0
1551
Газета Печатная версия

14.04.2008 00:00:00

Эрдогану придется оправдываться

Тэги: турция, исламизм, эрдоган, гюль


В Турции назревает очередной кризис власти, вызванный давним конфликтом между ведущими политическими силами государства – националистами и исламистами. На днях Конституционный суд страны принял к рассмотрению иск генерального прокурора Абдуррахмана Ялчинкая против правящей Партии справедливости и развития. Поводом для такого решения стало снятие депутатами Меджлиса запрета на ношение хиджабов студентками высших учебных заведений, в котором прокуратура усмотрела признак исламизации.

Если высший судебный орган страны примет положительное решение, то партия окажется под запретом, а ее руководство не сможет принимать участие в политической жизни страны в течение пяти лет. Примечательно, что за начало этого процесса высказались все одиннадцать судей. Это обстоятельство практически не оставляет сомнений в исходе дела. Другой вопрос заключается в том, сможет ли суд довести задуманное до конца.

Как известно, по итогам прошлогодних парламентских выборов умеренные исламисты одержали убедительную победу над своими оппонентами-националистами, защищающими светские устои Турции. Немного позже глава правительства Реджеп Тайип Эрдоган был вновь утвержден на своем посту, а президентом был избран его ближайший политический союзник Абдулла Гюль. В результате в республике впервые сложилась ситуация, при которой все ветви власти, за исключением судебной, перешли под контроль сил, считающихся исламистскими. Возникновение такой политической конфигурации в реалиях кемалистской Турции по определению было чревато нарастанием внутренних противоречий.

Борьба между исламистами и националистами традиционно считается одним из ключевых факторов внутренней политики Турции. Причем конфликты между этими двумя силами временами принимали форму военного противостояния – история страны насчитывает четыре государственных переворота. Это обусловлено спецификой государственного устройства Турции: едва ли не ключевая роль в управлении страной принадлежит армии, которая фактически исполняет функции главного гаранта сохранения светского характера республики.

В целом же в Турции в последнее время все очевиднее становятся расхождения между некоторыми принципами, установленными первым президентом Кемалем Ататюрком, и настроениями, набирающими силу в обществе. Причина в том, что за десятилетия существования республики турки так и не смогли преодолеть главное внутреннее противоречие и однозначно ответить на вопрос о том, что же для них важнее: ислам или заветы Ататюрка. С одной стороны, кемализм, несмотря на все усилия властей, так и не смог вытеснить из турецкого сознания мусульманскую идеологию. Более того, основная часть населения склоняется к необходимости роста роли ислама в общественной жизни.

Но вместе с этим турки не мыслят свое государство без мощной и влиятельной армии. Военные в Турции представляют собой нечто вроде элитного сословия, уполномоченного официальной властью и обществом решать вопросы государственного масштаба по своему усмотрению. Такая роль армии главным образом объясняется особым отношением турок к Кемалю Ататюрку. В свое время он, командуя вооруженными силами, спас Турцию от распада и стал основателем современной республики.

Драматизм ситуации заключается в том, что две основные идеологии, на которых зиждется сегодняшняя Турция – кемализм и ислам, – находятся в состоянии острого противостояния друг с другом. Противоречия нарастали на протяжении десятилетий, и, по всей видимости, в обществе все большую актуальность обретает вопрос о том, за какой из двух идеологий должен остаться приоритет.

С другой стороны, исламистами Эрдогана и Гюля можно назвать лишь условно. Предлагаемая ими модель управления не имеет ничего общего с государственным устройством классических исламских стран, например, Ирана или Саудовской Аравии. В данном случае премьер и президент, скорее, выступают в качестве реформаторов, оппонирующих консервативно настроенным националистам, представленным в Меджлисе Народно-республиканской партией и Партией националистического движения. В конце концов, сегодня главное противоречие между правительством и оппозицией сводится к перераспределению властных полномочий в стране. Президент и премьер выступают за сокращение роли армии в управлении государством, тогда как парламентское меньшинство считают это недопустимым.

Как ни странно, то, что сегодня принято называть «турецким исламизмом», нисколько не тревожит Европу. Реджеп Эрдоган и Абдулла Гюль рассматриваются на Западе как серьезные и заслуживающие доверия политики. К зависти националистов, именно с ними Брюссель начал обсуждать вопрос вхождения Турции в ЕС. К тому же высокопоставленные представители Евросоюза уже высказались против запрета Партии справедливости и развития.

Важно отметить, что в случае с женскими головными уборами правительство не пытается что-либо навязать обществу. Немалая часть турчанок, проживающих в провинции, а порой и в крупных городах, испытывала определенные неудобства в связи с действовавшим запретом. В этом смысле решение о его отмене по своей сути демократично, так как оно ни к чему не обязывает граждан, а наоборот, оставляет им право выбора.

С другой стороны, вопрос об уместности демонстрации религиозной принадлежности в учебных заведениях отнюдь не праздный и вызывает споры не только в Турции. Совсем недавно эта тема широко обсуждалась во Франции, где в результате все же был наложен запрет, аналогичный тому, который до недавнего времени действовал в Турции. Однако, принимая решение по столь деликатному вопросу, необходимо учитывать местную специфику. Например, французское общество многонационально, многокультурно, а в таких условиях демонстрация символов религиозной принадлежности может способствовать разобщению. В Турции же доля мусульманского населения составляет 97–98%.

Тем не менее опасения националистов небеспочвенны. Во-первых, если в крупных городах религиозный фактор не играет большой роли и они легко собирают многотысячные антиисламистские митинги, то в провинции, где живет основная часть населения, все обстоит иначе. В этом смысле исламская тематика – очень удобный инструмент в работе с избирателями, и здесь преимущество явно на стороне ПСР. Оппоненты Эрдогана по определению не могут разыграть исламскую карту в Турции, поэтому они с большой тревогой следят за тем, как это делает действующее правительство. Если Эрдоган и Гюль не совершат серьезных просчетов в вопросах экономики, а также внутренней и внешней политики, то шансы националистов выиграть в обозримом будущем парламентские выборы будут крайне низкими.

И, во-вторых, не лишены оснований предостережения оппозиции, настаивающей на том, что предлагаемые властью послабления могут повлечь за собой необратимые последствия. Конечно, само по себе разрешение носить хиджаб в учебных заведениях не означает того, что религиозные нормы взяли верх над юридическими. Но эта мера будет прямо или косвенно способствовать дальнейшему укоренению религиозных порядков и может стать первым шагом на пути к настоящей исламизации. В стане националистов нередко высказываются опасения, что в определенных условиях обстановка может выйти из-под контроля правительства и на смену умеренным лидерам может прийти радикальный ислам.

Националисты оказались в непростой ситуации. Со времен Ататюрка их позиции никогда не были настолько слабыми. Сегодня их поддерживают только судебная власть, инициировавшая процесс против правящей партии, и армия. Причем вопрос о том, готова ли армия встать на сторону националистов в их конфликте с правительством, до сих пор открыт. Конечно, у генералитета есть некоторые основания для опасений. Помимо негативного отношения к разрешению хиджаба военные помнят о предвыборном обещании Эрдогана ограничить политические полномочия армии.

Однако реформы, о необходимости которых говорили премьер и президент, в полном объеме пока не начаты, влияние армии остается прежним, да и события в Курдистане показали, что правительство и генералы вполне могут находить общий язык. Но самое главное, что на сей раз мировое сообщество и, в частности, Евросоюз, мнение которого для Турции особенно важно, резко осудит любые силовые акции против правительства. Продолжение практики военных переворотов похоронит все надежды Анкары на членство в ЕС. В таких условиях армия едва ли решится на радикальные действия. Однако военные будут пристально следить за тем, чтобы предложенные обществу послабления религиозного характера не переросли в нечто большее.

Тем временем руководство ПСР готовится к защите. Расследование будет длиться не менее полугода, и в настоящее время партийные юристы рассматривают способы опровержения обвинений. Как заявил изданию Turkish Daily News заместитель премьер-министра Джемиль Чичек, для начала в Конституционный суд будет направлено разъяснительное письмо, состоящее из трех частей. В первой части будут содержаться рекомендации международных организаций и специалистов в области права по вопросу закрытия политических партий. Во втором разделе предполагается предоставить комментарии юристов к обвинениям, озвученным в адрес ПСР генеральным прокурором. И в третьей части эксперты правящей партии намереваются обратить внимание судей на неточности и противоречия, по их убеждению, содержащиеся в запросе Ялчинкая.

Но такое письмо, равно как и все остальные попытки оправдаться перед судом, которые планирует предпринять правящая партия, будет больше похоже на формальность. Очевидно, что в данном случае судьи будут принимать решение, основываясь в первую очередь на собственных политических предпочтениях, а не на доводах обвиняемой стороны. В то же время в распоряжении руководства ПСР остается более сложный, но в юридическом отношении безупречный способ сохранить партию. Для этого придется путем всенародного голосования изменить Конституцию, лишив Конституционный суд права роспуска политических объединений. Не вызывает сомнения, что если Эрдоган прибегнет к этой мере, то поддержка общества будет ему обеспечена.

Вероятность того, что чаяния националистов сбудутся и Конституционному суду удастся запретить Партию справедливости и развития, крайне невысока. Тем не менее это не означает, что начатый судебный процесс не принесет им никаких политических дивидендов. Националисты получили хорошую возможность в очередной раз обрушиться с критикой на правительство и вынудить его оправдываться. Однако для оппозиции это лишь тактический успех. Выдвинутые обвинения не создадут правительству непреодолимых препятствий, способных поставить под вопрос использование карт-бланша, обеспеченного ему в результате прошлогодних выборов. До тех пор, конечно, пока армия остается в казармах.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Константин Ремчуков о том, почему встреча лидеров РФ и Украины в расписании - последняя, о внутренних проблемах с футболом и внешних - с WADA

Константин Ремчуков о том, почему встреча лидеров РФ и Украины в расписании - последняя, о внутренних проблемах с футболом и внешних - с WADA

0
650
Глава Синьцзяна опроверг данные о 2 млн уйгуров в местных трудовых лагерях

Глава Синьцзяна опроверг данные о 2 млн уйгуров в местных трудовых лагерях

0
137
Помпео встретится с Лавровым 10 декабря в Вашингтоне

Помпео встретится с Лавровым 10 декабря в Вашингтоне

  

0
129
Додон подписал два закона о соцзащите граждан, касающиеся пенсий

Додон подписал два закона о соцзащите граждан, касающиеся пенсий

0
132

Другие новости

Загрузка...
24smi.org