0
10577
Газета Печатная версия

04.06.2024 17:34:00

Глава Абхазской церкви выдвинул ультиматум патриарху Кириллу

Виссарион Аплиа требует, чтобы РПЦ в одностороннем порядке забрала верующих республики

Анастасия Коскелло

Об авторе: Анастасия Сергеевна Коскелло – журналист.

Тэги: абхазия, абхазская церковь, рпц, патриарх кирилл, виссарион аплиа, раскол, константинопольский патриархат, гпц, патриарх илия II, церковная политика


абхазия, абхазская церковь, рпц, патриарх кирилл, виссарион аплиа, раскол, константинопольский патриархат, гпц, патриарх илия II, церковная политика Виссарион Аплиа велел своим священникам отправляться в епархии РПЦ, в которых они числятся. Кадр из видео с канала Абхазской ГТРК на YouTube

Духовенство и чиновники Абхазии встревожены: старейший священнослужитель страны священник Виссарион Аплиа потребовал от патриарха Московского и всея Руси Кирилла принять Абхазию под свой омофор и разрешить вопрос о ее каноническом устройстве. Аплиа также просит патриарха рукоположить епископа для Абхазии и выделить храм в Москве для абхазской диаспоры. Как сообщил 27 мая автору статьи сам священник, письмо патриарху с изложением своих требований он уже отправил, но ответа пока не получил.

Абхазия начиная с 1943 года входит в каноническую территорию Грузинской православной церкви (ГПЦ), что, несмотря на негодование местных верующих и духовенства, признаёт РПЦ. Сам Виссарион – клирик ГПЦ, никогда не обращавшийся за отпускной грамотой к своему священноначалию (по словам священника, после войны 1992–1993 годов он больше не считает себя принадлежащим Грузинской церкви). Созданная им Абхазская православная церковь (АПЦ) считается неканонической церковной структурой. Если просьба Аплиа будет выполнена, патриарх Кирилл окажется в ситуации конфликта с грузинским патриархом Илией II, – ведь в Тбилиси главу РПЦ обвинят во вторжении на чужую каноническую территорию. Ситуация – скандальная, особенно с учетом положения Грузинской церкви в мировом православии и той поддержки в украинском церковном вопросе, которую ГПЦ всегда оказывала Московскому патриархату.

По словам Аплиа, тот факт, что другие поместные церкви, включая Грузинскую, не признают переход Абхазии под власть РПЦ, для него не имеет значения: «Нам главное – оставаться в православном вероучении, в согласии с канонами и правилами. Признание-непризнание – для нас это не так важно». В обоснование своей позиции Аплиа ссылается на 17-е правило Халкидонского собора и 25-е правило Трулльского собора. По словам священника, из этих правил следует, что если епископ не появлялся на территории своей епархии более 30 лет – а с окончания грузино-абхазской войны и бегства грузинского священноначалия из Абхазии прошло уже даже больше, – епархия может перейти под власть другого епископа (впрочем, есть иные мнения, см. ниже). «Тридцать лет я выдержал. Сегодня мы ставим вопрос перед святейшим», – заявляет Аплиа.

Абхазия в 1943 году была включена в состав ГПЦ «неканоническим путем», полагает Аплиа: «Мы не являемся частью Грузинской церкви, мы являемся частью Русской церкви, как решил патриарх Тихон на соборе 1917–1918 годов (речь об отказе Всероссийского патриарха Тихона признать правомочность претензий грузинского католикоса на Абхазию в 1918 году. – «НГР»). Решение 1943 года о канонической территории Грузинской церкви не соборное, оно не имеет канонической силы». Виссарион убежден, что его позиция – единственно верная, но реализации его планов мешают: «Канонически – мы на правой стороне. Но в Москве много наших противников, много влиятельных грузин».

По словам священника, в мае он уже встречался с патриархом Кириллом в Москве и высказывал свои требования. Патриарх, по утверждению Аплиа, ответил уклончиво, сославшись на отсутствие единства в абхазском духовенстве: «Патриарх при встрече сказал мне: вы решите сначала между собой. А то одни у вас хотят в Константинополь, другие в Грузию. Решите уже между собой этот вопрос, куда вы хотите». Имеется в виду наличие в республике двух параллельных не признанных никем церковных структур, Абхазской православной церкви с центром в Сухумском кафедральном соборе и Священной митрополии Абхазии (СМА) с центром в Ново-Афонском монастыре (подробнее в «НГР» от 20.03.24).

Ответ, очевидно, не устроил Аплиа, поэтому он подключил к вопросу президента Республики Абхазия (РА) Аслана Бжания. «Во время последней личной встречи с отцом Виссарионом патриарх Кирилл обещал ему помочь с решением нашего церковного вопроса, но сказал, что к нему в таком случае должно обратиться руководство страны, – сообщил автору источник в кабинете министров Абхазии. – Президент (Аслан Бжания. – «НГР»), спикер парламента (Лаша Ашуба. – «НГР») и отец Виссарион собирались в Москву, им была назначена аудиенция у патриарха. Уже были куплены билеты. За пару дней с ними связались из патриархии, чтобы уточнить повестку встречи. Они сообщили, что у них есть три пункта: определение канонического статуса Абхазской православной церкви, рукоположение епископа для Абхазии и выделение храма в Москве для абхазской диаспоры. И на следующий день встреча была отменена». После того как встреча сорвалась, Виссарион принял решение изложить свои мысли письменно. До получения официального ответа от РПЦ Аплиа отказывается давать дальнейшие комментарии СМИ.

По словам источника автора в республиканском кабинете министров, после очередной неудачной попытки «решить свой вопрос руками президента», одновременно с отправкой письма патриарху, Аплиа также потребовал, чтобы священники РПЦ, которые служат в Абхазии и подчинялись ему как председателю совета АПЦ, покинули страну: «На днях Виссарион собрал всех своих священников и потребовал, чтобы они ехали в свои епархии, – туда, где их рукополагали, – и просили отпускные грамоты в Абхазскую церковь у местных архиереев. Они говорят: как же мы поедем, нас там давно не было, там нет даже наших личных дел. Нас там никто и не знает. И как они могут нас направить в Абхазскую церковь, если такой церкви не существует? Они говорят: а если нас задержат и направят на какие-то приходы? А Виссарион им: ну, тогда до свидания».

Выполнили ли священнослужители требование Аплиа, неизвестно.

Всего, согласно сайту АПЦ, кроме Виссариона в составе его религиозной организации – 10 клириков РПЦ: игумены Сергий (Джопуа) и Игнатий (Киут), иеромонахи Василиск (Лейба) и Давид (Гвазава), священники Долмат Гопия, Александр Сергеев, Андрей Струцкий, Игорь Артемьев, Никита Адлейба, Матфей Тужба. О своей принадлежности к АПЦ заявляет также схиигумен Гавриил (Виноградов-Лакербая). Тревогу подчиненных Аплиа можно понять: все они числятся заштатными клириками различных епархий Московского патриархата; их пребывание в составе АПЦ и служение на территории Грузинской церкви, не согласованное с патриархией в Тбилиси, потенциально делает их обвиняемыми на церковном суде как в РПЦ, так и в ГПЦ.

Похожая ситуация была в Абхазии в феврале 2021 года. Тогда Аплиа точно так же отправлял домой священников РПЦ и даже объявил интердикт в пределах своей церковной структуры – то есть отказался совершать богослужения, пока Московская патриархия не разрешит вопрос о каноническом статусе Абхазии. Ситуацию удалось урегулировать тогдашнему председателю Отдела внешних церковных связей РПЦ митрополиту Илариону (Алфееву).

Нынешняя ссылка Аплиа на каноны и его рассуждения о 30-летнем периоде, после которого Абхазия должна «автоматически» обрести свободу от ГПЦ, – необоснованны, отмечает специалист по каноническому праву, старший преподаватель кафедры общей и русской церковной истории и канонического права Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета протоиерей Димитрий Пашков. «В целом 17-й канон IV Вселенского собора и 25-й канон Трулльского собора предполагают в своей гипотезе другие обстоятельства: бесконфликтное фактическое управление епископом небольшим деревенским приходом, пограничным с его епископией. Это именно бесконфликтное управление, похожее на то, как человек добросовестно (в юридическом смысле) долгое время владеет найденной им вещью. Абхазскому духовенству надо бы подумать над более убедительными аргументами», – говорит эксперт.

Уполномоченный по делам религии кабинета министров РА, преподаватель АбГУ, кандидат исторических наук Резо Кация также считает, что нынешний «демарш» Аплиа в отношении патриарха Кирилла едва ли будет результативным, а его ссылка на каноны вызывает вопросы: «Насколько эти каноны к нам применимы, не знаю. Там речь идет о двух епархиях одной поместной церкви. В нашем случае мы обращаемся к другой поместной церкви. Это совершенно иная ситуация». По мнению Кация, для восстановления канонического порядка в Абхазии необходимы переговоры с участием ГПЦ – чего категорически не допускает Аплиа. «Всегда нужно исходить из реалий. Если возобладают узконациональные или поместные интересы, ничего не решится. Поэтому я сторонник трехсторонних переговоров с участием ГПЦ, РПЦ и абхазской стороны», – подчеркивает уполномоченный по делам религии.

Секретарь Совета безопасности при президенте РА Сергей Шамба 21 мая сообщил автору статьи, что лично он как член церковного совета и давний друг Аплиа во всем его поддерживает, но при этом позиция абхазского государства в церковных вопросах – нейтралитет. По словам Шамба, среди чиновников в Абхазии есть сторонники как АПЦ, так и параллельной церковной организации – СМА архимандрита Дорофея (Дбара): «У нас церковь отделена от государства. Государство не вмешивается в религиозные вопросы. Если вы спросите президента, вице-президента, премьер-министра, меня – мы все скажем, что мы поддерживаем Абхазскую церковь во главе с отцом Виссарионом. И мы ходим на праздники в Сухумский кафедральный собор. Это однозначно. Наша позиция известна. Но есть в органах власти люди, которые поддерживают Дорофея. У них там в Новом Афоне есть свои связи в местной администрации, среди общественности. Хотя из высшего руководства страны к ним никто не ходит. По крайней мере я таких высших чиновников не знаю». По мнению Шамба, главное препятствие для разрешения канонического статуса Абхазии – отсутствие единства между абхазским духовенством, которое возникло по причине сугубо личного конфликта между Аплиа и его учеником и бывшим протеже Дорофеем (Дбаром). «Если бы не Дорофей и Виссарион, я думаю, проблему этого раскола можно было бы быстро решить. С моей точки зрения, все упирается в личности. И Дорофей, и Виссарион упираются в свою позицию. Настолько, что позиция уже начинает довлеть. За годы этой их борьбы мы уперлись в мертвую точку, с которой не сдвигаемся», – говорит Шамба. «Примириться у них был шанс. И я прилагал определенные усилия к этому. Пытался организовать переговоры, чтобы был какой-то компромисс. Но не получилось», – отмечает секретарь Совбеза.

По мнению чиновника, Аплиа сегодня ошибочно надеется, что ему удастся переубедить руководство РПЦ и добиться своего принятия в Московский патриархат подобными методами. В этом плане в СМА, по словам Шамба, более реалистично смотрят на вещи: «Дорофей, насколько я знаю, уже понимает, что никакой независимости от Константинополя он не получит (речь об обращении СМА к патриарху Варфоломею с просьбой созвать межправославное совещание по абхазскому церковному вопросу в 2012 году. – «НГР»). Виссарион пока еще верит, что Россия может пересмотреть свои взгляды. Мне кажется, если они оба начнут исходить из реальности, можно будет их объединить снова». По словам Шамба, ключевая проблема православия в Абхазии – это поиск третьего церковного лидера, более способного к дипломатии и переговорам, нежели Аплиа и Дбар. «Наместником Ново-Афонского монастыря, кстати, является не Дорофей, а Давид (иеродиакон Давид (Сарсания), клирик ГПЦ. – «НГР»). Мне кажется, он более склонен к компромиссам», – отмечает Шамба.

Абхазский политик и общественный деятель Давид Пилия, член Общественной палаты РА, полагает, что нужно идти путем межправославного диалога: «Вселенский патриарх как игрок сегодня отпал ввиду событий на Украине. Осталось два игрока, которые потенциально могли бы совместно решить абхазский церковный вопрос, – Грузинская и Русская церкви. Судьба будущей Абхазской церкви должна быть решена ими». Как и председатель Совбеза, Пилия считает, что для разрешения абхазского церковного вопроса необходима тонкая дипломатия: «Многие в Абхазии были бы рады, чтобы появилась Абхазская церковь в качестве автономии в составе РПЦ. Но мы знаем, что на это не согласится Грузия. При этом мы знаем, что люди в Абхазии не хотят находиться в составе ГПЦ. Поэтому нужны переговоры, чтобы найти какой-то третий, компромиссный вариант». «Из тех клириков, что на первом плане, оба навряд ли смогут возглавить нашу церковь в силу известных причин. Не всегда популярные люди – самые подходящие для администрирования. Иногда нужно уметь находить компромиссы, договариваться со светской властью», – отмечает Пилия. По его словам, епископ Абхазии необходим. «Нет епископа – нет церкви. Но его фигура должна быть согласована на уровне РПЦ и ГПЦ. Нужно искать такого кандидата, которого воспримут нормально и в Абхазии, и в России, и в Грузии. Это сложная задача. Грузина-епикопа, наверное, невозможно представить у нас в стране. Еще жива память о войне 1992–1993 годов, и абхазское общество не сможет доверять такому человеку. Русского – может быть, проще. Но тогда это должен быть человек, который хорошо знает Абхазию. Лучше всего, конечно, выдвинуть человека из нашей среды, который бы понимал наш менталитет», – подчеркивает политик.

Глава Священной митрополии Абхазии архимандрит Дорофей (Дбар), которого РПЦ с 2023 года считает лишенным сана иеромонахом, скептически смотрит на перспективы канонического урегулирования в Абхазии в ближайшем будущем: «Реальное урегулирование будет возможно только тогда, когда нормализуются отношения между поместными православными церквами, в особенности РПЦ и Константинополем. Тогда появится возможность «принуждения» ГПЦ к решению абхазского церковного вопроса. До этого не будет ничего. В результативные переговоры РПЦ и ГПЦ по абхазскому вопросу я не верю. ГПЦ сегодня не готова ни к каким компромиссам в отношении Абхазии». Как историк архимандрит Дорофей отмечает, что для Абхазии длительная жизнь местного православия вне церковных институций – в какой-то степени историческая норма вследствие падения Константинополя и длительного периода османского владычества (XV–XIX века): «Внеинституциональное христианство – это абхазская традиция. Христианство стало этнизированным и приобрело у абхазов собственные формы. Роль церковной иерархии здесь гораздо меньше. Мы привыкли к ситуации, когда есть только Господь Бог и созданная им природа, ставшая для нас нерукотворным храмом!»

В то же время наместник Ново-Афонского монастыря, клирик ГПЦ иеродиакон Давид (Сарсания) полагает, что церковный институт необходим республике: «Православная паства в Абхазии не представлена лишь абхазским этносом, она многонациональна, и это неоспоримый факт. Институт церкви необходим для объединения всех верующих нашей страны в одну юрисдикцию». По словам Сарсания, нынешний «демарш» Аплиа показывает, что сейчас в Абхазии «каждый священник делает то, что ему заблагорассудится, – никто ни за что не несет ответственности, а это невозможно в церкви». «За эти 30 с лишним лет можно было убедиться в том, что решение абхазской церковной проблемы невозможно в том ключе, который предлагается отцом Виссарионом, – говорит священнослужитель, – Вероятнее всего, причина кроется в церковно-канонической некомпетентности лиц, формирующих позицию отца Виссариона. Признание со стороны РПЦ автокефалии ГПЦ в пределах бывшей ГССР в 1943 году – факт в каноническом отношении неоспоримый. Речь там шла не о даровании статуса автокефалии, а о ее признании. Это означает, что пересмотра этого свершившегося акта не предвидится. И теперь пришло время исходить из действительности того тупикового состояния нашей церковной жизни, при котором территория Абхазии оказалась изъята из церковно-канонического поля».

«Необходимо прекратить жить в иллюзии существования Абхазской церкви, будь то под руководством отца Виссариона или кого-то еще, – отмечает Сарсания. – Пора садиться за стол переговоров с той церковью, которая несет каноническую ответственность за нашу епархию, то есть с Грузинской. И, конечно, в качестве посредника должна выступить Русская церковь. Потому, что она имеет прямое отношение к нашей ситуации, и потому, что клирики РПЦ сейчас, пусть и без соответствующего канонического благословения, совершают богослужения и ведут пастырскую деятельность на территории Абхазии».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Что стоит за спором Дворкина и Ткачева

Что стоит за спором Дворкина и Ткачева

В РПЦ разгорается дискуссия о псевдостарчестве

0
2386
Духовенство Эстонии должно к июлю отречься от РПЦ

Духовенство Эстонии должно к июлю отречься от РПЦ

Милена Фаустова

Чиновники выявили в митрополии Таллина непатриотичную «ересь»

0
2399
Пожертвует ли папа Римский первенством ради экуменизма

Пожертвует ли папа Римский первенством ради экуменизма

Милена Фаустова

Ватикан показывает путь воссоединения западного и восточного христианства

0
2456
РПЦ бросила якорь на Кипре

РПЦ бросила якорь на Кипре

Андрей Мельников

Островное архиепископство остается для Московской патриархии мостом в недружественный греческий мир

0
5823

Другие новости