0
40796
Газета Печатная версия

15.05.2017 00:01:00

Долгая дорога в Пекин

Визитом в Китай президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев завершил демонстрацию внешнеполитических приоритетов Ташкента

Станислав Притчин

Об авторе: Станислав Александрович Притчин – научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института Востоковедения РАН.

Тэги: китай, саммит, узбекистан, президент. шавкат мирзиев


китай, саммит, узбекистан, президент. шавкат мирзиёев Председатель КНР Си Цзиньпин и президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев договорились о долгосрочном сотрудничестве. Фото Reuters

В Пекине 14–15 мая проходит масштабный международный саммит Beltand Road Summit 2017 («Один пояс – один путь»). В форуме участвуют 28 государственных лидеров, в работе конференции принимают участие более 100 должностных лиц на уровне министров из России, стран Европы, Южной и Центральной Азии. По составу и статусу участников мероприятие не уступает проведенному годом ранее саммиту G20 в Ханчжоу, что лишний раз подтверждает возрастающую роль и вес КНР на международной арене.

Главный вопрос повестки дня  – обсуждение реализации и наполнения китайской инициативы Экономического пояса Шелкового пути. Российскую сторону в первую очередь интересуют вопросы сопряжения китайского проекта с Евразийским экономическим союзом.

Форум в Пекине интересен еще и тем, что он стал премьерой для избранного в декабре 2016 года второго президента Узбекистана Шавката Мирзиёева, который впервые участвует в подобного рода мероприятии в качестве главы государства. Помимо работы в рамках форума на его полях состоялся и первый государственный визит президента Узбекистана в КНР. И для Шавката Мирзиёева это были также первые официальные двусторонние переговоры на высшем уровне с визави не из постсоветского пространства.

Прежде чем перейти к рассмотрению итогов от узбекско-китайской встречи на высшем уровне, которая состоялась 11–13 мая, важно сказать несколько слов об активизации узбекской внешней политики, которая наблюдалась последние несколько месяцев после победы Мирзиёева на президентских выборах. Выдержав четырехмесячную паузу, которая ушла на формирование правительства, перераспределение полномочий и корректировку стратегии, узбекский лидер активно и, надо отметить, достаточно последовательно стал реализовывать свою предвыборную программу. 8 сентября 2016 года в первом публичном выступлении, тогда и.о. главы государства, он заявил, что центральноазиатские соседи станут главным внешнеполитическим приоритетом для Ташкента. Так и получилось, в первую очередь были проведены встречи с ближайшими соседями. В начале марта прошел официальный визит в Туркменистан, затем во время празднования Навруза состоялся первый государственный визит в соседний Казахстан. При этом с казахстанским президентом Нурсултаном Назарбаевым глава Узбекистана встретился еще раз, когда в конце апреля в ходе довольно неожиданного рабочего визита посетил юг Казахстана. Интересная деталь:  если первые казахско-узбекские контакты на высшем уровне предваряли визит узбекского президента в Москву, то последняя встреча Назарбаева и Мирзиёева прошла в условиях подготовки поездки уже в КНР. Это свидетельство того, что между лидерами двух стран установились тесные, доверительные отношения и по многим региональным вопросам они имеют схожие позиции.

Особое направление для Узбекистана – Россия. Дело в том, что в рамках многовекторной, сбалансированной внешней политики, которой придерживался Ислам Каримов и которую скорее всего продолжит новый узбекский президент, для официального Ташкента всегда было важно не допустить серьезного одностороннего крена на международной арене. Поэтому итоги московского визита – это только начало более глобальной перезагрузки внешней политики Узбекистана. Переговоры в Кремле, несмотря на то что были омрачены терактом в Санкт-Петербурге, оказались очень успешными и во многом прорывными. Сторонам удалось достигнуть договоренностей практически по всей широкой двусторонней повестке, даже по тем вопросам – например по регулированию трудовой миграции,  по которым стороны по разным причинам раньше избегали диалога. По итогам переговоров было подписано более 50 официальных межправительственных и межведомственных документов на сумму 15,8 млрд долл. Солидный пакет документов предполагает не только активизацию взаимной торговли, но и несколько крупных инвестиционных проектов российских компаний в Узбекистане. Поэтому уже в ближайшее время можно ожидать результатов успешных переговоров в виде увеличения взаимной торговли и роста взаимных инвестиций.

Таким образом, проведя серию встреч и переговоров с более близкими партнерами, с которыми нет языкового барьера и серьезных различичй в менталитете, узбекский президент во время своей поездки в Пекин сделал очень серьезный шаг на глобальной международной арене. Итоги его визита впечатляют. Подписан пакет соглашений на поставку природного газа и финансирования проектов в газохимии и гидроэнергетике, а также на экспорт продукции сельского хозяйства более чем на  20 млрд долл. В нефтегазовой отрасли подписано 10 документов на общую сумму более 5 млрд долл. Это среднесрочный контракт на поставку природного газа из Узбекистана в Китай, соглашение о финансировании строительства завода синтетического жидкого топлива на юге Узбекистана, а также проекты по повышению энергосбережения. Кроме этого, подписаны соглашения по модернизации почти 300 насосных станций и развития гидроэнергетики в Узбекистане на общую сумму 3 млрд долл.

В пакет документов также вошли Меморандум о взаимопонимании в сфере ветеринарии и карантина инспекции растений, Меморандум о взаимопонимании по стимулированию сотрудничества между субъектами малого бизнеса и частного предпринимательства, план сотрудничества в межведомственном обмене в сфере сельского хозяйства на 2018–2020 годы.

Если говорить об истории узбекско-китайских контактов, то первый президент Узбекистана Ислам Каримов со времени обретения независимости посещал КНР 11 раз; семь из них были официальными визитами для проведения двусторонних переговоров, остальные поездки осуществлялись в рамках многосторонних саммитов ШОС, СВДМА, посещения открытия Олимпийских игр в Пекине в 2008 году. Китайские лидеры также приезжали в Ташкент с официальным визитом пять раз, последний приезд состоялся в рамках саммита ШОС в июне 2016 года, когда Ташкент посетил председатель КНР Си Цзиньпин.

Говоря об экономическом разрезе отношений, важно отметить, что Китай является одним из важнейших торговых партнеров Узбекистана. По итогам прошлого года товарооборот между странами составил более 4,2 млрд  долл. Согласно официальной статистике, в Узбекистане работает более 700 предприятий с участием китайского капитала, в том числе 88 – со 100-процентным капиталом китайских инвесторов. При участии китайских инвесторов построен 19-километровый железнодорожный тоннель через перевал Камчик, ведется строительство Дехканабадского завода калийных удобрений и Кунградского содового завода, производство строительной техники в Хорезмской области и другие проекты.

При этом Узбекистан в отличие от соседнего Казахстана на протяжении своей современной истории предпочитал держать дистанцию в отношениях с крупными державами. Этому способствовало и то, что республика не имеет общей границы ни с Китаем, ни с Россией. С другой стороны, долгосрочные задачи и приоритеты развития, заявленные узбекским лидером, предполагают активизацию сотрудничества, создание современной транспортной инфраструктуры для выхода на новые рынки. В отношениях с Россией данная логика сработала и налицо серьезная интенсификация сотрудничества на двусторонней основе. Именно поэтому есть основание ожидать активизации сотрудничества в первую очередь в экономике. Для Узбекистана важно обеспечить приход китайских инвесторов, но в первую очередь для создания рабочих мест в республике. Как мы все знаем, Китай предпочитает вместе с инвестициями привозить не только свои технологии, но и трудовую силу. При этом вся логика переговоров с китайскими партнерами будет строиться исходя из защиты национальных интересов. А это означает, что чрезмерного сближения через создание, например, зоны свободной торговли с КНР ожидать однозначно не стоит.

Вместе с тем умеренно изоляционистская внешнеполитическая линия Узбекистана, избегающая участия в межгосударственных объединениях со строгими обязательствами и наличием наднациональных органов, может сделать республику своеобразным экономическим и инфраструктурным мостом в рамках сопряжения Экономического пояса Шелкового пути и Евразийского экономического союза.

Таким образом, переговоры в Пекине и встречи между Узбекистаном и Китаем на высшем уровне продемонстрировали готовность нового узбекского лидера проводить активную внешнюю политику уже на глобальной арене.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Красноречивое молчание Си Цзиньпина

Красноречивое молчание Си Цзиньпина

Сергей Цыплаков

Китай вступает в эпоху жесткой борьбы за свое место под солнцем

0
1299
Религии России попали под особое наблюдение Госдепа

Религии России попали под особое наблюдение Госдепа

Павел Скрыльников

Майкл Помпео обвинил Москву в препятствовании свободе вероисповедания

0
693
2019: гонка вооружений, кибервойны и глобальный неурожай

2019: гонка вооружений, кибервойны и глобальный неурожай

Ольга Соловьева

Китай, Россия и США готовятся к новым гибридным противостояниям

0
1600
Киргизия переложила заботу об анклавах на Ташкент

Киргизия переложила заботу об анклавах на Ташкент

Виктория Панфилова

Экс-президент Атамбаев отвлек Бишкек от границы

0
1226

Другие новости

Загрузка...
24smi.org