0
25208
Газета Политика Интернет-версия

15.07.2013 23:10:00

Навальный, как советник на общественных началах, не может быть фигурантом этого дела

Тэги: политика, экономика, навальный, дтп, шойгу, футбол, театр

Программа проводится радиостаницией "Эхо Москвы" совместно с международной телекомпанией RTVi и идет одновременно в прямом радио- и телевизионном эфире. Благодаря этому еe слушает и смотрит не только российская аудитория, но и русскоязычные телезрители в Европе, США и Израиле. Время выхода передачи - вечерний прайм-тайм. Это позволяет обсуждать с заинтересованными слушателями наиболее важные события уходящего дня. Эфир не ограничивается одной темой, затрагиваются все интересующие аудиторию вопросы. Программу представляют авторитетные журналисты радиостанции «Эхо Москвы». Участники программы отвечают на вопросы слушателей, присланные на эфирный пейджер, смс, интернет-сайт радиостанции или заданные по телефону прямого эфира.


политика, экономика, навальный, дтп, шойгу, футбол, театр

О. ЖУРАВЛЁВА - Добрый вечер. Это программа "Особое мнение". Меня зовут Ольга Журавлёва. У нас в гостях, как и полагается, главный редактор "Независимой газеты" Константин Ремчуков. Здравствуйте, Константин Вадимович.

К. РЕМЧУКОВ - Добрый вечер.

О. ЖУРАВЛЁВА - Вот, вопрос от нашего слушателя пришёл по последнему громкому очень и печальному событию: "Как вы думаете, кто больше виноват в подольском ДТП - водитель КАМАЗа или сотрудники ГИБДД, упустившие этого потенциального преступника?". У вас есть какое-то мнение по этому поводу?

К. РЕМЧУКОВ - Я извиняюсь, конечно, трудно иметь мнение по поводу конкретного ДТП. ДТП - это следствие чьей-то конкретной ошибки. А если на конкретную ошибку нанизывать общие рассуждения о развале страны, о плохих разметках.

О. ЖУРАВЛЁВА - Мы так обычно и делаем.

К. РЕМЧУКОВ - Это не совсем правильно. Поэтому я не инспектор, именно работающий в той точке, но судя по той информации, которая за это время скопилась, скорее всего, виноват водитель гррузовика, потому что нет тормозного пути, объезжал машины, которые стояли на этой дороге. Такие рассуждения - это второстепенная дорога или главная дорога. Если главная дорога, то он должен ехать. Если второстепенная, то, конечно, автобус имел преимущество, поскольку он ехал по главной дороге. Если дороги равноценны, то у правой машины есть приоритет.

То есть это, опять, совокупность общих суждений. Конкретно к этой аварии я просто не могу сказать, что кто-то виноват, это значит повесить на кого-то вину. А здесь цена этой вины - человеческие жизни. Я не могу этого позволить.

Но сейчас переходим к общим вещам. Мне кажется, что за последние 10 лет, может быть, даже больше, количество людей с купленными правами, то есть не знающими правил движения, знаков - оно огромно. Может быть, больше половины участников дорожного движения купили права в условиях коррупционной системы в ГАИ. Это первый тезис.

Второй тезис. Разметка, организация движения очень часто содействуют аварийности. Наша разметка и знаки очень не дружелюбны к водителям. Я достаточно много езжу, я вижу, что если можно повернуть здесь налево, тебе никогда не разрешат повернуть налево, тебя заставят проехать километров 5-6, там развернуться и опять ехать ещё 5-6 километров. Я вижу, как в центре Москвы ставятся ненужные светофоры. Вот, я там живу в центре 8 лет в одном доме, в пересечении Денежного и Большого Лёвшинского переулка вдруг поставили светофор. Абсолютно не нужно. Ни одной аварии за 8 лет, что я там живу, не было, потому что это узкий переулок. Сейчас машины тормозятся, пыхтят, сигналят, потому что им непривычно, и за последние месяца два аварии три я видел, потому что...

О. ЖУРАВЛЁВА - Кто-то остановился на светофоре, а кто-то в них въехал.

К. РЕМЧУКОВ - Поэтому я говорю. Но как строили эти светофоры, сколько таджики долбили этот асфальт, прокладывали кабели, утверждали эти мачты светофорные, потом новый асфальт клали, бетонировали, то есть, я не знаю, какая смета строительства такой развязки в ничтожном московском переулке, но ощущение, что все эти знаки, а, насколько я понимаю, опять же, из СМИ, светофор только сегодня пообещали поставить.

О. ЖУРАВЛЁВА - Вот к этому я, собственно, и хотела бы привлечь ваше внимание. Потому что очевидно, что когда два водителя столкнулись, допустим, то один, наверное, нарушил правила, а, может быть, и оба, и это всё будут разбираться соответствующие органы. Но после таких историй, как подольское ДТП, возникает сразу же проверка мигрантов, проверка мигрантов на права, заявление Собянина о том, что если мигрант занимается коммерческими перевозками, то нарушение ПДД - повод его выслать, как и нарушение трудового законодательства. Устанавливаются новые знаки и светофоры. Такое ощущение, что, судя по реакции властей, они-то как раз свою вину ощущают в большой степени.

К. РЕМЧУКОВ - Ну, конечно, Оль, просто всегда сложно повторять банальности. Банальность заключается в том, что реакция наших властей на большинство событий в жизни реактивна. Вы сказали - реакция, однокоренные слова. Надо, чтобы сгорел клуб, чтобы начали проверять пожарную безопасность. Нужно, чтобы кто-то на кого-то с ножом напал, чтоб надо проверять, есть ли у людей ножи в общественных местах.

Нужно, чтобы совершилась такая жуткая трагедия, когда просто погибли 18 человек, говорят - а мы теперь поставим светофор. Вот, каковы функциональные обязанности того инспектора ДПС, который ездит по этому маршруту. Ведь все до последнего миллиметра дороги в России закреплены за конкретным должностным лицом, как правило, в ранге офицера ДПС. Вот, он отвечает за этот переулок, за эту улицу, за эту второстепенную дорогу, за эту главную.

Вот, система оценка деятельности этих людей вообще не связана с исполнением ключевых функциональных дел. Может быть, они даже не прописаны. Об этом тяжело думать. Но скорее всего нету описания того, что должен делать каждый человек, кто патрулирует, кто отвечает за качество дорожного покрытия, какие знаки есть там, какой рельеф местности, какова вероятность аварийности, протяженность светофоров. Если светофора нет, то как долго стоят машины на этой второстепенной дороге, чтоб всё-таки выскочить на основную дорогу.

Это же тоже может, если интенсивность движения высокая, значит, люди могут ждать, я не знаю, многие десятки минут, и всегда найдётся нетерпеливый, который рванёт по встречке, с тем чтобы выскочить быстрее. Вот это же и есть умная функция регулирования движения, а не ловить на скорость или штрафовать, просто потому что не нравится кто-то.

О. ЖУРАВЛЁВА - А вот мужичок, который говорит правильные вещи, это написал нам Санчо, это на самом деле Константин Вадимович Ремчуков, главный редактор и генеральный директор "Независимой газеты".

К. РЕМЧУКОВ - Это, видимо, в кайф лишний раз сказать "мужичок".

О. ЖУРАВЛЁВА - Написано - "Правильные вещи говорит мужичок".

К. РЕМЧУКОВ - А ты всё, что написано, читаешь, да?

О. ЖУРАВЛЁВА - "Только, мне кажется, это не глупость нашего правительства, - пишет Санчо, - а целенаправленная деятельность".

К. РЕМЧУКОВ - Ума много надо, чтобы целенаправленно на что-то воздействовать.

О. ЖУРАВЛЁВА - Тем не менее, есть и другие вопросы, к счастью. Анна пишет: "Выскажите, пожалуйста, ваше мнение о Сноудене - кто его охраняет и почему?".

К. РЕМЧУКОВ - Я очень мало знаю про Сноудена, я с ним не знаком.

О. ЖУРАВЛЁВА - Не вы его охраняете, мы поняли.

К. РЕМЧУКОВ - Я вообще очень мало знаю. Я знаю только то, что пишут все СМИ, потому что меня на пресс-конференцию не приглашали. Я внимательно слежу за расследованиями, которые ведут прежде всего западные журналисты, поскольку у наших существенное ограничение на проведение таких расследований, поскольку никто не общается из спецслужб с нашими журналистами, как воды в рот набрали. Поэтому я могу лишь повторить то, что у меня тут сложилось в результате чтения, как мне кажется, качественных расследований на Западе.

Сноуден сбежал в Китай, решив предать Соединённые Штаты Америки. С ним было 4 ноутбука с информацией, которые он передал китайской стороне. Китайцы являются главными бенефициарами разведданных, которые получил Сноуден. Помимо этого, китайцы получили аргумент в своей затянувшейся на несколько месяцев войне с Соединёнными Штатами Америки, которые обвиняют Китай в том, что Китай с компьютеров, которые расположены в частях китайской народной армии, проводят промышленный шпионаж, вскрывая сайты крупных технологических компаний, с тем чтобы выкрасть у них секреты. И когда американцы решили поставить этот вопрос как ключевой во время американо-китайских переговоров, которые состоялись на этой неделе в Вашингтоне, в этот момент у китайцев получился мощнейный глобальный повод обвинять американцев в том, что на самом деле чья бы корова мычала, потому что...

О. ЖУРАВЛЁВА - Дорого яичко к Христову дню. А как же так получилось, не знаете?

К. РЕМЧУКОВ - Потом Сноуден решил, что он будет кайфовать в Гонконге. Кто был в Гонконге, знают, что это лучшее место в мире для кайфа - лучшие рестораны, лучшая тусовка. Но в этот момент, и он почти не сомневался, что в благодарность за оказанные услуги китайцы его отобьют у американцев, при том что у Гонконга есть статус автономный, но Пекин имеет решающее влияние на принимаемые решения. И в этот момент Пекин подал сигнал, что он не может автоматически отбить, потому что интересы китайской экономики не позволяют им ссориться с Америкой так в лоб из-за Сноудена.

Он кинулся к правозащитникам Гонконга, знаменитый демократ, либерал, депутат Хо взялся ему помогать. Этот депутат Хо бегал, бегал по Гонконгу, в результате выяснилось, что максимум, что он может предложить - это затянуть процесс по экстрадиции Сноудена в Соединённые Штаты Америки, подключив юристов на три года.

Тогда Сноуден должен был принять решение - собирается ли он сидеть три года в тюрьме с неявными шансами, что в конце концов его оставят, потому что Пекин уже продемонстрировал, что он вписываться по полной программе в его защиту не намерен. Тогда он задал глупый вопрос - будет ли у него интернет в камере? Получил на это неутвердительный ответ, что, может, будет, может, нет. Это скорее всего нет. Без интернета он, как подсаженный на интернет-зависимость, которая, как известно, хуже алкогольной и наркотической, все исследования показывают последнее время, это самый страшный пока из выявленных типов зависимостей людей. Они начали думать, куда его деть. Время уходило, американцы перекрыли все ведущие авиакомпании, сообщив во все ведущие авиакомпании, летящие из Гонконга, чтобы они немедленно выдали его американским властям, если страны этих авиакомпаний не хотят поссориться с Америкой.

Все страны испугались. Господин Хо вышел на наш Аэрофлот. Скорее всего, человек из службы безопасности Аэрофлота был проинформирован о том, что есть такая тема. Скорее всего, этот человек из службы безопасности Аэрофлота связался с большой службой безопасности в Москве.

О. ЖУРАВЛЁВА - С Большим домом?

К. РЕМЧУКОВ - С большим домом. Есть такое предложение - что нам делать? Подчинимся ли мы требованию американцев? Наши сказали гордо, что мы не подчинимся. Господин Хо про это узнал и сказал Сноудена, что, к сожалению, наверное, надо уезжать. Сноуден два дня не выезжал, он не мог поверить, что он должен оказаться в Москве, не имея билета в конечную точку полёта. Но тут начал получать зашифрованные криптографическим способом СМС-ки господин Хо, в котором говорилось: осталось 18 часов, до тех пор пока власти Гонконга могут закрыть глаза, кто проходит через границу.

Они сели в две частных машины без телефонов, поскольку они боялись, что телефоны будут отслежены. Господин Хо, юрист и сам господин Сноуден. И ехали, не зная, арестуют ли их по дороге, не арестуют, задержан в аэропорту их машины частные. Подъехали, они вышли, адвокат Сноудена купил самый дешёвый билет из Гонконга в Шанхай, с тем чтоб он прошёл пограничный контроль и продолжал с ним быть до самого гейта Аэрофлота. Он проводил его до гейта Аэрофлота. Наши люди не заметили господина Сноудена, что с ним может быть связана какая-то подозрительная вещь, пустили его в самолёт. И вот так с тех пор расследовать больше нечего, потому что всё, что в Гонконге можно было задним числом отследить... Всё, что в Москве, мы отследить не можем.

Где он сидел? Сидел ли он в Шереметьево, сидел ли он даче ФСБ, сидел ли он в специально оборудованном подземном помещении с комфортом, который есть в структуре Шереметьево, подземный... мы этого не знаем. Но, может быть, когда-нибудь узнаем.

Поэтому сейчас он не хочет оставаться у нас, безусловно, но американцы, посадив президента Боливии эво Моралеса, показали, что они посадят любой самолёт. Пробраться, не рискуя быть посаженным, нет, и когда наши поняли, что не могут обеспечить ему и никто не может обеспечить, тогда, видимо, приняли решение потянуть время, предоставить сейчас временное убежище, с тем чтобы добыть надёжный, гарантированный путь доставки его в Латинскую Америку, где всё-таки более карнавальное настроение для протяжённой жизни.

О. ЖУРАВЛЁВА - Что для вас самое непонятное в этой истории?

К. РЕМЧУКОВ - Мне самое непонятное - как мы, вот, как мы, такая умная, великая страна можем вляпаться в такую тупую историю, в которой главным выгодоприобретателем является Китай, а нам все шишки, и дошло до того, что сильно мной уважаемый министр иностранных дел Сергей Лавров вынужден (моя интерпретация) через СМИ обращаться к своему коллеге Джону Керри в завуалированной форме, говоря о том, что к нам он не обращался, это пусть он обращается в миграционную службу. МИД не занимается проблемой Сноудена, потому что у Лаврова серьёзнейшие переговоры с Керри по Сирии, по Ирану, по Российско-Американским отношениям, вывод войск из Афганистана на следующий год. То есть колоссальной важности по последствиям для нас.

Потому что как только американцы уйдут из Афганистана, кто будет удерживать талибов, которые начнут навострять свои лыжи севернее Кабула. И вот Лавров говорит вдруг неожиданно, это ж никто не требует от министра иностранных дел делать такое признание, к нам он не обращался. Это он говорит Керри, чтобы Керри не думал, что он враг, двуручник. То есть абсолютная, на мой взгляд, странная история и очень непрофессиональная. Поскольку забыты национальные интересы России, которые намного больше Сноудена, или по крайней мере если б он эти четыре чемодана информации нам дал, тогда хотя бы понятно, за что мы страдаем.

О. ЖУРАВЛЁВА - У меня только один остался вопрос. Это приключение Незнайки просто на Луне. В результате господин Сноуден хоть заработать-то успел, или он ещё и гол, как сокол остался?

К. РЕМЧУКОВ - Я думаю, что он не заработал, а для приключений Незнайки на Луне, я очень люблю Носова читать, и у меня там две любимых героини - это Фуксия и Селёдочка, с которыми Незнайка летал на Луну, и, собственно, более того, как только он увидел, что Фуксия и Селёдочка собираются на Луну, он к ним присоединялся. Здесь я не вижу никакой Фуксии и Селёдочки рядом со Сноуденом.

О. ЖУРАВЛЁВА - Есть существенное отличие от Незнайки. Евгений восхищён изобилием ваших знаний о Сноудене и считает, что вы лукавите, когда говорите, что мало о нём знаете. Ладно. Вас отметили.

К. РЕМЧУКОВ - Мужичок.

О. ЖУРАВЛЁВА - Нет, здесь Евгений всё прекрасно знает, о чём идёт речь. Небольшой на самом деле вопрос, но всякие тут строятся конструкции: "С чем связана внезапная проверка боеготовности восточной группировки вооружённых сил России? С кем воевать собрались?", - вот так сразу волнуется наш слушатель.

К. РЕМЧУКОВ - Проверка плановая. Но теперь плановая проверка на боеготовность называется "внезапная проверка". Это уже третья проверка военного округа.

О. ЖУРАВЛЁВА - Это просто переименование.

К. РЕМЧУКОВ - Вот, название. Я когда-то в 1980-е годы ездил на преддиломную практику в Ашхабад. Госплан Ашхабада. И я жил в гостинице, которая называлась в одно слово - "гостиница-отель Ашхабад". Вот эта гостиница-отель Ашхабад. Сейчас плановая проверка называется "внеплановая проверка боевой готовности". Внезапная проверка - это на самом деле плановая, но плановое какое мероприятие? Например, сбор людей у вокзала. Плановая проверка - разучивание упражнения махания правой рукой. Плановая проверка. Внезапная. Так что у нас уже два округа так проверялись.

На самом деле это Шойгу начал внедрять эту форму. Потому что это плановая, но относительно внезапная. Потому что раньше такие внезапные проверки за несколько месяцев были известны, а сейчас внезапность проверки, хотя она плановая, чтобы знать, сколько самолётов взлетит, сколько машин заведётся. Самое главное - надо отозвать из отпусков офицеров, потому что если это боевая такая тревога, то нужно отозвать всех, чтоб они заняли свои боевые места и работали.

На самом деле это плановая, потому что все вооружённые силы Шойгу таким образом до конца года должны быть проверены, чтоб выяснить, что половина танков не завелось, половина не кораблей не снабжены соляркой, там, самолёты не имеют парашютов и ещё чего-то такого. С тем чтобы на самом деле понимать, где узкие места боевой готовности.

О. ЖУРАВЛЁВА - Ну что же, это тоже очень информативно. Но тогда уж скажите заодно и ещё об одной области человеческого знания, о которой вы всё должны знать: "Можно ли ожидать, что при новом руководстве на сцене Большого театра изредка будут появляться русские дивы - А. Нетребко, М. Гулегина, О. Бородина? Сможет ли В. Урин приблизить совковый менеджмент Большого театра к уровне "Опера" и всех прочих?".

К. РЕМЧУКОВ - Как подписался человек?

О. ЖУРАВЛЁВА - Франкофил. Видимо, предпочитает французские оперы.

К. РЕМЧУКОВ - Менеджмент Большого театра мне нравится. Я считаю, что Иксанов провёл огромную работу как именно менеджер, с тех пор как он пришёл в 2001 году, когда... совет создавался, мы пришли в бухгалтерию, там было 52 бухгалтера, то есть финансовая деятельность Большого театра сводилась к такому подсчитываю на счётах, поэтому как менеджер, мне кажется, он скорее всего самый сильный в театральном мире, очень уважаемый мною человек. Анатолий Геннадьевич Иксанов.

Бюджет театра благодаря тому, что менеджмент стал понятный, внятный, прозрачный, увеличился с 10 млн долларов в год до 120 млн долларов в год. Бюджет. Постановки разнообразные. Что касается таких людей, как Нетребко, то это глобальные дивы, которые поют по своим графикам, которые расписаны на 5-7 лет вперёд, и если в их график входит или в результате какой-то заинтересовавшей их постановки им интересно выступить, скажем, в 2019 году 16 июля у них есть окно, то они приедут и выступят. Но на самом деле оперные голоса в мире такие первоклассные - они больше не принадлежат никакому театру.

Что он там говорит - "Гранд Опера"? Нет ни в "Гранд Опера", ни в "Метрополитен", ни в "Ла Скала".

Теперь количество оперных мужских и женских голосов ограничено в мире. В силу каких-то причин, рационального объяснения нет. И вот эти люди принадлежат всему миру. Поэтому они ездят из одного знаменитого театра в другой и участвуют в этих постановках. На балансе театров в труппах таких людей больше нет.

О. ЖУРАВЛЁВА - Мы уже выяснили в первой части передачи, что Константин Вадимович знает всё. Практически по всем вопросам, да? Тогда можно ещё несколько вопросов прояснить для общества. "Какие вести из Кирова? Ваш прогноз на 18-е. Вы разобрались с судом над Навальным?".

К. РЕМЧУКОВ - У меня по всему этому делу достаточно устойчивая позиция, равная убеждению, что Навальный как советник на общественных началах, с моей точки зрения, не может быть фигурантом дела, в котором рассматривается хозяйственный спор, который по смыслу во всех других случаев является предметом ведения арбитража. Арбитражное производство должно быть о ценообразовании. Потому что я как человек, мнение которого интересует кое-кого, очень часто разгуливаю по коридорам, даже вот тут у вас в редакции, и меня сотрудники некоторые берут за пуговицу и спрашивают совета на общественных началах. Я даю им советы.

Если после того как я дам совет Алексею Венедиктову, там, Лёха - ладно, кончай ты тут, а вот делай так, у них что-то случится, а потом меня привлекут, потому что Лёша даст показания, что что на самом деле, встретив его в коридоре, я сказал - Лёха, кончай делать так.

О. ЖУРАВЛЁВА - "А затем по совету Ремчукова нарушил ПДД".

К. РЕМЧУКОВ - Поэтому я считаю, что, первое, исходный момент, мне кажется, что человек, который по статусу является советником на общественных началах, не может нести ту ответственность, которую ему вменяют. Второе - соображение конкретно по 18 числу. Если главный фигурант, который обвиняет Алексея, получил условно 4 года, по-моему, да, то я не могу представить себе, как советник на общественных началах, который не подписывал документов, может получить безусловный срок. Просто не понимаю. Если такое будет, что тот, кто совершал всякие вещи, связанные с нанесением якобы ущерба, потому что в очередной раз мы видим, что прерогативой следственных правоохранительных органов является выяснение целесообразности зафиксированной в договоре той или иной цены. Это функция рынка.

А кто-то приходит и говорит - нет, рынок не такой. Рынок надо так. Вот, ему оказывается виднее, какая цена должна была бы быть. То это будет очень серьёзный удар по правосудию. Я просто не вижу, почему сейчас нужно правосудие подпилить уже окончательно. И так доверие не большое, но такого рода прецедент, когда советник на общественных началах получает безусловный срок, а тот, кто на самом деле подписывал договора с большевиками, он условный.

Третье соображение. Конечно, если Навального посадят, это будет крайне невыгодно. Это новый блок репутационных потерь. Поэтому, скорее всего, исходный замысел Кремля был всё-таки условным сроком, поскольку он всё равно осужден, навешать на него ярлык, что он жулик и вор на самом деле, и второе - держать на очень коротком поводке, потому что, условно говоря, перейдёт не в положенном месте улицу, сразу раз - новое дело, и уже судья по усмотрению будет. Как так, находясь в период условного наказания, он нарушил так грубо закон, что создал аварийную ситуацию тем, что переходил улицу в неположенном месте, и может при определённом взгляде на эту проблему превратить его безусловный в условный путём суммирования этих сроков.

Поэтому кажется кому-то, что этим условным сроком Алексея будут держать в дисциплинирующих шорах. Поэтому исходя из этих вещей, я допускаю только один. Я не допускаю, что его оправдают за отсутствием события преступления и даже за отсутствием состава преступления. И я считаю, что ему дадут условный срок, с тем чтобы в любой момент, если он вдруг забуреет, его можно было конвертировать в срок безусловный.

О. ЖУРАВЛЁВА - То есть вы свою логику переносите на логику этих людей и пытаетесь понять, как бы вы поступали в их положении?

К. РЕМЧУКОВ - Нет, как я поступал, я уже сказал. Я считаю, что их логика, мне кажется, состоит в этом. Если в этом логики нет...

О. ЖУРАВЛЁВА - Вот это меня больше всего пугает. Может оказаться, что это вообще нелогично.

К. РЕМЧУКОВ - 18 числа узнаем.

О. ЖУРАВЛЁВА - Тогда можно будет поставить галочку, диагноз и так далее. Вот, разъясните мне, пожалуйста, если можно, не очень длинно. Гневное сообщение от Макса, я далека от этого: "Вы убийца российского футбола. Кокорин не стоит 20 миллионов". Вы заплатили за Кокорина 20 миллионов или вам заплатили 20 миллионов за Кокорина, можете объяснить?

К. РЕМЧУКОВ - Макс глуп. Первая реакция на его вопрос. Это как следственный комитет, который говорит, что лес, который продаёт Навальный, не стоит столько, а стоит по-другому. Всё всегда стоит столько, сколько предлагает рынок. Российский рынок, российские активы, которые находятся на территории нашей страны, стоят какие-то деньги. Но если в Америке это может стоить одну сумму, то у нас это может стоить другую сумму.

Вот это здание на Манхэттене будет стоить, мне кажется, дороже, чем на Новом Арбате. Нефтяная компания или газовая компания... будь такая газовая компания, как Газпром, в Америке, она стоила бы 1 трлн долларов. У нас она стоит около 100 млрд долларов. Хотя производственные мощности, запасы - всё такое. Рыночная цена - это то, что с учётом всех рисков инвестор предлагает за тот или иной актив.

Это первое обстоятельство. Поэтому многие игроки, которые из Пари Сен-Жермен перейдут в Манчестер Юнайтед, будут стоить условно говоря 10 млн, тот же самый игрок, который хочет перейти в российский клуб, будет стоить 15, а то и 20 млн по одной простой причине - что они учитывают все риски, которые связаны с окружающей средой...

О. ЖУРАВЛЁВА - То есть за меньшие деньги он может не пойти.

К. РЕМЧУКОВ - Это первое обстоятельство, касающееся просто цены игроков, которые меняют не просто страну пребывания, а скорее всего образ жизни, перемещаясь из Парижа или из Лондона в Москву.

Или в Махачкалу. Теперь что касается конкретно Кокорина. В контракте Кокорина с московским Динамо был параграф, в котором написано: любой клуб, который хочет приобрести Кокорина, может его приобрести, заплатив 19 млн евро. Это контрактное обязательство.

Вот, недавно Федун, по-моему, президент Спартака недавно сказал, что у нас сумма отступных для ведущих игроков Спартака составляют 50-60 млн евро. Если Анжи захочет их покупать, то пусть платит 50-60. Здесь у Кокорина было 19 млн. Вот, что Макс может возразить, если в контракте написано. Не заплатишь 19 - не возьмёшь.

Что касается самого Кокорина. Вот, сейчас был медицинское его освидетельствование в Антверпене. Врачи выпучили глаза, когда увидели, что у него взрывная скорость и прыжки на уровне или лучше мировых стандартов. То есть они никогда не видели, чтоб в 22 года чувак такой был прыгучий, резкий и быстрый. Я думаю, что когда он оправится от травмы и пройдёт дисквалификацию и выйдет в составе Анжи, то все увидят, что мы купили человека, который будет стоит ближайшее время даже дороже. По крайней мере, мне так хочется.

О. ЖУРАВЛЁВА - Отбились. Константин Вадимович, даже я поверила. Если можно, ещё небольшой комментарий по очередной нашей новости. Тут в выходные стало известно, что больше нельзя дискриминировать по полу, возрасту и национальности при приёме на работу. Вы журналистов к себе на работу по полу и возрасту дискриминируете на данный момент?

К. РЕМЧУКОВ - Нет.

О. ЖУРАВЛЁВА - Вы пишите "нужны молодые корреспонденты-мужчины"?

К. РЕМЧУКОВ - Нет. Я же владелец своей газеты, поэтому мне нужны толковые. Если толковый будет лысым, старым и совсем не похож на женщину, с бородой, то я, конечно же, его возьму, потому что мне нужно, чтоб люди создавали продукт под названием "Независимая газета". Поэтому я руководствуюсь совершенно другими соображениями, связанными с производством продукта. Все остальные - это побочные вещи.

О. ЖУРАВЛЁВА - Ну, хорошо. Если б вы держали восточные рестораны, вам бы нужны были официанты с восточной внешностью. Вам бы этот закон помешал?

К. РЕМЧУКОВ - Вы знаете, я иногда хожу в ресторан "Белое солнце пустыни", где все официантки переодеты в восточных, вот, Зульфия, все жены, которые там у Петрухи под надзором были - это все разнообразные люди. Там есть русские. Как твоё настоящее имя, написано - Зульфия. Она говорит - Таня. Это вообще не проблема. Тут же имеется в виду, чтобы не было дискриминации на самом деле. Поскольку я не склонен к дискриминации как либерально мыслящий человек, я должен извлекать из людей максимум их возможного, для того чтобы они раскрывались и самореализовывались, то у меня нет вообще ни одного мотива в голове, чтобы кроме эффективности этого человека, хорошего характера, способности работать в коллективе, работоспособности, способности искать новые вещи, чтоб я рассматривал другие параметры. Они мне просто не интересны.

А если кто-то хочет дискриминировать именно, да, создавать...

О. ЖУРАВЛЁВА - Ну, почему? Мы хотим набрать молодых, нам с ним удобнее работать, мы их сами научим.

К. РЕМЧУКОВ - Не пишите тогда, если вы хотите набрать молодых.

О. ЖУРАВЛЁВА - А, просто пинайте всех старых.

К. РЕМЧУКОВ - Не пинайте. А просто вы ж можете систему тестов провести такую, при которой вы пнёте их. А бывает, если вам нужно по смыслу молодых, ну, где нужна выносливость, то старые просто и не потянут.

О. ЖУРАВЛЁВА - А как быть с полом? Машинист метро у нас же не может быть женщина. Куда ж ты денешься? Будут писать теперь в метро "людей". Приглашаем просто.

К. РЕМЧУКОВ - Сейчас в метро пока пишут другое. Им требуется...

О. ЖУРАВЛЁВА - Мужчины до определённого возраста.

К. РЕМЧУКОВ - Мужчина до 35 лет, не имеющий судимости. Как на это шутят, говорят - фартовых ищут.

О. ЖУРАВЛЁВА - По-моему, ещё и проживающий в Москве или в Московской области, что тоже дискриминация.

К. РЕМЧУКОВ - На дело ходили много раз, но не имеют судимости. Фартовые.

О. ЖУРАВЛЁВА - Это фартовые, несомненно. Спасибо большое. Константин Ремчуков, главный редактор и генеральный директор "Независимой газеты", меня зовут Ольга Журавлёва. Это было "Особое мнение". Всем спасибо, всего доброго.

статьи по теме


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Северный Ирак превращается в капкан для турецкой армии

Северный Ирак превращается в капкан для турецкой армии

Игорь Субботин

Проиранские группировки угрожают Анкаре ударами по ее территории

0
526
Кто и как защищает Белгород

Кто и как защищает Белгород

Вячеслав Иванов

Украинские обстрелы остаются главной проблемой приграничных областей РФ

0
636
Российские войска вошли в Угледар

Российские войска вошли в Угледар

Владимир Карнозов

ВСУ отступают, испытывая недостаток живой силы и техники

0
1068
Ученые обсудили темы обороны и безопасности

Ученые обсудили темы обороны и безопасности

РАН очертила круг исследований по военно-политической и военно-научной проблематике

0
499

Другие новости