0
4208
Газета Печатная версия

20.06.2013 00:01:00

Завет России и миру

Культурное созидание эпохи Александра III как негромкое, но деятельное воплощение национальной идеи

Юлия Кудрина

Об авторе: Юлия Викторовна Кудрина – ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории Российской академии наук, вице-президент Ассоциации историков Первой мировой войны.

Тэги: кудрина, александр iii


кудрина, александр iii

Он сумел не только парализовать вредные стороны пореформенного положения, но даже вызвать подъем национального духа и творчества. 
Валентин Серов. Портрет императора Александра III с рапортом в руках, 1900. 
Государственный русский музей

Более столетия назад великий русский ученый Менделеев в своей работе «Заветные мысли», высоко оценив вклад императора Александра III в историческое развитие России, особо подчеркнул, что Александр Александрович «провидел суть русских и мировых судеб более и далее многих своих современников». За тринадцать лет пребывания на престоле Александра III (1881–1894) Россия смогла в короткие сроки совершить стремительный экономический рывок, создать мощную промышленность, перевооружить русскую армию и флот, стать крупнейшим в мире экспортером сельскохозяйственной продукции. Примечательно, что все годы правления Александра III Россия прожила в мире. Эпоха Александра III оказалась также значительной и чрезвычайно благотворной в области культурного строительства. По словам известного искусствоведа и художника Александра Бенуа, правление Александра III «подготовило тот расцвет русской культуры, который, начавшись при нем, продлился затем в течение всего царствования Николая II». Годы Александра III были отмечены выдающимися достижениями в развитии отечественной науки. Историк Василий Ключевский в речи 28 октября 1894 года особо подчеркнул, что император «поощрял и одобрял ученые общества, будил и поддерживал энергию отдельных исследователей».
Самопознание нации
Заслуга императора состояла в том, что он, как писал Лев Тихомиров, бывший народоволец, автор книги «Монархическая государственность», сумел «не только парализовать вредные стороны пореформенного положения, но даже вызвать подъем национального духа и творчества. При Александре III вспыхнуло национальное чувство, которое указывало прогресс и благо в укреплении и развитии этих исторических основ». Александр III поддерживал развитие российских культурных основ, традиций и идеалов, духовности в искусстве. Представители различных художественных школ и течений, от православного неоконсерватизма до реализма и модернизма, добивались успеха своим трудом и талантом. Многообразная палитра национальной политики обеспечивала единство и неделимость Российской империи.
К моменту вступления на престол Александр III был членом Московского археологического общества любителей русских древностей, Карамзинской библиотеки, почетным попечителем Общества взаимного вспоможения и благотворительности русских художников в Париже, почетным председателем Императорского русского исторического общества, почетным членом Императорского русского географического общества, Императорского археологического общества, действительным членом Общества поощрения художеств, а также почетным членом Московского, Казанского, Санкт-Петербургского, Новороссийского университетов и Российской академии наук.
Став императором, Александр III осуществлял высочайшее покровительство всех вышеперечисленных историко-культурных и художественных институтов, уделяя особое внимание развитию национальных черт культуры и искусства.
Одним из важных элементов культурной политики, которую проводила императорская власть, было развитие в стране музейного дела, формирование сети музеев и архивных хранилищ документального материала. Большая роль в этом вопросе принадлежала лично императору, который всячески поддерживал инициативы, исходящие как сверху, так и снизу, от самых разных лиц и организаций. Как говорил профессор Петр Семенов Тянь-Шанский, в годы царствования Александра III пробудилась та духовная самобытность, без которой невозможна культурно-историческая жизнь никакого великого народа. «Народное самопознание прежде всего должно было обратиться на научное изучение той страны, в которой суждено было развиваться русскому народу».
Специальным указом императора из его кабинета каждый год отпускалось 20 000 рублей для пополнения музейных собраний, в том числе и провинциальных, с целью наполнить художественными произведениями вновь открывающиеся музеи как в провинции, так и в крупных городах Российской империи. Александру Александровичу принадлежала инициатива создания в Москве Исторического музея, а также в Севастополе – Севастопольского музея, в Санкт-Петербурге – Русского музея.
Историческое общество
Многие современники оставили яркие воспоминания о деятельности Александра III на поприще исторической науки в качестве почетного председателя Императорского русского исторического общества. Все отмечали тот огромный вклад, который он внес в дело развития в стране исторических знаний. Профессор Иван Цветаев: «Особые симпатии почившего государя к науке отечественной истории, русской археологии и истории искусств, всем известно, как известно всем образованным людям и то, что Государь при всех своих многосложных трудах находил время быть действительным председателем Русского исторического общества и лично участвовал в его заседаниях».
Профессор истории Василий Ключевский, выступая 28 октября 1894 г. после кончины императора на заседании Императорского общества истории и древностей российских при Московском университете, сказал: «...назвать его (императора Александра III. – Ю.К.) покровителем обществ, занимающихся изучением истории и археологии России, значит слишком слабо выразить его отношение к этой отрасли знаний. Он не только благословлял к трудам в этой отрасли. Он возбуждал и поощрял их средствами материальными и нравственными. В числе обществ, пользовавшихся обильными пособиями от державной руки, и наше удостоено было им усиленной поддержки».
Историк Владимир Назаревский: «Никто из царственных предшественников Александра III не занимался столько изучением русской истории, как он: в этом отношении он превзошел и Петра I и Екатерину II. Очевидно, что из своих исторических занятий он черпал идеи, которыми он руководствовался в делах своего правления...»
Образованное в 1866 году в Петербурге Русское историческое общество (с 1873-го – Императорское) действовало под личным председательствованием Александра Александровича. Секретарь общества, член Государственного совета Александр Половцов, говоря о задачах общества, подчеркнул: «Жаждавшему узнать свое прошлое русскому народу подносилась только неприятная картина слабостей и недостатков, влиявших на судьбы его; возвышенные существенные стороны нашей государственной жизненной деятельности, создавшие великую и всем нам дорогую Россию, в литературе 60-х годов, за редкими исключениями, силою обстоятельств обходились молчанием, разрушавшим народную веру в себя и правившие им силы».
Эстетика и свобода
Особое внимание уделял император эстетическому воспитанию народа. Он считал, что «распространение искусства есть дело государственной важности». В этом следовал заветам Достоевского, который писал, что «общество основывается на началах нравственных; на мясе, на экономической идее, на претворении камней в хлебы – ничего не основывается». Император, согласно историку Ивану Забелину, был хорошо знаком с произведениями Достоевского. Граф Сергей Шереметев в своих мемуарах подчеркивал, что Достоевскому «Государь предавал большое значение». Александр III высоко оценивал деятельность Петра Третьякова по созданию в Москве картинной галереи, которая открылась весной 1893 года.
Главный меценат
Главный меценат. Николай Сверчков.
Александр III, 1881.
Государственный русский музей
Александр Александрович и Мария Федоровна были постоянными посетителями всех крупнейших столичных выставок, и в первую очередь художественных, в частности Товарищества передвижников, а также выставок Академического общества русских акварелистов, что способствовало их личному знакомству с широким кругом деятелей искусства, среди которых были известные художники, скульпторы, критики, коллекционеры, музейные работники: Дмитрий Григорович, Андриан Прахов, Дмитрий Ровинский, Петр Третьяков, Марк Антокольский, Александр и Альберт Бенуа, Алексей Боголюбов, Виктор Васнецов, Николай Каразин, Иван Крамской, Михаил Нестеров, Александр Опекушин, Василий Поленов, Валентин Серов, Василий Суриков, Иван Шишкин и многие другие.
С середины 80-х годов Александр III, как признают современные исследователи, стал главным коллекционером и меценатом страны и серьезным конкурентом Третьякову. Третьяков, понимая, что многие художники завышали цены на свои картины при выборе их императором, писал Николаю Ярошенко после XV выставки: «Расположение Государя цените и поддерживайте, не разочаровывайте императора, тем более что не требуется какой-либо «услужливости» в содержании картин, напротив представляется «полная свобода».
Император поддерживал также и Московский публичный Румянцевский музей. В конце 80-х годов он передал в дар музею галерею картин русских художников XVIII – второй половины XIX века, купленную им у коллекционера Федора Прянишникова (1793).
Храмы воинской славы
В конце XIX века широкое движение по созданию войсковых или так называемых полковых музеев охватило всю страну. Ордена, медали, образцы оружия, предметы снаряжения и оборудования, личные вещи – все поступало в фонды музеев. Первый войсковой музей был создан в 1866 году в 65-м Московском пехотном полку, а в конце XIX – начале ХХ века на территории России было уже создано 300 воинских музеев. Воинские части, отмечавшие свой юбилей, писали свои истории. Инициаторами музея часто были офицеры полка или воинской части.
Петербургские музеи – Морской и Артиллерийский – обрели в бытность императора Александра III новую жизнь. Морской музей, носивший имя Петра Великого, неоднократно посещавшийся Александром Александровичем, расширил свои экспозиции и приумножил коллекции. Один из залов музея был посвящен царствованию Александра III, придававшему развитию морского дела в России огромное значение. Крылатая фраза императора «У России нет союзников, кроме армии и флота», была хорошо известна современникам и дошла до наших дней.
Особый интерес у Александра Александровича вызывал петербургский Артиллерийский музей. Юбилейные торжества по случаю 500-летия русской артиллерии, на которых лично присутствовал император, собрали огромное число гостей, среди которых были начальники главных управлений Военного министерства и военных академий, артиллерийские генералы, ветераны русской артиллерии, представители множества научных и военно-учебных заведений, музеев и члены императорской семьи. Поблагодарив генерал-фельд-цейхмейстера Николая Брандербурга, начальника Артиллерийского музея за проделанную работу, император произнес здравицу в честь русской артиллерии. После смерти императора в 1895 г. в музее была установлена бронзовая скульптура Александра III работы Адель Вернер.
Всенародный памятник
Признанием величайших заслуг Александра Александровича в деле музейного строительства в России было создание в Москве на Волхонке после его смерти Музея изящных искусств имени императора Александра III. Дочь основателя музея профессора Московского университета Ивана Цветаева поэтесса Марина Цветаева в своей книге «Отец и его музей» писала: «Звонили колокола по скончавшемуся императору Александру III, и в это же время отходила одна московская старушка (купчиха Алексеева. – Ю.К.). И, слушая колокола, сказала: «Хочу, чтобы оставшееся после меня состояние пошло на богоугодное заведение памяти почившего государя...»
Александровский музей – так называл профессор Цветаев Музей изящных искусств на Волхонке. По предложению мецената Нечаева-Мальцова в музее, в его центральном зале, был установлен памятник Императору Александру III работы знаменитого русского архитектора, вышедшего из крепостных, Опекушина (в настоящее время нахождение памятника неизвестно. – Ю.К.). Торжественное открытие музея состоялось 30 мая 1912 г. в присутствии императора Николая II, императрицы Марии Федоровны, членов императорской семьи, внесших большой вклад в создание музея.
Цветаев был лично знаком с императором Александром III, он высоко оценивал его деятельность на благо России и особенно его человеческие и нравственные качества. Он называл Александра Александровича «Царем Благочестия», жизнью своей наиболее воплотившей в себе народный идеал Русского царя-самодержца».
Не случайным был и тот факт, что открытие Музея изящных искусств императора Александра III 30 мая 1912 года совпало в майские дни 1912-го с открытием у Храма Христа Спасителя 31 мая 1912 года памятника императору Александру III, который Цветаев назвал «всенародным памятником». Выбор места для установки памятника был представлен по распоряжению генерал-губернатора Москвы великого князя Сергея Александровича Цветаеву, чей профессиональный и нравственный авторитет был очень велик.
В своей записке губернатору Москвы великому князю Сергею Александровичу о наиболее подходящем месте в Москве для возведения памятника Цветаев в 1905 г. писал: «Высочайшею волею выпало счастье украситься сим памятником на долю древнейшей столицы. Естественны заботы Москвичей, чтобы место для такого монументального сооружения избрано было вполне отвечающее и величию Государя, покрывшего себя особой славою во всех концах мира, и той всеобщей любви, которая окружала Его в своем многомиллионном народе... Колоссальная сумма пожертвований, стекающаяся со всех концов России на памятник императору Александру III, достигла 1. 695. 003 руб. 20 1/2 коп. (эта колоссальная цифра не являлась еще окончательною) наглядно показывает, какою безграничною любовью пользовался в своем народе почивший Государь, безвременная кончина которого вызвала отовсюду, из всех слоев нашего разнородного населения, и это беспримерное количество единодушных приношений к Его горячо оплаканной могиле. И эти по своим размерам небывалые в истории наших государственных памятников жертвы на достойное увековечивание Его славного имени и в памяти современников, и отдаленного потомства».
О заслугах Александра III перед Россией и миром красноречиво скажет после его смерти профессор Ключевский: «Наука отведет императору Александру III подобающее место не только в истории России, но и всей Европы, но и в русской историографии скажет, что он одержал победу в области, где всего труднее достаются победы, победил предрассудок народов и этим содействовал их сближению, покорил общественную совесть во имя мира и правды, увеличил количество добра в нравственном обороте человечества, одобрил и приподнял русскую историческую мысль, русское историческое сознание и сделал все это так тихо и молчаливо, что только теперь, когда его уже нет, Европа поняла, чем он был для нее».

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Другие новости

Загрузка...
24smi.org