0
8468
Газета Печатная версия

13.04.2016 00:01:00

Газовый карлик Европы

Французская энергетика опирается на атом

Алексей Носков

Об авторе: Алексей Юрьевич Носков – независимый аналитик.

Тэги: франция, аэс, газ, спг, регазификация


франция, аэс, газ, спг, регазификация Французская регазификационная установка на Средиземном море. Фото с сайта www.fosmax-lng.com

Энергетика Франции ассоциируется в первую очередь с использованием ядерных технологий: 75% производимого электричества вырабатывается на АЭС, что ставит страну в число мировых лидеров по освоению атомной энергетики. Ввиду этого производство различных видов энергии из других источников менее значительно. 

Еще в 2014 году доля газа в общем энергетическом балансе страны составляла около 13%, что значительно ниже среднего показателя по Европе (23%). 

Традиционные потребители голубого топлива домашние хозяйства и в меньшей степени – некоторые предприятия промышленности, по причине чего до недавнего времени спрос на газ напрямую зависел от погодных условий и увеличивался в зимние месяцы.

С другой стороны, Франция – вторая страна по объемам потребления энергии в ЕС после Германии, поэтому даже такая низкая доля газового сектора здесь характеризуется высокими показателями. К примеру, общая протяженность внутренних газопроводов составляет 232 тыс. км (4-е место в Европе), а количество рабочих мест, которые обеспечивает отрасль, 32 тыс. (для сравнения, в Германии этот показатель 34,2 тыс.). Объемы потребляемого сырья в последние годы колеблются от 45 до 49 млрд куб. м/год. Поэтому французский рынок природного газа считается очень крупным и капиталоемким на фоне Европы. 

Почти весь объем голубого топлива импортируется. Основные поставщики (данные 2014 года) Норвегия (73%), Россия (14%), Алжир (11%), Катар (2%). При этом структура импорта непостоянная. До 30% поставок приходится на СПГ, большая часть (60%) – алжирского. Поставки сжиженного газа из Катара начались в 2009 году, когда французская Total подписала контракт на закупку 5,2 млн т ежегодно, в течение 25 лет. Помимо Франции, поставки по этому соглашению компания осуществляет в Великобританию и Северную Америку. 

Импорт обеспечивается сетью газопроводов с Норвегией и Россией через Северное море, а также через территории Бельгии, Голландии и Германии. Функционируют три регазификационных терминала: Montoir в Бретани (10,2 млрд куб. м/год), два на побережье Средиземного моря, FosCavaou (8,25 млрд куб. м/год) и FosTonkin (5,5 млрд куб. м/год). В стадии строительства терминал Dunkerk (13 млрд куб. м/год), рассматриваются возможности сооружения терминалов в Марселе, в Бретани и Нормандии.

Перспективы газового сектора Франции до последнего времени оценивались как стабильные, но не имеющие потенциала к сильному расширению: согласно некоторым прогнозам, спрос на голубое топливо к 2030 году должен вырасти незначительно, до 52 млрд куб. м/год.

Однако такие предположения очень условны и могут быть подвержены различным факторам, особенно политическим. 

В первую очередь это наличие тренда в европейской энергетической политике по использованию менее вредных и более безопасных источников энергии.  И здесь Париж был вынужден взять курс на разворот в сторону развития альтернативных источников энергии. Тем более внутреннее лобби развития так называемой чистой энергетики в стране одно из самых активных в Европе. 

Но полностью отказаться от использования ядерной энергии в обозримой перспективе Франция даже теоретически не в состоянии: слишком высока зависимость страны от них. 

Во время выборов 2012 года некий компромисс был найден: партия социалистов, во главе которой стоял Франсуа Олланд, вступила в коалицию с зелеными и одержала победу на выборах. Одним из предвыборных обещаний будущего президента стало снижение доли АЭС в генерации электричества с 75 до 50% к 2025 году. Есть еще некоторые аргументы в пользу замены АЭС: основная масса реакторов сооружена в период 1978–1988 годов. Следовательно, их замена после 2025 года (окончание периода срока службы) должна будет происходить в короткие сроки и потребовать больших инвестиций. В этой ситуации более рациональным будет выглядеть постепенная замена некоторых АЭС другими технологиями.

Кто заменит АЭС? 

Если говорить о ветряных и солнечных электростанциях, то даже лоббистам зеленых понятно, что заменить 25% электричества, вырабатываемого на АЭС, они не в состоянии: при современных технологиях на это потребуется несколько десятилетий только временных затрат, не говоря о финансовой нагрузке на страну. Потенциал развития гидроэнергетики тоже ограничен. 

Угольные и нефтяные станции во Франции, как и во всей Европе, являются предметом острой критики из-за больших выбросов загрязняющих веществ в атмосферу, поэтому их расширение маловероятно.

В этих условиях наиболее вероятным направлением в качестве замены АЭС во Франции является газ. 

Парламент страны в настоящее время также рассматривает возможности стимулирования развития транспортных средств, работающих на голубом топливе вместо бензина, что будет способствовать снижению загрязнения атмосферы. 

Конечно, не менее значимым фактором, обуславливающим привлекательность газа во Франции, являются низкие рыночные цены на углеводороды, сложившиеся в последние годы.

Эффект не заставил себя долго ждать: в феврале 2016 года французская компания GRTgas, осуществляющая транспортировку топлива потребителям, сообщила о резком повышении спроса в течение 2015 года (на 8%), несмотря на теплую зиму. Наибольшее увеличение потребления наблюдалось в индустриальном секторе. 

В случае, если эта тенденция продолжится, объемы потребления газа во Франции могут значительно увеличиться. 

Поставщики голубого топлива

Самыми крупными поставщиками являются Норвегия, Россия и Алжир. Однако возможности Алжира и Норвегии по увеличению поставок ограничены, а восприятие России как надежного поставщика из-за событий 2014 года в Украине ухудшилось в глазах французских чиновников и бизнесменов. Поэтому в случае увеличения потребления газа необходимо найти дополнительных поставщиков.

Существует еще одна особенность газового сектора Франции. Основная масса голубого топлива поступает по газопроводам и регазификационным терминалам, расположенным на северном побережье. При этом значительная часть потребителей этого сырья расположена на юге страны, в результате чего доставка осуществляется с использованием внутренних газопроводов. В настоящее время эта инфраструктура перегружена, а транспортировка является затратной. Результат этого – цены на газ в южных регионах страны на 40% выше, чем на севере. Это считается главной проблемой внутреннего газового рынка Франции, которую надо решать.

Для этого Парижу необходимо искать поставщиков и сооружать СПГ мощности на южном направлении для увеличения импорта. К таким поставщикам потенциально относятся Катар, Нигерия, Иран, Австралия и США. В 2013 году Total пыталась найти партнеров по строительству регазификационных терминалов на юге страны, однако интереса экспортеры газа не проявили. 

7 февраля 2016 года министр нефти Ирана Пежан Намдар Замгани заявил о том, что Total выразила заинтересованность в проекте по сооружению СПГ мощностей в Исламской Республике, в настоящее время вопрос находится на стадии рассмотрения. Предполагается строительство терминала, которое уже начиналось, объем инвестиций с иранской стороны составил 2,5 млрд долл., но из-за введения международных санкций в отношении Тегерана проект пришлось заморозить. В случае продолжения его реализации сейчас ожидаемые сроки ввода терминала – 2018 год, предполагаемая мощность 10 млн тонн/год. Но из-за низких рыночных цен на углеводороды проект значительно потерял свою привлекательность.

	Карта Михаила Митина
Карта Михаила Митина

Существует возможность реэкспорта голубого топлива из Испании, поступающего туда в сжиженном виде, для чего предлагается сооружение газопровода Midcat вдоль побережья Средиземного моря. Но для Парижа у этого варианта есть свои недостатки в виде увеличения  зависимости от Мадрида, высокой стоимости самого газопровода и транспортировки сырья по нему. 

Наиболее перспективным и стабильным направлением для южных регионов Франции рассматривается Восточное Средиземноморье. Привлекательность этих месторождений обусловлена относительно малой удаленностью (по сравнению с Катаром, Ираном или Нигерией) и, следовательно, меньшими затратами по транспортировке, а также большей надежностью по сравнению с поставщиками из Африки или Ближнего Востока.

Геологические открытия последних лет и открывающиеся в связи с этим перспективы обусловили то, что регион стал одним из самых активно исследуемых в мире на предмет наличия углеводородных богатств. 

Из 8 нефтегазовых бассейнов здесь наиболее перспективным и разведанным сегодня является Левант площадью 83 тыс. кв. км, расположенный на территории и в водах исключительной экономической зоны Египта, Израиля, Палестины, Ливана и Сирии. Предположительно запасы нефти в его недрах могут достигать 1,7 млрд барр., а газа – 3,5 трлн куб. м. 

Газ Средиземноморья

Наиболее крупные разведанные и эксплуатируемые газовые месторождения – израильские «Тамар» (283 млрд куб. м) и «Левиафан» (510 млрд куб. м), открытые в 2009 и 2010 годах, а также принадлежащее Кипру «Афродита» (около 200 млрд куб. м), открытое в 2011 году. В водах Израиля обнаружено еще несколько менее крупных месторождений. 

Главным партнером Израиля является американская Noble Energy (владеет 40% долей в проекте «Левиафан»), интерес к проектам проявляют итальянская ENI, французская Total, российский «Газпром» и корейская Kogas.

Добыча газа с «Тамара» и иных израильских месторождений стартовала в 2013 году, а первые партии голубого топлива с «Левиафана» ожидаются в 2017 году. При этом 60% извлекаемых углеводородов пойдет на удовлетворение растущих внутренних потребностей, а 40%  предполагается экспортировать. Соответствующее решение было принято правительством и кнессетом в 2013 году. 

Однако до сих пор не принято окончательного решения, куда и в каких объемах будет осуществляться этот самый экспорт. Основные возможные направления: Иордания, Египет, Турция и ЕС.

В 2012 году Греция, Кипр и Израиль подписали соглашение о создании рабочей группы, задача которой – рассмотреть возможности создания энергетического коридора из Восточного Средиземноморья в Европу. Предлагается три варианта: 

– сооружение СПГ-терминала в городе Василикос (Кипр) в виде совместного проекта предприятий из трех государств; 

– газопровод, доставляющий израильский и кипрский газ в Грецию и далее в другие европейские страны;

– подводный электрический кабель из Израиля на Кипр и в Грецию.

Первый вариант строительства предприятия по сжижению газа, мощность которого должна составить 7 млрд куб. м в год, является привлекательным с точки зрения возможности диверсификации импортеров. Наиболее предпочтительные направления – поставки СПГ во Францию, в Италию, в Грецию, Испанию и в Египет. Не исключается возможность поставок даже на некоторые азиатские рынки. В случае реализации этот проект может составить серьезную конкуренцию на европейском направлении – прежде всего Катару и Нигерии как поставщикам СПГ. 

Однако стоимость мощностей по сжижению обойдется минимум в 7 млрд долл., а с учетом вспомогательной инфраструктуры она значительно возрастет (оценки колеблются от 10 до 15 млрд долл.). Самостоятельно Никосия сегодня не готова к таким вложениям. А одно месторождение «Афродита»  не способно обеспечить уровень добычи для поддержания приемлемого уровня рентабельности СПГ-терминала. Поэтому основные надежды возлагаются на израильских инвесторов и израильский газ. 

Предположительно сроки строительства мощностей займут минимум 6 лет. Высока вероятность того, что к тому времени Израиль уже выйдет на другие рынки сбыта и потеряет интерес к проекту. Идея же строительства подводного газопровода от Израиля к берегам Греции, а оттуда в перспективе в Италию, как это ни странно, является более дорогой, чем создание мощностей по сжижению голубого топлива. Причина этого – большая протяженность и глубина, что потребует инвестиций в объеме 17 млрд долл. 

Внимание к инициативе резко повысилось в ноябре-декабре 2014 года на фоне украинского кризиса и отказа России от реализации проекта «Южный поток», что побудило европейцев начать поиск альтернативных источников энергоносителей. В ноябре министр энергетики Израиля Сильван Шалом озвучил европейцам предложение инвестировать несколько миллиардов евро в сооружение мощностей. Европейцы назвали предложение интересным, была назначена специальная комиссия для оказания помощи в технической оценке проекта, однако никаких договоренностей пока не достигнуто. 

Главное препятствие – это отсутствие межгосударственных соглашений между некоторыми странами, определяющих границы исключительных зон, а также сложные политические отношения между ними. По этой причине при строительстве газопровода могут возникнуть сложности с Турцией, Египтом и Ливаном.Что касается идеи подводного кабеля протяженностью более 1000 км. Его стоимость оценивается в 2 млрд долл., но возможные политические осложнения из-за территориальных споров могут перевесить все преимущества.

В настоящее время конкретных решений пока не принято, хотя идея сооружения «энергетического коридора» в Европу является одной из ключевых на переговорах лидеров трех государств (Кипра, Греции, Израиля). И значительно способствует их политическому сближению.

Наименее затратным и технически сложным является идея строительства газопровода из Израиля в Турцию. Планируемая мощность – 8–10 млрд куб. м в год, что примерно соответствует 20% потребления голубого топлива Турцией. Стоимость строительства оценивается в 5 млрд долл. О возможной реализации проекта заговорили в 2013 году. 

Как и в предыдущих случаях, здесь имеют место препятствия политического характера: часть магистрали будет проложена по дну исключительной экономической зоны Кипра, который находится во враждебных отношениях с Анкарой, что будет вызывать протесты и, возможно, попытки саботировать его работу. 

Альтернативный вариант – сооружение газопровода через воды ливанской и сирийской исключительных экономических зон. Однако действующий режим в Дамаске не даст согласия на сооружение этой магистрали, так как находится во враждебных отношениях с Израилем и фактически в состоянии войны с Турцией. Кроме того, Сирия имела собственные планы по исследованию своих вод и возможностям их эксплуатации, чему помешала разразившаяся война.

Total с 2013 года осуществляет геологоразведку на шельфе Кипра, а также рассматривается в качестве главного кандидата на строительство того самого СПГ-терминала в городе Василикос.

 Очевидно, что в случае принятия решения о реализации этого проекта Франция будет вынуждена осуществить инвестиции совместно с Израилем, Грецией и Кипром, так как без европейских вложений эти страны не готовы рисковать.

Позиции Total относительно прочны и в Ливане, исключительная экономическая зона которого также может содержать в себе крупные запасы углеводородов. Однако из-за напряженной обстановки в стране Бейрут пока сложно рассматривать в качестве потенциального экспортера углеводородов.

Вместе с тем замена атомных электростанций газовыми не оправдывает себя экономически, особенно при высоких ценах на углеводороды. Инициативы о сокращении атомной энергетики вызваны в первую очередь экологическими и политическими причинами. 

Поэтому предвыборные обещания Франсуа Олланда о снижении доли АЭС могут остаться невыполненными: после избрания новое правительство может изменить свои приоритеты в энергетической политике страны.  Тем более пока массового сокращения отрасли не началось. 

Многое зависит от того, сможет ли Франция в ближайшие годы найти приемлемый с экономической точки зрения и, что самое важное, надежный источник поставок голубого топлива, особенно для южных регионов. 

И один из главных потенциальных поставщиков здесь – Восточное Средиземноморье. 

В случае, если Париж сумеет закрепить здесь свои позиции, увеличение газа за счет сокращения АЭС в  энергобалансе страны представляется более вероятным в ближайшее десятилетие.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Долги Северного Кавказа за газ в 2018 году выросли до 93,9 млрд руб. - "Газпром"

Долги Северного Кавказа за газ в 2018 году выросли до 93,9 млрд руб. - "Газпром"

0
421
Макрону помешали российские и американские деньги

Макрону помешали российские и американские деньги

Фемида Селимова

Президент Франции хочет ограничить спонсоров европейских партий

0
746
К кому прилипает  «голландская болезнь»

К кому прилипает «голландская болезнь»

Григорий Шехтман

Полезные ископаемые могут служить всем или превратиться в проклятие

0
1394
Россия могла бы стать союзником Франции в борьбе с основными угрозами - Марин Ле Пен

Россия могла бы стать союзником Франции в борьбе с основными угрозами - Марин Ле Пен

0
712

Другие новости

Загрузка...
24smi.org