0
3716
Газета Наука Печатная версия

09.12.2015 00:01:00

Нулевой выхлоп нам только снится

Никто еще не доказал и не показал, что направление цивилизационной эволюции можно менять по своему усмотрению

Марк Рац

Об авторе: Марк Владимирович Рац – доктор геолого-минералогических наук, профессор.

Тэги: экология, окружающая среда, цивилизация, человечество, общество


экология, окружающая среда, цивилизация, человечество, общество Состояние глобальной экологии не приносит в нашу жизнь оптимизма.

В приложении «НГ-наука» от 11 ноября 2015 года опубликованы парой, «дублетом» две короткие статьи, посвященные переходу человеческой цивилизации на новую траекторию эволюции, обеспечивающую ее безотходность. Суть замысла раскрывает физик профессор Юрий Магаршак (М.), о путях реализации пишет культуролог, профессор Игорь Яковенко (Я.). Речь идет о «возвращении после 200-летнего перерыва в природоподобную цивилизацию» (М.), «о глобальном качественном скачке, предполагающем преодоление огромной исторической инерции» (Я.).

Я не против безотходных технологий и утилизации мусора, но меня смущает глобальность замысла, и я следую призыву Игоря Яковенко «все эти вещи обсуждать, подвигая общество от слов к делу». По-моему, коллеги спешат, во всяком случае, по части «внедрения, обкатки и доводки». Какие дела могут последовать за нынешним замыслом и что может получиться в итоге, далеко не очевидно. Я вижу большие проблемы уже на уровне замысла. 

Цивилизация в единственном числе

Меня подкупает общая логика авторов: пожалуй, если бы не она, выступать бы не стоило. Если у нас – не важно где: в семье, на работе, в стране или в мире – сложилось такое положение дел, которое нас не устраивает, его нужно менять. А для этого следует прорисовать альтернативную картину (чтобы нас устроило, чего мы хотим), продумать и выстроить программу действий: что и как делать, чтобы перейти от нынешнего положения дел к желаемому. При этом, как свидетельствует опыт, в ходе проработки и реализации программы наши идеалы претерпевают существенные изменения.

Авторы начали двигаться в этой логике, но представленные ими соображения «тянут» не более чем на замысел (то, что предшествует мысли): даже о проекте (проработанной картине желаемого положения дел) говорить преждевременно, а вопрос о возможной программе реализации, по существу, даже не ставится. На мой взгляд, обращение к широкой общественности преждевременно, но раз уж оно состоялось, продолжим.

Если продолжать на таком абстрактном уровне, не касаясь для начала содержания обсуждаемого замысла, то я бы обратил внимание еще на картину мира Магаршака и Яковенко.

Вопреки расхожим представлениям о столкновении цивилизаций, о российской или западноевропейской цивилизациях, авторы говорят о нашей общей цивилизации в единственном числе. У нас нет понятия цивилизации, но в данном контексте представление авторов кажется мне вполне адекватным. Множественность цивилизаций характеризует прошедшие этапы истории: недаром и пишут о цивилизациях по большей части историки. Другое дело – современный мир.

История распорядилась так, что на данном ее этапе сформировалась одна цивилизация, это цивилизация западная, и здесь не приходится уходить в споры о причинах такого феномена. Собственно, в этом и состоит основной результат процесса глобализации. Европейцы, китайцы, арабы, индусы – все ездят на автомобилях, летают на самолетах, пользуются компьютерами и Интернетом или даже угрожают соседям атомным оружием, но ВСЕ эти достижения цивилизации без исключения, как к ним ни относиться, созданы на Западе. Эту созданную людьми вторую природу российский философ Нелли Мотрошилова удачно назвала «визитной карточкой цивилизации».

Сказанному отнюдь не противоречит то, что в разных странах и регионах мира господствуют разные культуры, разные типы правления и организации общежития. Само по себе такое многообразие нужно считать ценностью, хотя ценность эта отнюдь не абсолютна (тут можно поспорить со сторонниками мультикультурализма, но это особая тема). Так или иначе, указанные различия не менее значимы, чем единство цивилизации, и во многом определяют жизнь нашего мира в целом. Отчасти с ними связаны и трудности обсуждаемого замысла, о которых вспоминает, но которые, по-моему, сильно недооценивает Яковенко.

Тем не менее повторю: если сложившееся положение дел нас не устраивает, его надо менять. Но здесь и начинаются мои сомнения. Все ли мы можем изменить в нашем мире, да и просто в своей жизни? Вроде бы ясно, что нет. Я даже не говорю о фундаментальных запретах, налагаемых современной наукой, связанных с законами сохранения или просто с невозможностью двигаться быстрее света. Очень часто в арсенале нашей культуры нет готовых средств для решения самых насущных вопросов. Например, не срабатывают почему-то замечательные идеи мультикультурализма и толерантности, не видно пока успехов в борьбе против расцветшего с конца прошлого века терроризма.

Неслучайно поэтому в современной методологии различают задачи, которые в принципе решаются наличными средствами, и проблемы, для решения которых средства отсутствуют. Сталкиваясь с проблемами, приходится прервать деятельность, в которой они возникают, временно оставить их в стороне и заняться совсем другим делом – разработкой необходимых для решения проблемы средств. Это, кстати, легко сказать, а реализация подобной стратегии часто затягивается на десятки и сотни лет.

«Но у нас их нет» – возразят мне. Отвечаю: ничего не попишешь, на нет и суда нет. Главное – поставить и осмыслить проблему как таковую. Потому что, пытаясь решить ее как задачу наличными средствами, мы производим фиктивно-демонстративные решения (делаем вид, что решили) и закладываем мины под свое будущее. Что чаще всего и делается... Вот я и боюсь, как бы эта судьба не постигла благородный замысел моих коллег.

Иными словами, я подозреваю, что, критикуя сложившуюся цивилизацию и ставя вопрос о смене направления ее эволюции, то есть об управлении ею, мы сталкиваемся не с задачей, а с проблемой именно в указанном, непривычном ее понимании.

Замечательная деталь: в приведенном тексте компьютер подчеркивает мне слова «поставить проблему» и пишет, что проблема либо есть, либо ее нет, а ставить можно только задачи. Глубокое заблуждение: дело в другом – постановка проблем (проблематизация) требует совсем иной техники, чем постановка задач! Но от принятого словоупотребления тоже никуда не денешься, поэтому дальше я говорю о проблемах в том же значении, которое имеют в виду Магаршак и Яковенко.

Почему вы так думаете, коллеги?

Несмотря на всю мощь техногенной цивилизации, порой последствия ее жизнедеятельности приходится «купировать» самыми примитивными способами.	Фото Reuters
Несмотря на всю мощь техногенной цивилизации, порой последствия ее жизнедеятельности приходится «купировать» самыми примитивными способами. Фото Reuters

Мои сомнения касаются двух групп вопросов. Первая: является ли проблема безотходной цивилизации, если воспользоваться известной метафорой, именно тем звеном, ухватившись за которое можно вытащить всю цепь проблем современного мира? Ну, скажем, таких как проблемы бедности, непрекращающихся войн или международного терроризма. А если нет, то не следует ли хотя бы ранжировать такого рода проблемы? Может быть, начинать надо не с безотходной цивилизации, а совсем с другого конца? Заодно можно было бы подумать и о том, следует ли считать перечисленные проблемы именно проблемами в указанном выше точном значении слова; может быть, все это разного рода трудности, а проблемы еще поставить надо?

Вторую группу вопросов я уже обозначил: даже если сосредоточиться на экологии, непонятно, на чем основан оптимизм Игоря Яковенко, рисующего картину победного шествия идеи «природоподобной цивилизации» от зарождения к победе. Тем более что речь идет об идее глобальной. Не слишком ли легко преодолеваются – в статье – указанные им трудности и препятствия на этом пути (конкретно о них чуть дальше)? Ведь еще молодой Карл Поппер в своей классической работе «Нищета историцизма» предупреждал об опасности холизма, попросту говоря, попыток одним махом семерых убивахом.

Масштаб предложенного замысла заставляет вспомнить Маркса, Федорова, Вернадского, Тейяр де Шардена. Само по себе это прекрасно, но приходится заметить, что такого рода замыслы, включая и сравнительно недавнюю идею «устойчивого развития», обычно кончались провалом либо ничем.

Нет ли в моих словах противоречия? Нет: на мой взгляд, подобные замыслы нужны не для прямой реализации, а для движения мысли, и с этой задачей они успешно справляются. Хрестоматийный пример – марксизм: попытка прямой реализации коммунистической идеи кончилась конфузом, но трудно переоценить влияние марксизма на последующее движение мысли, да и на ход истории. Только влияние это оказалось совсем не таким, которое виделось Марксу.

Вообще возможных вариантов здесь много. Я бы обратил внимание на такой случай, когда изначально локальная идея, вовсе не претендующая на глобальный, цивилизационный масштаб, тем не менее находит широкое применение и в итоге как раз меняет лицо нашей цивилизации. Средства коммуникации, в последнее время Интернет, – наглядные примеры такого рода: отсюда, между прочим, и глобализация. 

Проблематичность реализации связана с сомнениями по части содержания замысла. Не знаю, как кому, а мне в нашей цивилизации много чего не нравится. Наряду с ее обсуждаемым коллегами мусорным характером я уже упоминал о бедности, войнах и терроризме. Но здесь нужно копать глубже. Для разминки начну с некоторых тезисов Магаршака и Яковенко.

Откуда, например, уверенность, что жизнь на Земле на протяжении миллиардов лет функционирует безотходным образом? Не хочу тратить на это газетную площадь, но вспомним хотя бы километровые толщи известняка-ракушечника: это ли не отходы жизни моллюсков? Или вот еще интересный тезис насчет того, что «человечество закономерный феномен», и предлагаемый цивилизационный переход обязательно произойдет (Я.) В каком смысле «человечество закономерный феномен»? И следует ли из закономерности неуничтожимость? А динозавры или мамонты не были закономерным продуктом эволюции?

Почему вы думаете, коллеги, что «создание безотходной цивилизации, а точнее, ее возвращение на столбовую дорогу развития, по которой она двигалась вплоть до XIX века» (М.), не только что возможно, но еще и бесспорно, да еще и за 20 лет, а то и меньше? И где вы видели необходимые для этого «скоординированные усилия всего человечества»? Тут много вопросов, переходящих в недоумение. Откуда вообще уверенность, что на эту дорогу можно вернуться? Какой «анализ» может это показать? Вернуться на 200 лет назад – интересная перспектива, но, значит, Гераклит ошибался и можно дважды войти в одну и ту же реку? А 20 лет для такого дела это похлеще, чем 500 дней, за которые предлагалось когда-то «перейти к рынку».

И кто, по-вашему, обеспечит «абсолютную императивность» безотходности технологий, минимизацию добычи полезных ископаемых и полную утилизацию продуктов производства? (М.) «Форум под эгидой ООН»? Пока что даже Киотский протокол – совсем мелочь в контексте предлагаемого замысла не стал императивом и стандартом... А если уж минимизировать добычу нефти и газа (так, для примера), то что будет с ценами на них и, кстати, с мировой экономикой? Хотя, если на то пошло, по-моему, лучше бы начать с минимизации производства оружия: оно ведь порождает отходы дважды – как в ходе производства, так и в ходе использования по прямому назначению. Причем во втором случае – в масштабах доселе невиданных.

Однако вот более общий вопрос, по-моему, судьбоносный для всего предлагаемого замысла. М. пишет: «...Направление цивилизации мусора необходимо менять. Ибо оно тупиковое, а в долговременной перспективе смертельное для человечества». Хоть бы и так, а почему вы думаете, что направление цивилизационной эволюции в целом вообще можно менять по своему усмотрению? Приведите хотя бы один пример такого рода: кто, где, когда изменил «направление цивилизации»? Пока что нам менять направление эволюции отдельных стран и то не слишком удается: провалов тут много, больше, чем успехов. А их ведь добрых две сотни. Что уж говорить о цивилизации!

Вопрос непростой, поэтому спрошу еще по-другому: а вообще, за цивилизацией стоит какой-то субъект, если, конечно, не считать Господа Бога? То есть можем ли мы положа руку на сердце считать ее творением наших, человеческих, рук, или это продукт квазиестественной эволюции? «Квази» – потому что разнообразные вклады в этот процесс людьми делались, в том числе и очень мощные, но эти вклады вписывались (или не вписывались) в еще более мощные естественные процессы и в них как бы «оестествлялись». Порождая при этом целые шлейфы непредвиденных последствий. А в итоге получалось нечто такое «искусственно-естественное», такая «кентавр-система», которую мы и называем цивилизацией. Вспомним еще раз Маркса и покойный СССР: на этом примере можно много чему научиться – была бы охота.

Не буду скрывать, однако, что за всеми этими вопросами и недоумениями у меня есть одна мысль, которая открывает возможности некоторой систематизации сказанного и продвижения вперед.

Что я предлагаю

Но сперва краткое пояснение. В истории человеческого рода можно выделить два больших этапа. Причем нам довелось жить на переходе от первого ко второму. С высоты сегодняшнего дня видно, что на первом этапе люди были озабочены поддержанием своего существования в природе, «завоеванием природы». С помощью науки и техники это дело худо-бедно сделано и продолжает делаться. Понятно – и особенно наглядно на материале истории ХХ века, – что вслед за этим на первый план выходят проблемы человеческого общежития, которые и определяют жизнь человечества на нынешнем, втором этапе становления цивилизации. Мало того, что интересы постепенно смещаются с «природы» на Человека и общество, а пальму первенства и «фундаментальности» у естественных наук – по идее! – должны перехватить науки социогуманитарные. Меняется сама картина мира.

Теперь можно заметить, что все наши занятия, нравится нам это или нет, относятся к одному из двух типов. Одни, именуемые чаще всего производством, промышленным или сельскохозяйственным, связаны с переработкой косного материала. Вторые, не имеющие общепринятого наименования, направлены на другие системы деятельности, как бы надстраиваются над ними. Таковы организация и управление, политика, а заодно «ведения» разного рода: литературо-, театро-, правоведение, – а в значительной мере все общественные науки.

Это не я выдумал: такое двухчастное деление в явном виде встречается еще 100 лет назад у Макса Вебера, в середине прошлого века его можно вычитать за более сложными построениями Ханны Арендт, но артикулированное описание его дает только в 1980-е годы Георгий Щедровицкий. Теперь мы различаем деятельность с косным материалом – с ним имеет дело хоть сапожник, хоть физик в ЦЕРНе – и деятельность над деятельностью.

В итоге мы оказались в очень странной культурно-исторической ситуации. На протяжении столетий наши системы деятельности складывались квазиестественным образом, а мы были поглощены завоеванием власти над природой, борьбой за власть друг с другом и иными столь же увлекательными вещами. Мы преуспели в освоении природы, но расплачиваемся за это негодной организацией мышления и деятельности, а в итоге собственной жизни в нашем общем доме. Горы производимого мусора – всего лишь одно из последствий этой дурной организации вместе с чудовищными контрастами бедности и богатства, культом потребления, постоянными войнами и разгулом террора.

Как показывает опыт, мы и ныне не располагаем необходимыми инструментами, чтобы аккуратно и эффективно вносить в процессы перестройки и реформирования наших систем деятельности должное искусственное, интеллектуальное начало. А ведь нужда такая едва ли не повседневна и повсечасна. С этим связан и законный пессимизм ряда мыслителей (вспомним хотя бы 

Ф.А. фон Хайека) по части наших возможностей разумного влияния на жизнь общества. Не будучи оригиналом, я бы повторил вслед за Булгаковым: разруха и порождаемый ею мусор не в клозетах, а в головах.

Какое отношение сказанное имеет к предлагаемой Магаршаком и Яковенко «переналадке» нашей цивилизации, я думаю, понятно: если уж строить планы такого глобального порядка, то начинать нужно с освоения мира собственного мышления и деятельности. Мы знаем о нем непростительно, недопустимо мало, да и то, что вроде как знаем, недостаточно проработано, во многом спорно, а главное, является достоянием исчезающе малой группы. Если нам удастся в обозримом будущем хотя бы расширить работу в этом направлении, все остальное приложится. Говорить же «о глобальном качественном скачке, предполагающем преодоление огромной исторической инерции» я бы повременил.

Зато могу повторить вслед за Яковенко: «Вначале проблема осознается экспертным сообществом, потом попадает в сферу общественного внимания. Постепенно формируется критическая масса осознанных аргументов в пользу перемен. И критическая масса субъектного слоя общества, готового обсуждать реальную стратегию выхода из тупика...» До этого, правда, еще дожить надо. А если доживем – увидим.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


«Омикрон» поможет реформе «Яблока»

«Омикрон» поможет реформе «Яблока»

Дарья Гармоненко

Партия Григория Явлинского отменила концептуальный съезд

0
1635
Лавров и Блинкен провели уточняющие переговоры

Лавров и Блинкен провели уточняющие переговоры

Геннадий Петров

Глава МИД РФ и госдепа США обсудили подготовку письменных ответов на российские предложения

0
2653
Goldman Sachs видит у российского нефтегаза большие перспективы

Goldman Sachs видит у российского нефтегаза большие перспективы

Татьяна Астафьева

Дивидендная доходность ценных бумах отечественных компаний будет высокой, «Роснефть» - в фаворитах инвестбанка

0
1780
КПРФ приоткрыла часть плана "Б" по Украине

КПРФ приоткрыла часть плана "Б" по Украине

Иван Родин

Госдума потянет с обсуждением призыва о признании Россией ДНР и ЛНР

0
3601

Другие новости

Загрузка...