0
1559
Газета Культура Печатная версия

15.02.2010 00:00:00

Без слез, без сожаленья

Тэги: театр, премьера, шахматы, гетто


театр, премьера, шахматы, гетто Игра начинается... Шогер (Степан Морозов).
Фото с официального сайта РАМТа

«Ничья длится мгновение» – так называется новый спектакль Молодежного театра. Его ждали, поскольку режиссер Миндаугас Карбаускис почти три года провел в молчании. Покинув Театр Табакова, казалось, ушел из театра вообще. Не ушел – вернулся.

Без малого три года прошло со времени последней премьеры Карбаускиса в Москве – после «Рассказа о счастливой Москве» он ушел из Театра Табакова, некоторое время спустя начал репетировать платоновский же «Котлован» в театре ОКОЛО, но до премьеры дело не дошло. Накануне премьеры в РАМТе режиссер неожиданно заговорил о том, что режиссеры его поколения давно уже готовы к руководству театрами, но их, вот беда, не пускают к рулю.

РАМТ, это видно, отнесся к работе с Карбаускисом со всей серьезностью. Выдал лучших своих актеров, согласился на камерный формат, хотя спектакль идет не в малом зале, – его играют на большой сцене, как прежде – «Вишневый сад», когда и актеры, и зрители, все на сцене: небольшой зал тремя-четырьмя рядами амфитеатра поднимается в двух шагах от игровой площадки.

Режиссер верен прежним вкусам, выбирает не пьесу, а прозу, в этот раз – литовского писателя, эмигрировавшего когда-то из СССР в Израиль. Роман «Ничья длится мгновение», хотя и посвящен не самой популярной в Советском Союзе еврейской теме, жизни в гетто, тем не менее вышел в Литве в 60-х.

Из прозаического, повествовательного текста Карбаускис умело достает историю, сюжет о мальчике, Исааке Липмане (Дмитрий Кривощапов), с которым интендант концлагеря (Степан Морозов) не без некоторого мазохизма играет в шахматы. И проигрывает каждый раз. Когда отец Исаака (Илья Исаев) приходит к интенданту с просьбой не увозить из лагеря последних детей, тот предлагает поставить детей на кон: если мальчик снова выигрывает, дети остаются в лагере, но себе этой победой мальчик подписывает смертный приговор, если же мальчик проигрывает, он сам остается в живых, но дети покидают лагерь. Все понимают, что навсегда. И только ничья спасает всех.

Можно сказать, что новый спектакль Карбаускиса ведет диалог с некоторыми его прежними работами – с «Рассказом о семи повешенных», с «Копенгагеном», даже со «Старосветскими помещиками», хотя, казалось бы, – где малороссийское благолепие и семейная идиллия Афанасия Ивановича и Пульхерии Ивановны и где – ужасы литовского гетто... Но и там, и тут режиссер говорит о цене жизни, о том, что «смысл», очевидный для одних, для других – ничто.

Роман Икхокаса Мераса ничего не добавляет к уже известному об ужасах немецких концлагерей. А концентрация ужасов должна убедить окончательно в том, что евреям в этих лагерях жилось очень плохо. Тут и уже упомянутые дети, которых увозят «на санобработку», и суррогатное материнство, и запрет на пристойный, человеческий быт...

Карбаускис занимает известных, лучших в труппе РАМТа – кроме Исаева в спектакле играют Нелли Уварова и Дарья Семенова, но их игра, как и сам спектакль, почему-то не трогают. Вполне возможно, режиссер и не стремился выжать слезы – душещипательных историй о Холокосте в конце концов и в театре, и в кино уже было немало. Но и не трогать подобные сюжеты не могут – иначе, как говорится, зачем?

Зачем тогда все эти ужасы, если можно было обойтись и без них?

Если на сцене молодая женщина убивает собственного ребенка, это непременно должно вызвать какие-то чувства. А тут чувств нет. То ли актерских сил не хватает, то ли режиссер чего-то недоговорил. Все же помнят, как играли – например, в «Рассказе о семи повешенных» – Яна Сексте, Дарья Калмыкова, Куличков, Усольцев... А тут – как-то так, как будто не жизнь поставлена на кон.

В интервью журналу «Афиша», вспомнив историю с шахматами, Карбаускис говорит, что чувствует себя таким еврейским мальчиком в отношениях с «Табакеркой». И тут же добавляет, что однажды в разговоре Табаков назвал себя интендантом. А смотреть спектакль, в котором на материале литовского гетто режиссер Карбаускис выясняет свои отношения с Олегом Павловичем Табаковым, признаться, неинтересно.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Наука может спасти ВПК, но спасет ли это страну

Наука может спасти ВПК, но спасет ли это страну

Андрей Ваганов

Высокие технологии в России рассматриваются прежде всего в плане создания новых типов вооружений

0
177
Президент Белоруссии призвал серьезно готовиться ко второй волне эпидемии COVID-19

Президент Белоруссии призвал серьезно готовиться ко второй волне эпидемии COVID-19

0
87
Транзит газа по газопроводу «Ямал–Европа» упал до десятой части от пропускной мощности

Транзит газа по газопроводу «Ямал–Европа» упал до десятой части от пропускной мощности

0
488
Минэнерго оценивает профицит на мировом рынке нефти в 7–12 млн барр. в сутки

Минэнерго оценивает профицит на мировом рынке нефти в 7–12 млн барр. в сутки

0
91

Другие новости

Загрузка...
24smi.org