0
1512
Газета Печатная версия

10.10.2007

Фокус Киотского протокола

Юрий Голубчиков

Об авторе: Юрий Николаевич Голубчиков - кандидат географических наук, старший научный сотрудник географического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова.

Тэги: киотский протокол, выбросы, экология


Будь то жара в Европе или морозы в Африке, снегопады в Индии – все объясняется сегодня глобальным потеплением.

Что повысилось?

За последние 100 лет средняя температура воздуха у земной поверхности действительно повысилась от 0,3 до 0,7 градуса по Цельсию. Последние два десятилетия на самом деле оказались самыми теплыми с начала инструментальных метеорологических наблюдений в 1860-х. В Восточной Сибири и Арктике, например, на три градуса теплее, чем в начале века.

Предполагается, что потепление будет идти и впредь, поскольку причина его усматривается в росте концентрации в атмосфере парниковых газов: водяного пара, углекислого газа, метана, окиси азота и целого ряда хлоросодержащих веществ. Все они, подобно пленкам над огородным парником или стеклам в теплице, пропускают лучи Солнца, но поглощают тепловое излучение Земли в космос. Главную и основную долю в парниковый эффект вносит водяной пар. Однако причину усиления парникового эффекта стали увязывать с ростом выработки человечеством углекислого газа, который составляет всего лишь 4% парниковых газов.

Именно поэтому целый ряд видных ученых утверждают, что содержание в атмосфере углекислого газа растет из-за потепления, а не наоборот. Если температура океана поднимается хотя бы на один градус, то это ведет к высвобождению гигантских запасов углекислого газа в атмосферу в процессе испарения воды: в поверхностном слое океанов растворено углекислого газа в 57–60 раз больше, чем в атмосфере.

Экологический «большой брат»

Хотя связь между потеплением и ростом концентрации углекислого газа в атмосфере никак не доказана, чиновниками Евросоюза был предложен Киотский протокол. Его участники взяли на себя обязательство уменьшить к 2012 году выбросы углекислого газа на 5% по сравнению с 1990 годом. Это ничтожно малая величина, потому что самого углекислого газа в воздухе очень мало – всего 0,037%.

В России уровень промышленного производства снизился по сравнению с 1990 годом. Присоединение к протоколу открывало для нее возможность продавать другим странам свою долю (квоты) на право выбрасывать углекислый газ в атмосферу. Поэтому в 2004 году Россия ратифицировала Киотский протокол. Но вот квоты эти у нас, кстати, еще никто так и не купил.

Зато если российская теплоэнергетика и промышленность достигнут уровня 1990 года, а это возможно за пару лет, то страна благодаря введенным квотам на выбросы углекислоты тут же попадет в жесткие рамки иностранного экологического контроля. Вместо того чтобы строить дороги и дома, придется закупать дорогое европейское оборудование, предотвращающее выбросы углекислого газа, платить штрафы европейским чиновникам.

Сам по себе углекислый газ ничем не опасен. Напротив, он нужен всем растениям, главным поглотителям парниковых газов. Если углекислый газ перестанет поступать в атмосферу, растения исчерпают его запас всего за 8–11 лет. После этого все живое прекратит свое существование.

Главный же фокус Киотского протокола состоит в том, что, по прогнозам западных экспертов, даже безотносительно роста экономики Россия в случае потепления станет колоссальным поставщиком углекислого газа. Прежде всего из-за своего положения в центре самого большого на Земле материка. С потеплением сибирские вечномерзлые торфяники из «хранилища» углерода превратятся в колоссальный источник выделения углекислого газа.

Таять мерзлота начнет не только сверху, но и снизу. А там в форме ледяных кристаллов залегают у нас самые большие в мире залежи углеродосодержащих газогидратов. Если и они начнут таять, то, поднимаясь к поверхности, сразу будут переходить из твердой фазы в газообразную, выделяя в атмосферу колоссальные объемы метана и углекислоты.

Ожидается, что с потеплением участятся пожары в нашей тайге. С ними тоже начнут поступать значительные количества углекислоты.

Никаких вышеперечисленных источников углекислоты в Западной Европе нет. А отличить углерод природного происхождения от антропогенного наука в каждом конкретном случае может только по результатам дорогостоящего изотопного анализа. Проведение таких анализов Киотским протоколом не предусмотрено. Вот и станет Киотский протокол хрестоматийным примером того, как можно заставить страну платить за воздух.

Пространства – на продажу

Теоретически Россия могла бы не платить за воздух своих огромных пространств, а сама извлекать из него прибыль. Если бы, к примеру, потребовала квоты для стран на потребление кислорода с учетом возможностей его восстановления. Тогда бы мы наступали на Европу, брали бы с нее плату. Ведь именно наши леса и вечномерзлые болота, где все процессы гниения чрезвычайно замедлены, – главный поставщик кислорода в атмосферу планеты. Благодаря им и в воздухе на территории России отмечается самое высокое содержание кислорода на Земле. Атмосферная циркуляция быстро выравнивает его концентрацию. Поэтому проследить истощение земного кислорода приборами не удается, измеряются его очень усредненные значения. Но это не означает, что дело тут в порядке.

Есть многочисленные расчеты расхода кислорода за счет сжигания топлива и коррозии. По этим оценкам, человечество за последние 100 лет уже изъяло из атмосферы не менее 1013 т кислорода. А его всего там 1,5х1015 т. Иными словами, содержание кислорода в атмосфере уменьшилось почти на процент. Его поглощают миллионы различных производств, но ни одно из них не способно кислород производить. Его производят только растения, площадь распространения которых на планете неуклонно сокращается.

Похоже, грозит России не потепление, а те международные соглашения, что заключаются по борьбе с потеплением. Формирование международного рынка торговли экологическими квотами чревато для России многими последствиям. Сегодня их вводят на углекислый газ, завтра установят за «экологически грязную энергию», послезавтра введут за пространство: раз Россия – самая большая страна, то пусть и возлагает на себя обязательства платить маленькой Монте-Карло и всем остальным.


Знаменитая музыкальная пара – Галина Вишневская и Мстислав Ростропович.
Цикл углерода в биосфере Земли.
Источник: данные Алексея Карнаухова, Институт биофизики клетки РАН

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


"Экотерроризм" как форма политического самовыражения

"Экотерроризм" как форма политического самовыражения

Олег Никифоров

Борьба со всемирным потеплением выходит на новый уровень

0
1157
В Молдавии нашлась своя Аляска

В Молдавии нашлась своя Аляска

Светлана Гамова

Кишинев обещал Украине собственный – правый берег Днестра

0
3160
Глобальный опыт Японии

Глобальный опыт Японии

Николай Тебин

На саммите G20 в Осаке будет сделан акцент на коллизии "экология–экономика"

0
3142
Если не остановить загрязнение водных ресурсов, то неизбежна «водная Хиросима»

Если не остановить загрязнение водных ресурсов, то неизбежна «водная Хиросима»

Владимир Рудашевский

Дамир Рыскулов

0
6323

Другие новости

Загрузка...
24smi.org