0
1402
Газета Печатная версия

19.01.2017 00:01:00

Балканский маг

Любовь к прошлому как нервно-успокоительное занятие

Тэги: чарыков, дипломат, воспоминания, турция


люди
Жизнь Чарыкова началась в сумраке
крепостничества, а завершилась
в сумраке большевизма.
Фото 1912 года
Недавнее варварское убийство российского посла в Турции озаряет издание книги мемуаров его предшественника Николая Валерьевича Чарыкова (1855–1930) особым светом.

Эти воспоминания на русском публикуются впервые. Они были изданы на английском языке более 70 лет назад и, невзирая на огромный интерес к фигуре их автора, блистательного русского дипломата, одного из немногих деятелей российского МИДа, кто всегда имел свой собственный взгляд на внешнюю политику, никогда не были изданы в России.

Особенно эта самостоятельность проявилась во время так называемого скандала Бухлау, в дни Боснийского кризиса 1908 года. Автор вышеупомянутых мемуаров Николай Чарыков, товарищ министра иностранных дел Российской империи Александра Извольского, устроил тайную встречу своего начальника с министром иностранных дел Австро-Венгрии Эренталем в замке Бухлау. Цель была добиться согласия на свободное прохождение русского флота через черноморские проливы в обмен на свободу рук для Вены в Боснии и Герцеговине. Однако секрет утаить не получилось, и другие великие державы проект похоронили.

Чарыков слишком хорошо понимал значение проливов для России, и через три года, уже будучи послом в Турции, попытался устроить тайный договор с властителем Саид-Пашой. Смысл был все тот же: проход российских кораблей через Босфор и Дарданеллы в обмен на признание турецкого господства над этими артериями. И опять соглашение не удалось провести негласно: воспротивились Лондон и Вена. Результатом стало увольнение с дипломатической службы и перевод в Сенат.

«Чарыков, человек недурной, порядочный, весьма ограниченный, склонный к занятиям нумизматикой и другими подобными нервно-успокоительными делами, но никоим образом не обладает тою светлостью ума и талантливостью, которые требуются от деятельного дипломата» – так писал всесильный Сергей Витте, как всегда, надменно и без всяких сомнений. Но, думается, любовь к истории, которую он называл «нервно-успокоительным занятием», именно давала Николаю Чарыкову то понимание дипломатических задач, которые стояли перед ним.

Свой первый бесценный опыт он приобрел в Туркестане, где был политическим агентом в Бухаре и отвечал за строительство Закаспийской железной дороги. Николай Валерьевич иногда месяцами жил среди пустыни и удивительно спокойно решал дела, часто связанные с жестокостью и первобытными восточными нравами.

Дальше все шло по самым высоким дипломатическим канонам. Министр-резидент при Святом престоле папы Римского, чрезвычайный посланник и полномочный министр в Сербии, посланник России в Голландии и, наконец, чрезвычайный и полномочный посол России в Турции, откуда в 1912 году он был направлен в почетную ссылку в Сенат.

книга
Николай Чарыков.
Беглый взгляд
на высокую политику.
– М.: ВИКМО-М;
Русский путь, 2016.
– 416 с.

Жизнь свою он закончил в эмиграции на берегу Босфора. Дипломат прекрасно знал Турцию и был автором ряда исследований по истории этой до сих пор во многом загадочной страны.

Книга «Беглый взгляд на высокую политику» разворачивает огромное полотно русской жизни и истории российского дипломатического корпуса – от благословенного детства автора в имении родителей в Самарской губернии до размышлений о бывшем министре иностранных дел Сергее Сазонове после известия о его кончине в Ницце в 1927 году.

Воспоминания написаны ясно и прозрачно, что вообще характерно для русской мемуаристики первой половины ХХ века. «Оглядываясь на свою семидесятилетнюю жизнь, я понимаю, что началась она в сумраке крепостничества, а к завершению близится в сумраке большевизма. Кроме того, могу заметить, что два этих социальных и политических зла, будучи совершенно противоположными друг другу, в России оказались органически связанными как причина и следствие». Он рассказывает об осаде Плевны во время русско-турецкой войны, куда сам отправился добровольцем, о своей жизни в Бухаре, о том, как стал в Сербии свидетелем кровавого государственного переворота. Естественно, огромное место в книге занимают Турция и проблемы проливов. 

Зоркий, четкий глаз мемуариста оставил нам превосходный портрет последнего российского императора: «Я сразу ощутил, как приятно и легко работать с его величеством. Его память была изумительна. Он в деталях помнил все дипломатические известия, телеграммы и депеши, которые посылались ему ежедневно из МИД, а также распоряжения, которые он отдавал в ответ на них... Перед императором всегда лежали в ряд красные, синие и черные карандаши, которыми он делал помарки. Эти пометки всегда были ясными, спокойными и краткими и никогда не содержали в себе ни одного из тех страстных и гневных выражений, которые часто использовал в таких случаях его отец».

Чарыков сумел уцелеть, что, к великому сожалению, не удалось одному из его последователей, убитому в Анкаре выстрелом в спину.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Турция в этом сельхозгоду импортирует не более 2,5 млн т российской пшеницы

Турция в этом сельхозгоду импортирует не более 2,5 млн т российской пшеницы

0
696
Папин герберизм

Папин герберизм

Рада Полищук

О Шульженко, Бродском, Сергее Герасимове, Михаиле Козакове и свитере с оленями

0
218
Последняя дочь Шаляпина

Последняя дочь Шаляпина

Елена Лебедева

Училась в Англии, жила в Италии и была помощником капитана в круизе Генуя–Нью-Йорк

0
1142
Трамп оценит страхи НАТО

Трамп оценит страхи НАТО

Игорь Субботин

Встреча лидеров альянса с новым главой США вселяет больше опасений, чем надежд

0
1379

Другие новости

24smi.org
Загрузка...
Рамблер/новости