0
2500
Газета Поэзия Печатная версия

17.08.2022 17:49:00

Выныривая в зеркальце лицом

Об Иркутске, реке Кая и рае, где священнодействует будильник

Тэги: давид самойлов, литинститут, иркутск, валентин распутин, вампилов


30-15-12250.jpg
Светлана Михеева. Воображая
лес.– Иркутск:
Востсибкнига, 2021. – 120 с.
Пятый сборник иркутского поэта и журналиста, выпускницы Литератутного института им. А.М. Горького и главреда «МК-Байкал» Светланы Михеевой состоит из трех разделов. Первый, поименованный «Звездочкой», открывается стихотворением без названия, отсылающим, вне всякого сомнения, к хрестоматийному тексту Давида Самойлова «Давай поедем в город». Михеевское пожелание звучит так: «Давай откроем заново, святая простота,/ немаленького города забытые места…» Следом, во второй строфе – привет предшествующей литературной эпохе: «В словах, летающих, как знак над теплой головой,/ что ты есенин, пастернак, безудержный, живой/ настолько, что вода тебе передает привет,/ когда ты снова сквозь нее являешься на свет». Доверительное повелительное наклонение используется и во втором тексте, «Роща «Звездочка» – и это уже контрольный выстрел: «смотри со мной в иные времена,/ выныривая в зеркальце лицом,/ укатываясь в прошлое с концом,/ родись-умри в провинции любезной,/ заверченной троллейбусным концом…»

Окрестности далеко не столичной реки Кая Светлана Михеева описывает, не забывая об эффектной звукописи: «От сосны, вздымающей холку/ на звуки чужого ветра,/ от черемухи, потерявшей навеки/ пергаментные листы,/ можно вправо пойти – уткнешься в заборное ретро,/ если влево пойти – в болотину да кусты…/ Воздух хмелен, росою холен./ И в своей красоте неволен». Не менее изящно поэт выстраивает смысловую вертикаль пейзажа: «Солнце катится к солнцу,/ не ведая обо мне». Неназванная сестра Каи (в соседствующем стихотворении «Острова») – строгий учитель жизни лирической героини: «Вот и река застегнулась на все/ Пуговицы островов». Урок одиночества усвоен твердо: «Место человека – покой/ В сумраке у воды».

Иркутск для Михеевой – город, обращенный в прошлое: «Над парком подымается природа/ Отцовского, крутого, небосвода,/ В ней есть и страсть, и милость, и добро,/ Ей нечего сказать политбюро». Совсем уж далек от современности род занятий деревьев во дворе: «Черемуха в белом сейчас занята/ Алхимией в душном окне».

Вторая часть книги, «Бог полян» – в чистом виде гимн природе: «Бог полян качает колыбель,/ Где таится маленькая ель,/ В чашечке оврага – полцветка,/ И березы мертвая рука/ Тянется потрогать облака./ И зачем ей эти облака?» Михеева – вдумчивый созерцатель: «отбивает чечетку вода – стук всегда прирастает стуком», «Тучи работают, как решето», «Снег, как пепел, на смертное оседает».

Заключительный раздел сборника называется «Слово в раю». Кому и кем оно предоставлено – вопрос риторический. Говорящий на грешной земле о себе и вместе с тем про всех нас – не смолчит и в горних сферах: «Слово твое больше тебя, выше тебя, страшней». А вот рефрен стихотворения, давшего название книги, – это вопрос, на который не так уж легко ответить: «свет ли это вообще – то, что я вижу?»

Рай – территория, где священнодействуют все предметы: «Будильник заходится в ритме камланья». Как попасть в рай, поэту прекрасно известно: «Стоит только забыться, забыться, забыться – и вскоре,/ выходя на балкон, попадаешь в открытое море». Иркутянам хорошо знакомо еще одно райское место, воспетое предками, – «славное море, священный Байкал». Но поэт Михеева поет свою песню. И не фальшивит.

Я писал этот текст, избавляясь сразу от нескольких иллюзий. Еще совсем недавно, к примеру, мне казалось, что литературный Иркутск – это исключительно Распутин и Вампилов, что практически невозможно выдать за семь лет пять поэтических книг – одну сильнее другой, что поэт и журналист – «две вещи не совместные»… Спасибо Светлане Михеевой – теперь мое воображение разыгралось совсем по другому поводу. Интересно проверить, как меняется реальность, запечатленная иркутянкой в конце прошлого года, когда совсем иначе воспринимался финал процитированного выше самойловского стихотворения: «…И что нельзя беречься,/ И что нельзя беречься».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Свидетель и разоблачитель

Свидетель и разоблачитель

Маргарита Секерина

Когда коричневая субстанция заполняет всё

0
166
Как Дон Кихот в дурацком колпаке

Как Дон Кихот в дурацком колпаке

Ольга Василевская

О стихах, похожих на разоренный книжный стеллаж

0
947
Романист под парусом

Романист под парусом

Андрей Мирошкин

Творческие странствия Ивана Гончарова

0
420
Региональная политика 5-8 сентября в зеркале Telegram

Региональная политика 5-8 сентября в зеркале Telegram

0
1418

Другие новости