0
11271
Газета Печатная версия

30.01.2017 00:01:00

Вьетнам: от бомб до инвестиций

Бывшие противники активно осваивают ключевую страну Юго-Восточной Азии

Валерий Кистанов

Об авторе: Валерий Олегович Кистанов – руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН, доктор исторических наук.

Тэги: вьетнам, сша, япония, история, экономика, инвестиции, конфликты, китай


вьетнам, сша, япония, история, экономика, инвестиции, конфликты, китай Высокие гости из Японии обменялись крепкими рукопожатиями с хозяевами встречи в Ханое. Фото Reuters

Много лет назад автор этих строк опубликовал в газете «Правда» статью под названием «Бомбы с японскими мозгами». В ней речь шла о применении США во время интервенции во Вьетнаме «умных бомб». В их системе наведения использовалась японская электроника. В ходе вьетнамской войны, как и войны на Корейском полуострове, Япония была «надежным тылом» американских ВС, которые с помощью ковровых бомбардировок и химического оружия не на жизнь, а на смерть (в основном азиатов) сражались с коммунизмом в Азии.

Тогда никто и представить себе не мог, что спустя несколько десятилетий под предлогом совместного противостояния так называемой китайской угрозе безопасности в Южно-Китайском море (ЮКМ) жертва и насильник, Ханой и Вашингтон, настолько сблизятся в сфере политики, что впору говорить о квазисоюзе между ними. Достаточно сказать, что экс-президент США Барак Обама снял эмбарго на экспорт американского оружия в эту ключевую страну Юго-Восточной Азии (ЮВА). Уже поговаривают о том, что Вьетнам нацелился на приобретение американских противолодочных самолетов P-3C, а также военно-транспортных C-2.

А в декабре еще не вступивший в должность президента США Дональд Трамп беспрецедентно поговорил с премьер-министром Нгуен Суан Фуком по телефону. Детали беседы не раскрываются, но, по утечкам из японских дипломатических источников, лидеры двух стран обсуждали ситуацию в ЮКМ. Когда-то злейший враг Вьетнама, США, стали крупнейшим рынком для сбыта вьетнамских товаров: на них приходится 20% стоимости всего экспорта страны. И в связи с выходом США из Транстихоокеанского партнерства весьма вероятно, что между США и Вьетнамом будет заключено двустороннее соглашение о свободной торговле, что резко увеличит их взаимный товарооборот.

Парадокс ситуации заключается в том, что на фоне острых китайско-вьетнамских территориальных противоречий в ЮКМ КНР к настоящему времени также стала важнейшим экономическим партнером Вьетнама и прочно занимает первое место в его импорте (30% всего объема). А китайские компании своими инвестициями и технологиями широко представлены во вьетнамской экономике, в том числе в электроснабжении, транспортной и городской инфраструктуре. Из 10 млн иностранцев, посетивших Вьетнам в 2016 году, 2,7 млн приходится на китайцев, которые к тому же активно скупают дешевую вьетнамскую недвижимость. Парадокс усиливается тем обстоятельством, что у власти в обеих странах незыблемо стоят коммунистические партии. А вьетнамская экономическая перестройка «Дой Мой», осуществляемая с 1986 года, является копией политики хозяйственных реформ и открытости, проводившейся в Китае ее лидером Дэн Сяопином.

В этих условиях Ханой вынужден искать золотую середину между Вашингтоном и Пекином. Администрация Обамы всемерно поддерживала Вьетнам, Филиппины и других противников Пекина в ЮКМ. Она также занимала весьма жесткую позицию по части создания там искусственных островов. Однако неопределенность относительно азиатской политики Трампа усилила обеспокоенность по поводу этой позиции в странах, вовлеченных в территориальные споры с Китаем. Теперь у Ханоя меньше оснований полагаться на Вашингтон, как на своего главного сторонника в морском противостоянии Пекину. Вместе с тем необходимо отметить, что умудренные историческим (в том числе горьким) опытом взаимодействия руководители коммунистических государств, являющихся к тому же соседями, неустанно и, похоже, небезуспешно ведут диалог с целью нахождения выхода из территориального тупика между ними и снижения напряженности в двусторонних отношениях.

На этом фоне Япония становится важнейшим экономическим контрагентом Вьетнама и одной из его опор в сдерживании «морской экспансии» Китая в регионе. Вьетнам, со своей стороны, зримо превращается для Токио не только в очередной плацдарм для завоевания новых высот на экономическом пространстве Юго-Восточной Азии, но и в основного партнера в противостоянии Китаю в его территориальных претензиях в Восточной Азии. 

Тем более что другая японская опора в регионе в лице Филиппин становится менее надежной в свете готовности президента Родриго Дутерте идти на сближение с Китаем, с одной стороны, и удаление от традиционного американского союзника – с другой.

Логика действий Токио проста и очевидна: чем глубже Китай увязнет в территориальном конфликте в ЮКМ и в выяснении отношений с США, тем меньше сил и средств останется у Пекина для оказания давления на Японию в споре относительно принадлежности островов Сенкаку (Дяоюйдао) в смежном Восточно-Китайском море. Острова в настоящее время контролируются Японией, но Китай считает их своими и требует вернуть, подкрепляя требования регулярным направлением к ним своих кораблей.

Свою поддержку США и странам ЮВА в их конфронтации с КНР Япония мотивирует необходимостью обеспечения свободы судоходства в ЮКМ, по которому в год перевозится товаров на 5 трлн долл., а также доставляется с Ближнего Востока свыше 80% потребляемой в стране нефти. Кроме того, на это море приходится 10% мирового вылова рыбы, а на дне имеются богатые залежи углеводородов. Символично, что свою дипломатическую повестку 2017 года премьер-министр Японии Синдзо Абэ открыл поездкой по трем странам ЮВА (Филиппинам, Индонезии, Вьетнаму) и Австралии с прозрачной целью создания неформальной антикитайской коалиции в южной части Тихого океана.

В Ханое Абэ обещал поставить Вьетнаму шесть новых патрульных кораблей береговой охраны на сумму в 338 млн долл. На эти цели, а также для ряда инфраструктурных проектов Япония предоставит стране льготный заем в 1,05 млрд долл. Члены внушительной делегации бизнесменов, сопровождавшей Абэ, подписали несколько контрактов в энергетике, текстильной промышленности и других областях.

Вьетнамское правительство в ноябре 2016 года отказалось от планов строительства атомных электростанций по финансовым и экологическим соображениям. Вместо создания АЭС Вьетнам будет активно развивать теплоэнергетику, и Япония готова широко сотрудничать в энергетических проектах на основе угля и сжиженного природного газа. Токио намерен также участвовать в строительстве сети скоростных железных дорог.

Япония – крупнейший инвестор во Вьетнаме после Южной Кореи. Японские компании участвует более чем в 3 тыс. проектов, в основном в обрабатывающем секторе, общей стоимостью 42 млрд долл. Для сравнения: во время декабрьского визита Владимира Путина в Токио между Россией и Японией было подписано 82 деловых соглашения, главным образом в виде необязательных меморандумов о взаимопонимании, на общую сумму 2,54 млрд долл. Это произошло на фоне снижения накопленных прямых инвестиций Японии в российскую экономику с 2,7 млрд долл. в 2012 году до 1,3 млрд долл. в 2015-м.

Не случайно император Японии Акихито с супругой 28 февраля отбывают во Вьетнам и Таиланд с недельной поездкой. Это будет их первое зарубежное турне после того, как в августе минувшего года 83-летний монарх заявил о своем желании уйти в отставку по состоянию здоровья. В Ханое августейшая чета будет принята руководителями партии и правительства, а также возложит венок к мавзолею ее основателя – Хо Ши Мина. Визит императора в то или иное государство символизирует высочайший приоритет, который Токио придает ему в своей внешней политике (см. «НГ» от 05.09.16). Словом, в Восточной Азии складывается новая ось Токио–Ханой.

Вьетнам стал привлекательной страной для зарубежных капиталовложений в целом: в 2016 году они возросли на 9%, достигнув рекорда 15,8 млрд долл. Темпы прироста его ВВП, хотя и немного снизились по сравнению с 2015 годом, составили недостижимые для России 6,2%. В сфере промышленного производства Вьетнам превратился в сильного конкурента соседей по региону, таких как Таиланд, Малайзия, Китай и Тайвань. Мировые производители электроники и другой высокотехнологичной продукции наперегонки устремились в страну с ее относительно дешевой, но достаточно квалифицированной и молодой по составу рабочей силой.

А Россия все больше передвигается на периферию интересов очередного «восточноазиатского тигра», причем коммунистического окраса. Причина кроется в незавидном состоянии российской экономики, провальном политическом курсе Москвы в отношении Вьетнама в 1990-е, а также в том, что провозглашенный ею «поворот на Восток», видимо, пока еще не докатился до этой страны. Все это происходит вопреки союзническим отношениям между двумя странами в советский период и разговорам о российско-вьетнамском стратегическом партнерстве сейчас. Место России занимают бывший противник Вьетнама в лице США, их соучастники в интервенции Южная Корея и Япония, а также нынешний главный соперник Китай.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Системные либералы подтвердили свой контроль над экономикой

Системные либералы подтвердили свой контроль над экономикой

Михаил Сергеев

0
3893
Шойгу научит армию Мьянмы бороться  с дронами

Шойгу научит армию Мьянмы бороться с дронами

Александр Шарковский

0
837
Для Трампа так и не настало время действий

Для Трампа так и не настало время действий

Каким был первый год работы 45-го президента США

0
2422
Производство Apple  возвращают на родину

Производство Apple возвращают на родину

Анатолий Комраков

Вашингтон опережает Москву по эффективности репатриации капиталов

0
5222

Другие новости

Загрузка...
24smi.org