0
12099
Газета Идеи и люди Печатная версия

24.06.2013 00:01:00

Между империей и национальным государством

Российская Федерация на пути к русской демократической республике

Кирилл Родионов

Об авторе: Кирилл Владимирович Родионов – научный сотрудник Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара.

Тэги: ссср, ельцин, конституция, нация, россия, народы, статус


ссср, ельцин, конституция, нация, россия, народы, статус Борис Ельцин выступал за суверенитет РСФСР. И за создание в ней русских национальных республик. Фото © РИА Новости

Произошедший 20 лет назад распад Советского Союза обозначил собой начало глубокой трансформации России. Страна встала на путь тройного перехода – от социалистической экономики к рыночной, от авторитарного режима к демократическому и от империи к нации. И во всех преобразованиях посткоммунистической эпохи большую роль сыграли либерально мыслящие политики и эксперты.
Либералы и реставраторы
Кабинет 1992 года, состоявший из молодых и талантливых экономистов, осуществил комплекс рыночных реформ, сделавших возврат к социализму невозможным. Костяк политической поддержки преобразований составляло либеральное крыло депутатского корпуса Верховного Совета РСФСР и первого созыва Государственной Думы. Наконец, либералы стояли в авангарде поддержки выхода России из состава СССР. Так, одним из главных авторов Беловежских соглашений был Егор Гайдар. Спустя 15 лет после краха Союза он опубликует книгу «Гибель империи», в которой напишет об опасности синдрома постимперской ностальгии для современной России.
Нельзя, однако, не признать, что либералы 1990-х годов не смогли переосмыслить Россию как русское национальное государство. Имперская идентичность страны не была подвергнута ревизии. Россия осталась метрополией, которая, предоставив независимость колониям, стремилась любой ценой возместить их утрату. Именно поэтому Российская Федерация оказалась легко восприимчивой к неоимперским проектам на постсоветском пространстве. Уже в 1994 году, вскоре после преодоления центробежных тенденций внутри нее, был подписан договор о создании зоны свободной торговли между Россией, Белоруссией и четырьмя среднеазиатскими государствами (Казахстан, Киргизия, Узбекистан, Таджикистан). Но тогда этот документ не был ратифицирован парламентами большинства стран и остался лишь на бумаге. В 1997 году был создан Союз России и Белоруссии. Суть Cоюзного государства, функционирующего с декабря 1999 года, свелась к предоставлению существенной финансовой помощи со стороны Москвы. За последние полтора десятилетия Кремль предоставил официальному Минску кредитов и торговых льгот на сумму до 50 млрд. долл., что стало важным подспорьем, способствующим стабильности режима Лукашенко.
В 1990-е годы Россия выступала в качестве посредника в урегулировании вооруженных столкновений на постсоветском пространстве (югоосетинская война 1991–1992 годов, приднестровский конфликт 1992 года, гражданская война в Таджикистане в 1992–1997 годах). В нулевые годы Москва с меньшим успехом выполняла эту роль. Подтверждением тому служит пятидневная война в Южной Осетии, а также газовые конфликты с Украиной, вызвавшие общеевропейский резонанс. Безусловно, в войне 2008 года ключевую роль сыграл отказ Михаила Саакашвили признать право осетин на самоопределение. Вместе с тем в нулевые годы Кремль неофициально поддерживал режим Эдуарда Кокойты. Еще в 2002 году в республике началась массовая раздача российских паспортов. После войны Россия оказала существенную финансовую поддержку Южной Осетии. В частности, в сентябре 2008 года из федерального бюджета были перечислены средства для выплаты пенсий жителям республики. В российско-украинских газовых войнах 2006 и 2009 годов была сильна неэкономическая составляющая. Во второй половине нулевых поставки газа в ближнее зарубежье стали инструментом внешней политики Кремля. Доказательство тому – различия в уровне цен на газпромовские поставки в страны бывшего СССР. Так, в конце 2008 года, в самый канун второго газового конфликта, Армения платила 110 долл. за 1 тыс. куб. м газа, Белоруссия – 127,9 долл., Украина – 179,5 долл., Молдавия – 280 долл., страны Балтии – 295 долл. Столь большой разброс цен нельзя объяснить ничем иным, кроме как желанием российской элиты «разделять и властвовать» на постсоветском пространстве.
В конце нулевых годов Кремль дал старт ряду новых интеграционных проектов в СНГ. В 2009 году было объявлено о создании Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана. В 2012 году между тремя странами было образовано Единое экономическое пространство, которое по обещанию российских высокопоставленных лиц является лишь этапом к созданию Евразийского союза. Эффективность всех этих структур вовсе не является самоочевидной. Сторонники создания ЕЭП зачастую приводят аргумент о полезности конкуренции юрисдикций между республиками бывшего СССР. Однако в реальности для России не могут быть примерами страны, где существуют государственные магазины с регулированием цен (Белоруссия) и расстреливают протестующих рабочих нефтедобывающих предприятий (Казахстан). В силу объективных причин покупательная способность граждан республик Средней Азии низка. В 2012 году объем российского экспорта в Украину составил 27 млрд. долл. Это больше совокупной стоимости товаров, поставленных в том же году Россией в Казахстан (14,5 млрд. долл.), Киргизию (1,6 млрд.), Узбекистан (2,3 млрд.), Туркмению (1,2 млрд.) и Таджикистан (0,6 млрд.). Средняя Азия является транзитным регионом для наркодилеров из Афганистана. По данным Управления ООН по наркотикам и преступности, в 2010 году в Россию через территорию пяти среднеазиатских государств поступило 90 тонн героина. России гораздо важнее жестко контролировать собственную южную границу, нежели строить воздушный замок евразийства.
Однако элита до сих пор живет идеей восстановления империи. Причина этого – не только в ностальгии выходцев из силовых структур по советскому прошлому, но и в том, что реформаторы первого посткоммунистического десятилетия не провели должную работу по переосмыслению самих основ русского государства. Более того, либералы 1990-х годов всячески отрицали все, что так или иначе напоминало о русском национализме. В принципе это объяснимо: в первые годы независимой России среди русских националистов преобладали сторонники восстановления коммунистических порядков. В ходе гражданской войны на центральных улицах Москвы в октябре 1993 года либералы и националисты находились по разные стороны баррикад. Однако нельзя не отметить, что сама революция 1991 года была во многом националистической. Когда Борис Ельцин боролся за выход России из состава СССР, он действовал – пусть это покажется неожиданным – именно как русский националист. Более того, Ельцин еще до своего избрания на пост президента высказывался за создание русских национальных республик внутри федерации. Так, в декабре 1990 года на II съезде народных депутатов РСФСР он заявил: «Пришло наконец время определить статус народов, не имеющих своих национальных образований, тем более что в их числе оказался и русский народ, давший имя республике». Однако уже в 1991 году Ельцин столкнулся с проблемой сепаратизма со стороны автономных советских социалистических республик, стремившихся подписать новый союзный договор наравне с Россией, и в результате идея образования русских национальных республик не была воплощена в жизнь. Межнациональные отношения в Российской Федерации были выстроены на старых имперских принципах. И тому есть ряд подтверждений.
Нация, которой нет
1. Преамбула Конституции 1993 года начинается со слов: «Мы, многонациональный народ Российской Федерации…» Необходимо понимать, что такого явления, как «многонациональный российский народ», в природе не существует. Есть русские, поволжские татары, башкиры, якуты и другие народы, живущие на территории России. К России также нельзя применить термин «полиэтническая нация». В России доля русских в составе населения составляет 80,9%. Вторым крупнейшим по численности этносом страны являются татары – 3,87%. Доля остальных народов (украинцы – 1,41%, башкиры – 1,15%, чуваши – 1,05%) еще меньше. По всем международным стандартам Российская Федерация – моноэтническая страна. При этом собственно нации в России пока что нет. Ведь нация – это этнокультурная общность, а в составе современной РФ есть субъекты, которые принадлежат к иной цивилизации, нежели русские области и края. Например, северокавказские.
2. В течение последних двух десятилетий Северный Кавказ являлся самым нестабильным регионом России. В начале 90-х годов Чечня требовала независимости. Сегодня мало кто уже помнит, что в ноябре 1991 года по указу Бориса Ельцина в республику были введены федеральные войска. Однако транспортные самолеты с российскими военнослужащими, приземлившиеся в аэропорту Ханкалы, были блокированы вооруженными сторонниками Дудаева. Правительству пришлось пойти на переговоры с сепаратистами, чтобы добиться возвращения отправленных в Чечню военнослужащих. Президентский указ о введении чрезвычайного положения в Чечено-Ингушской АССР был отменен. Тогда же начался вывод из республики военных подразделений и частей МВД, который завершился полгода спустя.
В 1991–1994 годах в Чечне происходили масштабные гонения на русских. По данным Министерства по делам национальностей, существовавшего в 90-е годы, в республике после распада СССР было убито более 21 тыс. русских (не считая погибших в ходе военных действий), захвачено более 100 тыс. квартир и домов, принадлежавших представителям нечеченских этносов, свыше 46 тыс. человек были фактически превращены в рабов. До начала боевых действий из Чечни бежали по меньшей мере 310 тыс. человек. Примечательно, что в 1990-е годы факт массовых притеснений русских в Чечне полностью отрицался российским правозащитным сообществом. Более того, жертвам этнических чисток никто не помогал организационно и финансово. Спасавшиеся от насилия русские так и не получили статус беженцев. Безусловно, все эти факты не являются оправданием двух чеченских войн. Но и война – не повод забыть факт геноцида русских в республике.
Это Чечня. К политическому решению мы пошли военным путем.	Фото Владимира Сварцевича (НГ-фото)
Это Чечня. К политическому решению мы пошли военным путем.    Фото Владимира Сварцевича (НГ-фото)
По воспоминаниям Егора Гайдара (в интервью New Times от 30.04.07), начать войну в Чечне Бориса Ельцина убедили Олег Лобов, занимавший тогда должность секретаря Совета безопасности РФ, и Николай Егоров, возглавлявший в то время Министерство по делам национальностей. Однако вовсе не самонадеянность высокопоставленных лиц правительства стала главной причиной войны. В середине 1990-х годов российское общество не было готово к отделению Чечни от России. Любому практическому политику, предоставившему независимость Ичкерии, пришлось бы отвечать на неудобный вопрос: не последует ли за этим отделение других субъектов Федерации? Вовсе не случаен тот факт, что на антивоенные демонстрации в Москве в декабре 1994 года выходило лишь несколько сотен человек. Борис Ельцин действовал в русле настроений общества, тогда еще воспринимавшего Кавказ как часть России. Чтобы доказать обратное, потребовался горький опыт двух кровопролитных войн.
Многомиллиардные субсидии, которые сегодня выделяют шести республикам Северного Кавказа, – это плата за удержание региона в составе России. В 2010 году в Чечне на одного жителя приходилось 48,2 тыс. руб. федеральных субсидий, в Ингушетии – 27,8 тыс., в Дагестане – 14,8 тыс., в Карачаево-Черкесии – 13,6 тыс., в Кабардино-Балкарии – 12,9 тыс., в Северной Осетии – 12 тыс. С большой долей уверенности можно предположить, что, когда у Кремля не будет средств, чтобы выделять столь существенные трансферты, эти республики потребуют независимости. В этом случае важно будет не повторить трагических ошибок 1990-х годов. Единственной альтернативой может быть только независимость северокавказских республик, которую надо будет предоставлять наряду с организованным вывозом русского населения на территорию «материковой» России, введением жесткого визового режима и твердого запрета на получение двойного гражданства с РФ. Отделение этих республик не повлечет за собой столь же сильных центробежных движений в других регионах России. За пределами Северного Кавказа нет субъектов Федерации, в которых русские составляли бы незначительное меньшинство. Единственным исключением является Республика Тыва, где с 1989 по 2010 год доля тувинцев выросла с 64,3 до 82%, а доля русских, наоборот, сократилась с 32 до 16,3%. Важно напомнить, что до 2001 года в Конституции Тывы было закреплено положение о возможности выхода республики из состава России. Поэтому отделение Тывы в будущем также может стать реалией политической повестки дня.
3. Сегодня про русских можно с полной уверенностью сказать, что это народ без земли. В стране отрицается тот факт, что родиной русского народа является Россия. Этнический русский, имеющий гражданство другой страны и готовый при этом от него отказаться, не может получить гражданство РФ автоматически. Русские получают гражданство на тех же основаниях, что и представители других народов бывшего СССР. Это является прямым нарушением прав русских в России. С другой стороны, в России нет русских регионов. У татар есть Татарстан, у якутов есть Якутия, у калмыков есть Калмыкия. У русских же собственных регионов нет. Более того, области и края, в которых русские являются этническим большинством, существенно уступают в политическом статусе нерусским национальным республикам. Из этой асимметрии есть два выхода. Первый – полная ликвидация национальных республик. Надо признать, что реализация этой меры не только нереалистична с технической точки зрения, но и неправильна. Национальные меньшинства России, являющиеся большинством в тех или иных регионах, имеют неотъемлемое право на автономию. Гораздо более разумным шагом стало бы создание русских национальных республик на базе объединения краев и областей с преимущественно русским населением. С этой идеей в 2011 году выступил оргкомитет Национально-демократического альянса. В таком случае на территории России появились бы семь новых республик, объединяющих соответственно Центральную Россию, Русский Север, Поволжье, Южную Россию, Урал, Сибирь и Дальний Восток. В итоге вся Россия будет состоять из 22 равноправных республик. Проблема асимметрии федерации будет решена. Для будущего страны жизненно важно децентрализовать межбюджетные отношения: регионы должны будут иметь существенно большую налоговую базу, нежели сегодня.
4. Необходимо принять закон о репатриации русских, аналогичный законам о репатриации этнических немцев и евреев в Германии и Израиле соответственно. После распада Советского Союза за пределами России остались более 25 млн. этнических русских. В 1990-е годы они подвергались гонениям в Закавказье и Средней Азии. Между 1989 и 2009 годами численность русских в составе населения стран этих регионов существенно сократилась: в Азербайджане – с 392 тыс. человек до 119 тыс., в Казахстане – с 6,2 млн. до 3,8 млн., в Киргизии – с 916 тыс. до 381 тыс., в Таджикистане – с 388 тыс. до 68 тыс., в Туркмении – с 333 тыс. до 165 тыс., в Узбекистане – с 1,65 млн. до 1,19 млн. (данные по состоянию на 2000 год). На этом фоне совершенно безумной выглядит миграционная политика российского правительства, заключающаяся в полном открытии дверей для приезжих из этих стран. Оставшимся в Закавказье и Средней Азии русским необходимо оказать финансовую помощь в переселении в Россию. Страна должна отдать долг русским людям, отправленным в советское время на работу в союзные республики и оставшимся без родины после 1991 года. Значительным потенциалом репатриации также обладает Украина, в которой сейчас живут более 8 млн. русских. Непросто будет вернуть наших соотечественников из Балтии, страны которой являются лидерами по доле русских в составе населения среди всех бывших республик СССР. Но предпринять для этого все возможные меры обязательно нужно.
5. Россия должна перестать быть государством, в котором русские по национальности элиты осуществляют имперскую экспансию за счет прав, свобод и благосостояния русского народа. Русские – великий европейский народ, раздвинувший границы цивилизации Старого Света до Тихого океана. Полный и окончательный отказ от неоимперского евразийского проекта – долг любой ответственной власти перед русским народом.
* * *
Сближение с развитыми странами западного мира – единственно возможный для русского народа путь, путь возвращения в свое естественное цивилизационное лоно. Резкое усиление Китая и установление антизападных режимов на Ближнем Востоке в ходе арабской весны создают предпосылки для сближения России с Западом. Перспектива создания зоны свободы и процветания от Сан-Франциско до Владивостока поражает воображение. Чтобы эта перспектива стала реальностью, нужно отстоять этнокультурные права русского народа, остановить начавшуюся из-за массовой иммиграции исламизацию русских городов и, самое главное, перестать бояться говорить о проблемах межнациональных отношений вслух. Иначе России как стране русских придет конец.    

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Нет никаких различий между ленинским и сталинским террором

Нет никаких различий между ленинским и сталинским террором

Александр Ципко

Комментарий к последней инициативе «Мемориала»

0
1449
О цивилизационном одиночестве России

О цивилизационном одиночестве России

Чтобы стать центром притяжения, Москва должна предложить позитивную повестку для других

3
5160
Бывшему функционеру ЕР доверят сферу особых поручений «Ростеха»

Бывшему функционеру ЕР доверят сферу особых поручений «Ростеха»

Александр Малышев

Павел Климовский займется информационной поддержкой спецпроектов корпорации

0
2046
Япония и Россия планируют учредить инвестфонд с капиталом в 100 млрд иен в 2017 году

Япония и Россия планируют учредить инвестфонд с капиталом в 100 млрд иен в 2017 году

0
774

Другие новости

24smi.org