0
917
Газета Печатная версия

05.04.2001

Загадка голубя

Тэги: Юзефович, Костюм, Арлекин


Леонид Юзефович. Костюм Арлекина. - М.: Вагриус, 2001, 380 с.

РОМАН Леонида Юзефовича "Костюм Арлекина" - классический образец жанра. Это очень сложно, искусно, виртуозно выстроенное детективное повествование, в котором со строгой логичностью припрятана абсурднейшая деталь-ловушка: единственный человек во всем Петербурге, кто не знал об убийстве австрийского военного атташе, загадочном убийстве, взбудоражившем всю столицу Российской империи, был сам убийца. Или, точнее, один из убийц.

Писать о детективном романе по понятным причинам нелегко. Совесть надо иметь и не портить удовольствие будущему читателю, раскрывая пружины действия. С другой стороны, если уж говоришь о мастерски закрученной интриге, как же не указать на составляющие этого мастерства.

Ни одна деталь, ни одна подробность, отмеченные острым взором и цепкой памятью главного героя, начальника сыскной полиции Ивана Дмитриевича Путилина, не останутся без функции и без объяснения. Если в доме убитого промелькнет кошка "в щегольских панталончиках на задних лапах", то ей еще придется выступить в качестве эксперта. Если мучимому совестью персонажу в напавшем на него грабителе померещится ангел мщения, то его разыгравшееся воображение получит помимо психологического и самое неожиданное, остроумное и сугубо вещественное объяснение. В начале романа Путилин вспоминает, что имел несчастье познакомиться с убитым - "прошлой осенью, когда у того сперли с парадного медный дверной молоток. Князь тогда устроил такой скандал, что вся столичная полиция с ног сбилась, разыскивая это сокровище. Так и не нашли". Деталь сама по себе полновесная, выразительно характеризующая погибшего, но в конце романа откроется секрет досадной пропажи, работая на образ убийцы.

Детектив как строго логический жанр интеллектуальной загадки предоставляет вместе с тем особенно широкие возможности для изображения неотменяемого житейского абсурда. Исследования специфики этого абсурда - одна из несомненных удач романа. Единственный трезвомыслящий герой, начальник сыскной полиции, вынужден не только распутывать петли загадок, свитые самим фактом преступления, но и выдираться из все новых петель, которые дополнительно напутывают те, кому фантастические причины и следствия любого события кажутся самоочевидными. Грандиозный политический заговор в качестве всеобъясняющей роковой пружины всего происходящего представляется необходимым в равной степени жандармам и судачащим обывателям, хотя те и другие видят и объясняют его по-разному.

"Непочтительное" изображение Третьего отделения Его величества канцелярии и Корпуса жандармов не может не остановить на себе внимания: по нынешним временам это странно, у нас как-то незаметно сложилась "жандармолюбивая" традиция. У Юзефовича жандармам, по сути дела, не нужно настоящее раскрытие преступления и неудобны действительные убийцы: из соображений "блага России", которое почему-то всегда совпадает с их собственным, они намерены подставить на место убийцы "подходящего человека", внушая то одному, то другому горемыке, что взять на себя вину - его долг.

А Путилин, "раб опыта", знает, что "самые главные заговорщики - случайность и страсть".

В общем, главный герой одной рукой ловит преступников, другой спасает невинных от уготованной им роли, а в итоге, с блеском разгадав многочисленные загадки, с треском слетает со своего поста начальника сыскной полиции. "На Толкучий рынок! Квартальным надзирателем!" Каким образом он вновь оказался на своем месте, выяснится в следующих романах. Изображенный с несомненной теплотой, Путилин получился живым и убедительным: автор чрезвычайно успешно преодолел грозный риф всякого детективного повествования - опасность голой функциональности центрального персонажа, "машины по разгадыванию загадок".

Первый роман о сыщике Иване Дмитриевиче Путилине появился в рамках проекта "Остросюжетная проза - новая серия "Вагриуса". Впрочем, Виталий Бабенко, директор "Вагриуса" по спецпроектам, призывает не концентрироваться на слове "серия": "Это не столько серия, сколько принцип, программа, концепция. Остросюжетные произведения высокого художественного уровня всегда присутствовали в планах издательства. Но раньше мы не выделяли их из общего потока, а теперь выделили. Структурировали это жанровое пространство, оставив главным условием - художественное мастерство".

Роман "Костюм Арлекина" предварен эпиграфом, который подобрал не кто-нибудь, а сам главный герой. "Пришел посол нем, принес грамоту неписану". Старая русская загадка. Отгадка: голубь принес в ковчег Ною зеленую веточку, свидетельствующую, что потоп пошел на убыль. Что бы этот эпиграф означал? Пойдя против собственных критических установок, я позвонила автору и прямо спросила, что имел в виду его герой? Но автор не дал мне нарушить мои же принципы и твердо ответил, что не знает. Так что поломаем голову вместе.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Трубы горят, а коньяк, может, и подорожает

Трубы горят, а коньяк, может, и подорожает

Тиртей

Сюжет о блестящих инициативах в РФ

0
1394
У нас

У нас

НГ-EL

0
365
Леонид Юзефович: Белым и красным нужно не примирение, а забвение

Леонид Юзефович: Белым и красным нужно не примирение, а забвение

Андрей Мельников

Известный писатель – о почитании генералов Гражданской войны и национальном согласии

0
3032
Личинки космонавтов

Личинки космонавтов

Фиест

Элегия о том, как челябинским детям выдали костюмы маленьких ОМОНчиков

0
1492

Другие новости

Загрузка...
24smi.org