2
6515
Газета Экономика Печатная версия

13.02.2017 00:01:00

Исторический рывок не в ту сторону

Советник президента Сергей Глазьев объяснил, почему Москва должна брать пример с Пекина

Тэги: рыночная экономика, реформы, конкуренция, ввп, китай, россия, сергей глазьев, мвф

Расширенная онлайн-версия

рыночная экономика, реформы, конкуренция, ввп, китай, россия, сергей глазьев, мвф Китайские власти оказались успешнее российских в вопросах конкуренции. Фото Reuters

Переход к рыночным принципам не сделал из России экономическую сверхдержаву. Иное дело – Китай, который в конце прошлого века тоже объявил о реформах. Сейчас КНР лидирует, несмотря на замедление роста. О таком итоге преобразований, начатых в ХХ веке, сообщил советник президента РФ Сергей Глазьев. По оценкам Международного валютного фонда (МВФ), с 1995 года разрыв между экономиками КНР и РФ увеличился в разы, причем не в пользу России.

Советник президента Сергей Глазьев в преддверии Московского экономического форума (МЭФ), который пройдет в конце марта, рассказал о плачевных для России итогах реформ, начатых в ХХ веке.

«По всем показателям эффективности, наша экономика все больше отстает не только от мировых лидеров, но и от среднемирового уровня. Начав переход к рыночной экономике одновременно с КНР, когда мы производили вдвое больше Китая, сегодня мы производим в пять раз меньше», – сообщает Глазьев на официальном сайте МЭФ.

Уточним: переход от плановой экономики к рыночной Китай начал все же несколько раньше – в конце 70-х годов. В России ускорением экономического развития пытались заняться в середине 80-х, а о переходе к решительному реформированию объявили в 1991 году.

Но как следует из объяснений Глазьева, важны не точные даты, а сам подход властей к реформированию. «В КНР используют механизмы рыночной конкуренции для роста объемов, эффективности и технического уровня производства, а у нас – для перераспределения общественного богатства из национального дохода от производственной сферы в сферу паразитического потребления», – считает он.

Глазьев пояснил, что понимается под паразитическим потреблением: «Сегодня доминируют интересы компрадорской олигархии, паразитирующей на присвоении природной ренты от экспорта сырья и энергоносителей, валютных спекулянтов, извлекающих сверхприбыли на манипулировании курсом рубля, монополистов, задирающих тарифы на электроэнергию и тепло, а также государственных банков и корпораций». По мнению Глазьева, пассивная политика экономических ведомств демонстрирует, что чиновников в этой ситуации все устраивает.

По его словам, «на этом празднике жизни нет только производственников, ученых и инженеров – главных созидателей и двигателей роста современной экономики». И платой за такую «паразитическую систему управления» стали «нарастающее технологическое отставание, деградация, падение уровня жизни населения». Как считает экономист, «самый наглядный пример утраты управляемости – удвоение уровня инфляции сразу же после объявления Банком России политики ее таргетирования в целях снижения».

На Московском экономическом форуме Глазьев планирует рассказать о пользе сочетания рыночных механизмов со стратегическим планированием, частно-государственном партнерстве при реализации приоритетных направлений долгосрочного развития экономики, механизмах финансирования инвестиционной и инновационной активности.

В экспертном сообществе Глазьев уже стал одиозной фигурой. Чаще всего его критиковали за призыв ограничить движение капитала и ввести контроль над трансграничными операциями. В Кремле в определенный момент были даже вынуждены отмежеваться от позиции Глазьева. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков объяснял, что предложения Глазьева ввести ограничения валютных операций и запустить эмиссионную программу – это его экспертное мнение, и оно не всегда совпадает с позицией Кремля (см. «НГ» от 16.09.15).

С одним трудно спорить – Россия отстает от мировых экономических лидеров. И сравнение с Китаем в этом случае действительно не самое приятное. Так, по данным МВФ, в 1995 году Китай занимал восьмое место в мире по объему ВВП в текущих ценах. Его ВВП составлял почти 737 млрд долл. Объем ВВП России в том же году был вдвое меньше – 337 млрд долл., Россия была на 17-м месте в мире.

К 2015 году Китай улучшил свою позицию: ВВП КНР в текущих ценах вырос до 11 трлн долл. Китай занял второе место в мире, а Россия добралась лишь до 12-го. И хоть объем российского ВВП тоже увеличился, он оказался теперь уже почти в 10 раз меньше китайского (около 1,3 трлн долл.) По прогнозу МВФ, к 2020 году, даже несмотря на замедление экономического роста, КНР укрепит свои лидерские позиции. Его ВВП достигнет уже 16,5 трлн долл., в то время как российский будет на уровне 1,7 трлн долл.

Еще заметнее успехи Китая, если брать показатель ВВП по паритету покупательной способности (ППС). В этом случае Китай в 1995 году был на третьем месте в мире – 2,3 трлн международных долл. А Россия по этому показателю тогда была на шестом месте – 1,4 трлн долл. В 2015-м Китай стал первым в мире, обогнав даже США: ВВП по ППС составил 19,7 трлн долл. У России в 2015-м было 3,7 трлн долл. Россия за прошедшие десятилетия даже не удвоила, а почти утроила свой ВВП, но так и осталась на шестом месте в мире, если брать ВВП по ППС. И по прогнозу МВФ, вплоть до 2020 года Китай никому не уступит первое место, а Россия ни на шаг не сдвинется с шестой ступеньки.

Как считают некоторые опрошенные «НГ» эксперты, на самом деле Китай сейчас не лучший пример для подражания. «По итогам прошлого года рост ВВП КНР составил всего лишь 6,7%. При этом темпы роста экспорта и импорта оказались худшими более чем за 10 лет», – напоминает аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов. Он опасается, что «экономика КНР, сохранившая признаки плановой, в ближайшие три года вполне может пережить коллапс». Одна из причин – огромный совокупный долг компаний и органов местной власти. Уже в 2017 году у четверти компаний могут начаться серьезные проблемы с погашением долгов, предполагает Лукашов.

В то же время часть экспертов уверены, что на Китай все же стоит равняться: если бы Россия смогла выйти на темпы роста, сопоставимые с китайскими (пусть даже 6% в год), то это было бы огромным достижением. «Но для этого нам стоит не замораживать экономику, к чему стремится правительство в погоне за рекордно низкой инфляцией, а развивать спрос за счет доступного капитала», – говорит директор Института актуальной экономики Никита Исаев.

«Конкуренция действительно слишком мала, нам нужны структурные реформы», – продолжает первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. Как говорит эксперт, «Китай в свое время сделал ставку на производство и инвестиции, снял административные барьеры и начал борьбу с коррупцией». «А у нас рывок был за счет сырьевой ренты, но по мере снижения цены на нефть мы так и не нашли полноценной замены, – добавляет Павел Сигал. – Сейчас развивается сельское хозяйство из-за санкций, но других драйверов так и не появилось».

Но есть и другие объяснения, почему разрыв между Китаем и Россией нарастает. Китай в конце ХХ века оставался аграрной страной: 80% его населения были крестьяне. Когда во время реформ крестьянам дали право обрабатывать собственную землю, это стало хорошим толчком к развитию и укрепило веру в дальнейшие преобразования, в том числе индустриальные. Об этом ранее писал в своей статье в Moscow Times ректор Дипакадемии при МИД РФ Евгений Бажанов.

«Горбачев столкнулся с совершенно иной ситуацией. В отличие от Китая основой советской экономики был военно-промышленный комплекс. Чтобы стимулировать и диверсифицировать экономику, надо было провести радикальные сокращения и реформы в военно-промышленном производстве», – пишет Бажанов (перевод ИноСМИ). Но этому противились высшие военачальники. Были препятствия и для реформирования сельского хозяйства, в частности развитию мешала «полувековая отсталость советских колхозов», поясняет эксперт.

«Основанную на военной промышленности индустриальную советскую экономику реорганизовать было гораздо труднее, чем примитивную сельскохозяйственную экономику Китая», – продолжает Бажанов. Также эксперт обратил внимание на то, что «значительно различалась внешняя политика двух государств»: «у Китая были тесные военно-политические связи с Западом» в отличие от России.

«Советский Союз попал в порочный круг политической и экономической нестабильности… В отличие от Китая в 1978 году, Кремль в середине и конце 80-х не смог разработать единую стратегию экономического реформирования и тем более осуществить ее на практике, – добавляет в своей статье Бажанов. – Оказавшись в ловушке глубокого политического тупика в условиях ухудшения экономических условий, коммунистический режим в 1991 году рухнул». Бажанов резюмирует: с тех пор Россия отчаянно и с большим трудом пытается осуществить свои экономические реформы, а Китай не одно десятилетие празднует успех в экономике.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(2)


Miroslav Svobodin 15:02 13.02.2017

глазьев нудит и брюжжит уже не одно десятилетие, а толк? Китайское руководство думает, что рыночная экономика будет подстраиваться под их желания и дело тогда мол у них выравняется. Это глубокое непонимание смысла такой экономики. Она такие ошибки не прощает и наказывает. И вот и глазьев тянет туда же, не понимая, что вызовам рыночной экономики нужно отвечать немедленно, а не строить какую-то пирамиду из планирования и рынка. Артист он вообщем.

гидон кос 15:53 13.02.2017

Вот как интересно! Значит Китай не понимает и поэтому за 15 лет стал первый? Логика блин потрясающая у Мирослава! А россиеправители все понимают и поэтому отстают!?!?!? Дурдом!



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Шансы избежать спада пока сохраняются

Шансы избежать спада пока сохраняются

Михаил Сергеев

Самая больная точка – жилищное строительство

0
525
России предстоит трудная шестилетка

России предстоит трудная шестилетка

Анатолий Комраков

Правительство предлагает надувать подушку безопасности

0
564
Порошенко сменил  риторику

Порошенко сменил риторику

Татьяна Ивженко

За полгода до президентских выборов основные кандидаты соревнуются в антироссийских лозунгах

0
1197
Главной опасностью для США стала экономика Китая

Главной опасностью для США стала экономика Китая

Игорь Субботин

Госсекретарь Помпео поставил Пекин выше Москвы в списке угроз

0
820

Другие новости

Загрузка...
24smi.org