0
6952
Газета Печатная версия

02.11.2015 00:01:00

Ультиматум Кэмерона

Великобритания и ЕС пересматривают отношения

Евгений Пудовкин

Об авторе: Евгений Сергеевич Пудовкин – журналист-международник.

Тэги: великобритания, ес


великобритания, ес Британский премьер пообещал, что добьется более выгодной сделки с ЕС. Фото Reuters

Британская палата общин проголосовала во втором чтении летом за проведение референдума о членстве Соединенного Королевства в ЕС. Предложение – с учетом всех поправок – может стать законом уже до Рождества, а само голосование состоится до 2017 года. Грядущий плебисцит станет уже вторым для британцев: в 1975-м к мнению избирателей обратился премьер-министр Гарольд Вильсон. Тогда 67% граждан проголосовали за то, чтобы остаться в Европейском экономическом сообществе (ЕЭС – прежнее название Евросоюза).

На момент того референдума Великобритания, пребывая в статусе пораженного рецессией «европейского больного», не предъявляла ЕЭС особых претензий. 40 лет спустя, когда страна за предшествующие 2015-му четыре года создала больше рабочих мест, чем все остальные страны ЕС, и является финансовым столпом Евросоюза, у окрепших британцев накопилось много вопросов по поводу своего участия в европейском проекте.

Прежде всего многие британцы опасаются за свой суверенитет. По разным подсчетам, около половины законов Великобритании имеют корни в Брюсселе: ЕС регулирует деятельность британских рабочих, банков, компаний и даже рыболовецких судов. В то же время британские депутаты занимают менее 10% мест в Европарламенте.

Кандалы брюссельского регулирования давно не дают покоя и рынку Соединенного Королевства. По данным аналитического центра Open Europe, 100 главных мер регулирования ЕС обходятся британскому бизнесу в 33 млрд фунтов. Миграция тоже является острой темой. По данным британской Национальной статистической службы, за 2014 год около 268 тыс. граждан ЕС переехало в Великобританию. Число работающих в стране мигрантов из Евросоюза недавно достигло 2 млн, половина из них – из Восточной Европы. Такие переселения, по мнению скептиков, приводят к понижению зарплат местных рабочих и повышают нагрузку на социальное обеспечение – больницы и школы. «Исход» мигрантов с Ближнего Востока лишь подкинул дров в костер дебатов о необходимости более строгого контроля над границами.

Тем временем общественное мнение остается волатильным. По данным опроса организации YouGov, 40% граждан проголосовали бы за выход из ЕС, а 38% предпочли бы остаться. Однако еще летом сторонники членства в Евросоюзе комфортно лидировали в опросах. Скорее всего сказалось недавнее изменение формулировки вопроса для референдума: с «Должна ли Великобритания остаться членом Евросоюза?» (ответы: «Да»/«Нет») на «Должна ли Великобритания остаться членом Европейского союза или покинуть Европейский союз?» («Остаться...»/«Покинуть...»). Таким образом, статус-кво больше не ассоциируется напрямую с утвердительным ответом.

Премьер-министр Дэвид Кэмерон полагает, что существующий «статус-кво в Европе недопустим». Его цель – оставить Великобританию в Евросоюзе, но на более выгодных условиях. Следовательно, решив провести референдум, премьер надеется показать Брюсселю, что не шутит, когда говорит, что ЕС требует реформ. «У меня нет романтической привязанности к Евросоюзу и его институтам, – заявил он участникам недавней конференции Консервативной партии. – Меня интересуют только две вещи: британское благополучие и британское влияние. Поэтому я буду настойчив в переговорах с ЕС – и мы добьемся более выгодной сделки».

Еще в начале лета Кэмерон совершил марафон по столицам континента, чтобы обсудить реформы с европейскими лидерами. Конкретные меры пока не согласованы, но скелет требований Лондона уже известен. Ультиматум Кэмерона содержит четыре условия. Первым требованием является упразднение пункта о «все более тесном союзе европейских народов» в соглашениях ЕС. Этот жест, считает премьер, поможет убедить избирателей в сохранности британского суверенитета. Во-вторых, ЕС должен признать, что является мультивалютным союзом. В-третьих, Лондон требует вернуть национальным парламентам полномочия, позволяющие блокировать нежелательные директивы ЕС и пересматривать законы сообщества. В-четвертых, Кэмерон считает необходимым реорганизовать блок из 28 стран так, чтобы защитить интересы девяти государств, не входящих в еврозону, от доминирования 19 остальных, в том числе дать особые права британской финансовой площадке – лондонскому Сити. Дополнительным желанием британского правительства является ограничение пособий для европейских мигрантов; таким образом Кэмерон желает умерить антииммиграционные настроения.

Некоторые предложения Лондона – в частности, ограничения на получение мигрантами из ЕС пособий – могут потребовать изменений европейских соглашений, которые должны быть одобрены всеми членами ЕС. С одной стороны, обстановка на континенте играет на руку Кэмерону: после кризиса в Греции европейцы стали осторожнее относиться к идее интеграции. Недавний шторм в еврозоне позволит создать окно переговоров, и у Кэмерона появится шанс протолкнуть через него свои реформы.

Но формальные изменения требуют времени и уйму бюрократической акробатики. В связи с этим многое будет зависеть от доверия британских избирателей. Поскольку референдум может состояться уже летом 2016-го, реформы ЕС (если их удастся согласовать) едва ли будут завершены до плебисцита. Кэмерону предстоит убедить британцев голосовать, держа в уме изменения, которые вступят в силу только через несколько месяцев или даже лет. Конечно, есть вероятность, что премьер отложит проведение референдума до 2017 года, заполучив больше времени для согласования реформ. Но и такая инициатива не безупречна. Плебисцит выгоднее проводить в начале электорального цикла, когда «медовый месяц» граждан и избранного лишь в мае правительства все еще в силе. Два года спустя британцы подойдут к голосованию гораздо менее расположенными к статус-кво, особенно учитывая принятые консерваторами меры по сокращению социальных расходов.

Ко всему прочему, миграционный кризис – хоть и является еще одним фактором, способным привлечь 28 стран-членов за стол переговоров, – поставил британского премьера между молотом и наковальней. С одной стороны, недостаточная активность вызовет раздражение партнеров по ЕС: Германия и Франция, к примеру, ожидали увидеть больше помощи от британцев с расселением беженцев. В то же время сдайся Кэмерон и раскрой для мигрантов объятия – это может вылиться в недовольство как местного населения, так и части политических элит.

Пусть некоторым лидерам в Европе и хочется махнуть рукой на британцев с их назойливыми требованиями, выход Соединенного Королевства совсем невыгоден ЕС. Во-первых, Великобритания является одним из крупнейших «спонсоров» бюджета ЕС, внося в европейскую казну около 10 млрд фунтов в год. Во-вторых, британцы помогают сохранять баланс курса ЕС, выступая противовесом немецко-французскому желанию усиления интеграции и строгого контроля над рынком.

Между тем британским евроскептикам не следует переоценивать свои силы. Несмотря ни на что, Великобритания потеряет от выхода больше, чем Евросоюз. Экспорт в ЕС составляет около 14% британского ВВП, тогда как экспорт ЕС на острова – всего 2,5%. Заверения о том, что рынки Америки и Азии только и ждут, чтобы Великобритания покинула ЕС, неубедительны. Президент США Барак Обама дал понять, что хочет продолжать видеть Великобританию в ранге члена ЕС. А Хироаки Наканиши, исполнительный директор японской Hitachi – промышленного гиганта и одного из крупнейших инвесторов в британскую экономику, – заявил Times, что считает нелепой саму идею разрыва отношений между Лондоном и Брюсселем, по крайней мере «с точки зрения бизнеса».

Не стоит забывать и о том, что Великобритания и ЕС находятся в разных весовых категориях. Британское население насчитывает около 60 млн граждан, население ЕС – 450 млн. Размер экономики Евросоюза в шесть раз больше британской. Кому Вашингтон, Пекин или Дели предложат более выгодные условия?

Так или иначе, надвигающийся референдум является скорее не отдельным событием, а этапом в процессе сложных европейских взаимоотношений. Евросоюз должен проявить гибкость, или он рискует сломаться. Умеренные реформы по оптимизации процесса миграции, дерегуляции рынка и защиты финансовых интересов стран вне еврозоны помогут не только Великобритании, но и другим членам ЕС.

Для Великобритании референдум о членстве в Евросоюзе – самое важное событие в повестке текущей парламентской пятилетки. Правительство и значительная часть граждан понимают всю важность европейского партнерства – особенно в сегодняшних условиях экономической глобализации – и относятся к ЕС так же, как Уинстон Черчилль относился к демократии: вещь неприятная, но альтернативы еще хуже. Грядущий референдум – отличная возможность решить проблемы, связанные с Евросоюзом, и добиться выгодных для британцев реформ.

Лондон

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


У Путина и Медведева разные точки зрения на участие в Давосе

У Путина и Медведева разные точки зрения на участие в Давосе

Игорь Субботин

Президент оставил за представителями российского бизнеса право лететь на Всемирный форум

0
513
В Лондоне заговорили о капитуляции Британии

В Лондоне заговорили о капитуляции Британии

Юрий Паниев

Судьба сделки с ЕС в руках парламентариев

0
432
Навальный получил от Страсбурга не только деньги

Навальный получил от Страсбурга не только деньги

Иван Родин

Европейский суд по правам человека обвинил власти РФ в политическом преследовании оппозиционера

0
721
Адвокаты беспокоятся об осужденных и госбюджете

Адвокаты беспокоятся об осужденных и госбюджете

Екатерина Трифонова

В российском правосудии есть что поменять и кроме металлических клеток

0
366

Другие новости

Загрузка...
24smi.org