0
1030
Газета Культура Печатная версия

17.03.2008

Театр жестокости

Тэги: театр, спектакль, рощин


После двух отмен, случившихся в прошлом году, в Центре им. Мейерхольда наконец сыграли премьеру «Мистерии-буфф» в постановке Николая Рощина. Этот режиссер стал известен своими экспериментами как раз в области старинных форм, и от его мистерии ждали также чего-то оригинального. Эти ожидания спектакль Рощина не оправдал.

Премьеру-то на самом деле сыграли год назад и во Франции. Судя по упоминанию в программке, французы были и инициаторами обращения к Маяковскому. Даже если это не совсем так, объяснение находится сразу: во Франции театром занимаются по преимуществу леваки, а чтобы добраться до популярного театра Бобиньи в парижском пригороде, надо преодолеть многочисленные улицы, названные в честь деятелей европейского революционного движения, вплоть до нашего Ленина...

По возвращении в Москву Рощин решил довести спектакль до ума. Вероятно, что-то на этом пути не склеилось, поскольку премьера, которую сыграли в родном для Рощина пространстве ЦИМа, скорее озадачила. А если начистоту, то повергла в уныние.

Экспериментальный театр, конечно, необязательно должен быть веселым, но какой-то нерв в нем должен быть наверняка. Не только крики, к тому же с большими дефектами речи, не только запах гари, идущий со сцены (это, помнится, Треплеву надобен был запах серы – к слову, как один из знаков новых театральных форм). Это всё – к большому сожалению. Ведь Николай Рощин сразу сумел расположить к себе ценителей не только театральной формы, но и содержания. Смысл интересовал его, может, и во вторую очередь, но все-таки интересовал. Вот сейчас он вышел к публике с названием своего театра, к слову, уже получившего московскую прописку (судя по адресу, в бывшем странноватом заведении на Тургеневской площади, где театрик делил площадь с залом игровых автоматов). Его театр – это «Актерское Режиссерское Театральное Общество». Прописные буквы складываются в имя одного из главных экспериментаторов европейского театра – Арто. Тот, который проповедовал театр жестокости. У Рощина с жестокостью всегда было все в порядке – он актеров своих не жалел, то заставлял ходить в довольно-таки неудобных, но живописных одеждах, то вымазывал с ног до головы в глине. Короче говоря, кошмар, но было видно, актеры ради искусства готовы за Рощиным не то что в глину┘ В огонь и в воду. Рощин, если кто его не видел, действительно такой, что вызывает доверие. Нет, не доверие – в его курчавой голове, сразу видно, такая страсть к искусству┘ В общем, большая страсть.

Кроме того, у него – хорошая команда: Иван Волков, сын Николая Волкова и Ольги Волковой, что, в общем, даже не важно, он сам по себе – хороший актер; Дмитрий Волков – вместе с Иваном они обеспечивают спектаклям Рощина содержательное музыкальное оформление┘

Ну, вот не получилось. Хотя, после средневековых путешествий по брейгелевским сюжетам, «Мистерия-буфф» казалась естественным продолжением поисков именно в этом направлении – старинных форм. Ведь Маяковский, со всем его революционным пафосом, в общем, довольно послушно следует сюжетной норме. Чистые, нечистые, Ад, Рай┘ Рощин, доверяясь совету поэта, выбирает из пьесы самое необходимое и ставит сюжет про чистых. Среди тех, кто появляется на сцене, – Поп, Соглашатель, Дама Фаталь, Царь, Франт┘ Всего – двенадцать. Как у Блока. Но, наверное, можно было и так. Тем более что Маяковский – разрешил. А Микеланджело и вовсе говорил: бери, что тебе нужно, и отсекай все лишнее. Сюжет, кстати, сохранить удалось. Но вот всё остальное┘

Режет глаз любительщина. Выходит актер, бритый наголо, под Маяковского (Кирилл Сбитнев), тянет руку к микрофону┘ Ну, если под Маяковского, так зачем микрофон? Давай, горланом-главарем┘ А то лицом играет Маяковского, а тело – выдает: не тот. И с остальными так: Иван Волков – да, Дмитрий Волков – да, Юлия Шимолина┘ Еще – Денис Яковлев (который в «Пабе» у Пресняковых играет Путина). Но впечатление остается не от них – от остальных. Актер ведь это профессия? Да? То есть пластика, наверное, речь, какие-то данные нужны для нее: у тех, у кого они есть, появляются какие-то шансы, другие не проходят дальше первой консультации┘ Почему они на сцене?

Арто, прощения просим, имел в виду жестокость в первую очередь к себе, а тут получается – к публике.

Мучительное зрелище. Понятно, что во Франции можно найти немало тех, кому близки футурологические революционные фантазии Маяковского. Что об этом думает Рощин, понять нельзя. Он переживает за чистых? Им плохо в Аду, им плохо в Раю – их надо пожалеть, когда в финале безжалостная гильотина пропускает их по очереди, одного за другим? Или это – заслуженная награда мелкобуржуазному отребью? Впрочем, гильотина, хоть и немного заело агрегат на премьере, производит яркое впечатление. Эффектно. Чего, увы, не скажешь обо всем остальном.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


У нас

У нас

0
262
Манифесты опер будущего

Манифесты опер будущего

Надежда Травина

Мини-оперы проекта «КоOPERAция» говорили о космосе и возвращали к Вагнеру

0
1139
Фунты соли и "безбожное" кабаре

Фунты соли и "безбожное" кабаре

Елизавета Авдошина

20-й фестиваль "Новый европейский театр" в Москве начался с еврейской истории

0
1012
В Госдуме предложили финансово поддержать кинотеатры за показ отечественных фильмов

В Госдуме предложили финансово поддержать кинотеатры за показ отечественных фильмов

0
976

Другие новости

Загрузка...
24smi.org