0
11086
Газета Печатная версия

30.01.2017 00:01:00

Вьетнам: от бомб до инвестиций

Бывшие противники активно осваивают ключевую страну Юго-Восточной Азии

Валерий Кистанов

Об авторе: Валерий Олегович Кистанов – руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН, доктор исторических наук.

Тэги: вьетнам, сша, япония, история, экономика, инвестиции, конфликты, китай


вьетнам, сша, япония, история, экономика, инвестиции, конфликты, китай Высокие гости из Японии обменялись крепкими рукопожатиями с хозяевами встречи в Ханое. Фото Reuters

Много лет назад автор этих строк опубликовал в газете «Правда» статью под названием «Бомбы с японскими мозгами». В ней речь шла о применении США во время интервенции во Вьетнаме «умных бомб». В их системе наведения использовалась японская электроника. В ходе вьетнамской войны, как и войны на Корейском полуострове, Япония была «надежным тылом» американских ВС, которые с помощью ковровых бомбардировок и химического оружия не на жизнь, а на смерть (в основном азиатов) сражались с коммунизмом в Азии.

Тогда никто и представить себе не мог, что спустя несколько десятилетий под предлогом совместного противостояния так называемой китайской угрозе безопасности в Южно-Китайском море (ЮКМ) жертва и насильник, Ханой и Вашингтон, настолько сблизятся в сфере политики, что впору говорить о квазисоюзе между ними. Достаточно сказать, что экс-президент США Барак Обама снял эмбарго на экспорт американского оружия в эту ключевую страну Юго-Восточной Азии (ЮВА). Уже поговаривают о том, что Вьетнам нацелился на приобретение американских противолодочных самолетов P-3C, а также военно-транспортных C-2.

А в декабре еще не вступивший в должность президента США Дональд Трамп беспрецедентно поговорил с премьер-министром Нгуен Суан Фуком по телефону. Детали беседы не раскрываются, но, по утечкам из японских дипломатических источников, лидеры двух стран обсуждали ситуацию в ЮКМ. Когда-то злейший враг Вьетнама, США, стали крупнейшим рынком для сбыта вьетнамских товаров: на них приходится 20% стоимости всего экспорта страны. И в связи с выходом США из Транстихоокеанского партнерства весьма вероятно, что между США и Вьетнамом будет заключено двустороннее соглашение о свободной торговле, что резко увеличит их взаимный товарооборот.

Парадокс ситуации заключается в том, что на фоне острых китайско-вьетнамских территориальных противоречий в ЮКМ КНР к настоящему времени также стала важнейшим экономическим партнером Вьетнама и прочно занимает первое место в его импорте (30% всего объема). А китайские компании своими инвестициями и технологиями широко представлены во вьетнамской экономике, в том числе в электроснабжении, транспортной и городской инфраструктуре. Из 10 млн иностранцев, посетивших Вьетнам в 2016 году, 2,7 млн приходится на китайцев, которые к тому же активно скупают дешевую вьетнамскую недвижимость. Парадокс усиливается тем обстоятельством, что у власти в обеих странах незыблемо стоят коммунистические партии. А вьетнамская экономическая перестройка «Дой Мой», осуществляемая с 1986 года, является копией политики хозяйственных реформ и открытости, проводившейся в Китае ее лидером Дэн Сяопином.

В этих условиях Ханой вынужден искать золотую середину между Вашингтоном и Пекином. Администрация Обамы всемерно поддерживала Вьетнам, Филиппины и других противников Пекина в ЮКМ. Она также занимала весьма жесткую позицию по части создания там искусственных островов. Однако неопределенность относительно азиатской политики Трампа усилила обеспокоенность по поводу этой позиции в странах, вовлеченных в территориальные споры с Китаем. Теперь у Ханоя меньше оснований полагаться на Вашингтон, как на своего главного сторонника в морском противостоянии Пекину. Вместе с тем необходимо отметить, что умудренные историческим (в том числе горьким) опытом взаимодействия руководители коммунистических государств, являющихся к тому же соседями, неустанно и, похоже, небезуспешно ведут диалог с целью нахождения выхода из территориального тупика между ними и снижения напряженности в двусторонних отношениях.

На этом фоне Япония становится важнейшим экономическим контрагентом Вьетнама и одной из его опор в сдерживании «морской экспансии» Китая в регионе. Вьетнам, со своей стороны, зримо превращается для Токио не только в очередной плацдарм для завоевания новых высот на экономическом пространстве Юго-Восточной Азии, но и в основного партнера в противостоянии Китаю в его территориальных претензиях в Восточной Азии. 

Тем более что другая японская опора в регионе в лице Филиппин становится менее надежной в свете готовности президента Родриго Дутерте идти на сближение с Китаем, с одной стороны, и удаление от традиционного американского союзника – с другой.

Логика действий Токио проста и очевидна: чем глубже Китай увязнет в территориальном конфликте в ЮКМ и в выяснении отношений с США, тем меньше сил и средств останется у Пекина для оказания давления на Японию в споре относительно принадлежности островов Сенкаку (Дяоюйдао) в смежном Восточно-Китайском море. Острова в настоящее время контролируются Японией, но Китай считает их своими и требует вернуть, подкрепляя требования регулярным направлением к ним своих кораблей.

Свою поддержку США и странам ЮВА в их конфронтации с КНР Япония мотивирует необходимостью обеспечения свободы судоходства в ЮКМ, по которому в год перевозится товаров на 5 трлн долл., а также доставляется с Ближнего Востока свыше 80% потребляемой в стране нефти. Кроме того, на это море приходится 10% мирового вылова рыбы, а на дне имеются богатые залежи углеводородов. Символично, что свою дипломатическую повестку 2017 года премьер-министр Японии Синдзо Абэ открыл поездкой по трем странам ЮВА (Филиппинам, Индонезии, Вьетнаму) и Австралии с прозрачной целью создания неформальной антикитайской коалиции в южной части Тихого океана.

В Ханое Абэ обещал поставить Вьетнаму шесть новых патрульных кораблей береговой охраны на сумму в 338 млн долл. На эти цели, а также для ряда инфраструктурных проектов Япония предоставит стране льготный заем в 1,05 млрд долл. Члены внушительной делегации бизнесменов, сопровождавшей Абэ, подписали несколько контрактов в энергетике, текстильной промышленности и других областях.

Вьетнамское правительство в ноябре 2016 года отказалось от планов строительства атомных электростанций по финансовым и экологическим соображениям. Вместо создания АЭС Вьетнам будет активно развивать теплоэнергетику, и Япония готова широко сотрудничать в энергетических проектах на основе угля и сжиженного природного газа. Токио намерен также участвовать в строительстве сети скоростных железных дорог.

Япония – крупнейший инвестор во Вьетнаме после Южной Кореи. Японские компании участвует более чем в 3 тыс. проектов, в основном в обрабатывающем секторе, общей стоимостью 42 млрд долл. Для сравнения: во время декабрьского визита Владимира Путина в Токио между Россией и Японией было подписано 82 деловых соглашения, главным образом в виде необязательных меморандумов о взаимопонимании, на общую сумму 2,54 млрд долл. Это произошло на фоне снижения накопленных прямых инвестиций Японии в российскую экономику с 2,7 млрд долл. в 2012 году до 1,3 млрд долл. в 2015-м.

Не случайно император Японии Акихито с супругой 28 февраля отбывают во Вьетнам и Таиланд с недельной поездкой. Это будет их первое зарубежное турне после того, как в августе минувшего года 83-летний монарх заявил о своем желании уйти в отставку по состоянию здоровья. В Ханое августейшая чета будет принята руководителями партии и правительства, а также возложит венок к мавзолею ее основателя – Хо Ши Мина. Визит императора в то или иное государство символизирует высочайший приоритет, который Токио придает ему в своей внешней политике (см. «НГ» от 05.09.16). Словом, в Восточной Азии складывается новая ось Токио–Ханой.

Вьетнам стал привлекательной страной для зарубежных капиталовложений в целом: в 2016 году они возросли на 9%, достигнув рекорда 15,8 млрд долл. Темпы прироста его ВВП, хотя и немного снизились по сравнению с 2015 годом, составили недостижимые для России 6,2%. В сфере промышленного производства Вьетнам превратился в сильного конкурента соседей по региону, таких как Таиланд, Малайзия, Китай и Тайвань. Мировые производители электроники и другой высокотехнологичной продукции наперегонки устремились в страну с ее относительно дешевой, но достаточно квалифицированной и молодой по составу рабочей силой.

А Россия все больше передвигается на периферию интересов очередного «восточноазиатского тигра», причем коммунистического окраса. Причина кроется в незавидном состоянии российской экономики, провальном политическом курсе Москвы в отношении Вьетнама в 1990-е, а также в том, что провозглашенный ею «поворот на Восток», видимо, пока еще не докатился до этой страны. Все это происходит вопреки союзническим отношениям между двумя странами в советский период и разговорам о российско-вьетнамском стратегическом партнерстве сейчас. Место России занимают бывший противник Вьетнама в лице США, их соучастники в интервенции Южная Корея и Япония, а также нынешний главный соперник Китай.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Ядерная война неизбежна

Ядерная война неизбежна

Владимир Щербаков

Такое развитие событий не исключают и в Москве

0
6074
Т-90 и "Абрамс" столкнулись на полях Индии

Т-90 и "Абрамс" столкнулись на полях Индии

Александр Шарковский

Дели может отказаться от российских танков в пользу американских

2
72867
Почему красный маршал Буденный так и не взял Багдад

Почему красный маршал Буденный так и не взял Багдад

Анатолий Исаенко

"Великая война" на Святой земле

0
2645
Первый фронт Австро-Венгрии

Первый фронт Австро-Венгрии

Алексей Олейников

Как Россия и Сербия помешали противнику реализовать свой план действий

0
715

Другие новости

Загрузка...
24smi.org