поскольку ГПЦ находится в каноническом общении с РПЦ, участвовать в богослужениях и причащаться в храмах Грузии может любой россиянин. Сложнее обстоит дело в Армении и Турции. Турция входит в церковную юрисдикцию Константинопольского (Вселенского) патриархата, с которым у РПЦ нет евхаристического общения. Оно было разорвано в октябре 2018 года из-за того, что Вселенский патриарх Варфоломей способствовал созданию Православной церкви Украины (ПЦУ). Тогда же РПЦ запретила своим верующим совершать церковные обряды в храмах Константинопольского патриархата. Русских церквей в стране единицы. В 2019 году в провинции Анталья было учреждено Общество русскоязычных православных верующих, и для их окормления на берег Средиземного моря отправлен клирик Белгородской митрополии священник Георгий Иванчогло.

Территория Армении находится в юрисдикции Армянской апостольской церкви (ААЦ). Это одна из древнейших христианских церквей, имеющая ряд особенностей в догматике и обряде, отличающих ее от византийского православия. ААЦ относится к группе так называемых дохалкидонских церквей, то есть тех, кто не принял итоги Халкидонского Вселенского собора 451 года. Из-за различий в учениях приверженцы РПЦ не могут совершать церковные таинства в армянских храмах. В октябре 2021 года Синод РПЦ при поддержке армянского духовенства постановил образовать епархию Московского патриархата в пределах Республики Армения. Возглавил новообразованную Ереванско-Армянскую епархию митрополит Леонид (Горбачев). Однако два месяца спустя он также был назначен патриаршим экзархом в Африку и, судя по всему, все свои силы бросил на развитие миссии на Черном континенте. Ереван остался вне поля зрения Горбачева. В конце сентября глава отдела международных отношений Армянской апостольской церкви (ААЦ) протоархимандрит Шаге Ананян выразил надежду, что епархия РПЦ на территории Армении в ближайшее время все-таки получит регистрацию на законодательном уровне. Вероятно, это заявление было вызвано наплывом россиян в страну. Сегодня в Армении действуют восемь церквей Московского патриархата, которые в 2016 году были объединены в патриаршее благочиние.

Готовность принимать россиян и даже выдавать им ускоренный вид на жительство высказали власти Монголии. Приоритет, правда, будет отдаваться жителям пограничных с этим восточноазиатским государством регионов РФ. По данным миграционных служб, только с 21 по 29 сентября через пропускной пункт Алтанбулаг (в районе бурятской Кяхты) в Монголию въехало 6268 граждан России. Еще 748 человек за это время продлили срок пребывания и визы, а более тысячи человек получили соответствующие консультации. Основной религией страны является буддизм тибетского направления. Среди христиан в 2010 году большинство составляли протестанты – примерно 30–40 тыс. верующих. Приверженцев русского православия было еще меньше – порядка 1,4 тыс. человек. До 1929 года на территории страны существовали четыре православные церкви. В наши дни остался лишь кафедральный собор в Улан-Баторе. Есть еще небольшая православная община с домовым храмом в Эрдэнэте.

В то время как РПЦ активно помогает беженцам и пострадавшим мирным жителям ДНР и ЛНР, а также массово совершает крещения и всячески поддерживает мобилизованных, о помощи релокантам на сайтах епархий Московского патриархата нет ни слова. Православный священник одной из среднеазиатских республик, пожелавший остаться неназванным, рассказал «НГР», что официально в церкви такая работа не ведется. Священники и миряне его республики помогают экспатам лишь по собственной инициативе. Секретарь Душанбинской епархии РПЦ Василий (Телехов) на вопрос «НГР» о том, как в Таджикистане помогают россиянам, пояснил: «Душанбинская епархия при поддержке Синодального отдела по благотворительности и социального служения Русской православной церкви проводит еженедельные благотворительные обеды для всех желающих. Мы не заметили существенного увеличения числа просителей по прочим вопросам. Скорее всего приезжие обращаются в центры занятости по вопросу трудоустройства или работают удаленно, поэтому в помощи церкви не нуждаются». В канцелярии Бишкекской и Кыргызстанской епархии «НГР» рассказали, что «в порядке общей помощи церковь по мере возможности помогает всем обращающимся независимо от вероисповедания или причины возникших трудностей». При этом «за последнее время увеличилось количество запросов о помощи из Баткенской области», где недавно были пограничные столкновения, тогда как «от прибывших из России количество просьб о помощи не увеличилось».

В соцсетях стали появляться паблики, которые предлагают посильную помощь тем, кто оказался на чужбине. Создают их местные жители, вероисповедание которых порой далеко от православного. Правда, и беженцев вопросы религии волнуют сейчас меньше всего. Им важна информация о том, где дешевле снять жилье и обменять деньги, как получить местные сим- и банковские карты, нужно ли регистрироваться в новой стране и возможно ли получить вид на жительство и найти работу.

О том, что религиозные потребности у релокантов не являются первоочередными, подтвердил «НГР» и человек, который в апреле покинул Россию, также пожелавший остаться анонимным: «В отличие от исхода, который был сто лет назад, современные русские беженцы сейчас не нацелены на сохранение своих духовных и культурных традиций. Их пока интересуют совсем другие вещи. Ни в одном паблике о релокации вопросы церковной жизни не поднимаются, так же как не поднимается вопрос о «России, которую мы потеряли». Даже призывы патриарха Кирилла усиленно молиться за российскую власть и особенно за Владимира Путина, а также благословение Московским патриархатом мобилизованных и в целом поддержка конфликта с Украиной уже не вызывают у покинувших Россию ту резкую негативную реакцию, что была раньше. Люди просто вздыхают и разводят руками, предпочитая вовсе это не обсуждать. Те, кто хочет, посещают храмы тех стран, где находятся, разговаривают со священниками. Но у многих нет ни такого желания, ни потребности».

«Очень спорно проводить какую-либо аналогию между событиями первой волны русской эмиграции и имеющимся сейчас исходом из России значительного числа людей. Это ситуации, несопоставимые по многим параметрам, и прежде всего церковным», – заметил в разговоре с «НГР» церковный историк, профессор Санкт-Петербургской духовной академии протоиерей Георгий Митрофанов. «Среди эмигрантов первой волны процент воцерковленных и тем более практикующих христиан был значительно выше, чем сейчас. Более того, к тому времени в Европе, а первая волна русской эмиграции концентрировалась в основном в Германии, на Балканах, в Чехии и во Франции, в этих странах не существовало какой бы то ни было инфраструктуры церковной жизни. Православные русские храмы Европы той волны – это были немногочисленные посольские храмы и церкви в университетских и курортных городах, которые находились в юрисдикции Петроградского митрополита. Поэтому всю русскую церковную инфраструктуру по существу приходилось создавать заново. Этим и занялись оказавшиеся в изгнании епископы, которые возглавляли в дореволюционной России разные епархии. Собственно, так и появилась в 1921 году Русская православная церковь заграницей. Сейчас ситуация другая, и она, во-первых, связана с тем, что у нас за это время возникло немало храмов Русской православной церкви. Это как храмы Московского патриархата, так и находившиеся там с прежних времен церкви Русской православной церкви заграницей и Западноевропейского экзархата Константинопольского патриархата. К настоящему времени подавляющее большинство приходов этих двух юрисдикций уже вошли в Московский патриархат, а весьма немногочисленные храмы альтернативных юрисдикций, относящихся к русской традиции, но не присоединившиеся к РПЦ, ситуацию не определяют», – считает священнослужитель.

Он также отметил, что среди тех, кто выезжает из России сейчас, процент воцерковленных людей весьма незначителен, а практикующих христиан еще меньше. «Это видно и по опыту третьей и четвертой волны эмигрантов 1990-х годов. Среди них людей воцерковленных было очень немного, и для подавляющего большинства тех, кто, будучи невоцерковленным, стал посещать храмы, живя за границей, церкви остаются чем-то вроде национальных клубов, которые они посещают от случая к случаю, но не являются полноценными активными прихожанами. Для них это все ограничивается внешним ритуализмом, основанным на ностальгии по покинутой России. Однако эта ностальгия не такая острая, какой она была у эмигрантов первой волны. Но самое главное: сегодня весьма разнится не в пользу нынешних эмигрантов не только религиозный, но и культурный уровень. Поэтому людей, с какой-то активной церковно-политической позицией, которые будут испытывать потребность создать альтернативную Московской патриархии юрисдикцию, ничтожное число. А большинство выезжающих пусть и по идейным, а не экономическим соображениям будут вполне удовлетворяться теми храмами, которые есть, даже если они находятся в юрисдикции Московского патриархата», – заключил священник.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Украинские танки заправляются российским дизелем через Индию и Болгарию

Украинские танки заправляются российским дизелем через Индию и Болгарию

Михаил Сергеев

Глобальный рынок углеводородов мешает санкциям и ограничению военных поставок

0
501
Госдума изменит график работы под Послание либо указания президента

Госдума изменит график работы под Послание либо указания президента

Иван Родин

Выезд депутатов к избирателям в конце февраля – начале марта предлагается отменить

0
390
Киев осваивает методы сетецентрических боевых действий быстрее Москвы

Киев осваивает методы сетецентрических боевых действий быстрее Москвы

Владимир Мухин

К военным конфликтам будущего готовятся и Россия, и США, и страны НАТО

0
603
В Москве довольны сотрудничеством с Астаной

В Москве довольны сотрудничеством с Астаной

Виктория Панфилова

Казахстан, расширяя связи с Россией, выбирает европейский путь

0
401

Другие новости