0
5463
Газета Печатная версия

22.06.2017 00:01:05

О чем-нибудь вкусненьком

Триптих лауреата премии «Нонконформизм-2017» Сергея Жарикова: оскорбляя чувства верующих, неверующих и всех подряд

Тэги: политика, музыка, философия, андергранунд, юмор, авангард, бах, шансон, русский рок, ссср, москва, моцарт, масоны, интернет


политика, музыка, философия, андергранунд, юмор, авангард, бах, шансон, русский рок, ссср, москва, моцарт, масоны, интернет Лауреат премии «Нонконформизм-2011» Игорь Яркевич вручает диплом лауреату премии «Нонконформизм-2017» Сергею Жарикову. Фото Павла Сарычева

Сергей Жариков. Й. Обана. – М.: Самиздат, 2017. – 516 с.

На последней странице обложки написано: «Это третья книга, автором которой является Сергей Жариков – публицист, теоретик контркультуры, политтехнолог, издатель журналов «Сморчок» и «АТАКА», внесистемный аналитик, основатель группы «ДК»…»

Все верно, теперь, правда, необходимо добавить еще и то, что Сергей Жариков – лауреат премии «Нонконформизм-2017». И перед нами действительно трилогия, триптих. Просто предыдущие две книжки вышли в прошлом году. Первая называется просто «К.Н.И.Г.А.». Вторая… гм… ну, процитировать название я не могу, законы современные не позволяют. Потому что называется она так: «Без (слово на букву «б». – «НГ-EL»)». Контркультура, что уж тут скажешь. Андеграунд, будь он неладен. Нонконформизм.

Собраны в книгах тексты разных лет, печатавшиеся среди прочего «в изданиях самого различного профиля – от журнала ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия» и профсоюзной газеты «Труд» до таких экзотических, как «Сокол Жириновского», «Специальное Радио» или «КонтрКультУра»…» Разумеется, не только там. Издания гибнут, осыпаются, как лютики, только Интернет пока еще остается. Автор предостерегает, и правильно делает, дескать: «Это всего лишь литература. Все совпадения – случайны». Тираж небольшой, нумерованный, у меня экземпляр № 55. Приведу некоторые названия главок (тут ведь не статьи, тут и впрямь, как пишет Жариков, «треки», но для книги они все-таки главки и подглавки). Не все, конечно, некоторые, как вы уже наверняка догадались, цитировать нельзя. Итак: «Полвека на службе у Сатаны», «Оккультные корни русского рока», «Что нам в нас не нравится» (третья книга), «Сила и слабость художника Путина», «Легкая наноэротика подиумных инноваций», «Хипстер Навальный – посланник богов» (вторая книга), «Пустая луна Ободзинского», «Ну что, потрендим на тему рокенролл мертв?», «Тайны Гадских медляков», «Стиляги середины 90-х», «Башлачев: Бремя колокольчиков», «Мутное время чотких пацанов» (первая книга) …

Самые интересные названия треков я цитировать, увы, не могу.

Так же и с текстом.

Или матом. Или неполиткорректно. Или вообще: «пролетая над гнездом какашки» (еще одно название трека, вернее, часть названия). Точнее, конечно же, так: оскорбляя чувства верующих, неверующих и всех подряд. И все же попытаюсь кое-что выбрать. «Откуда на Руси пошло слово «еврей» – вы в курсе? Так староверы произносили слово «иерей» подобно тому, как вместо «иисус» говорили «исус» (…) Так и прижилось. Я мог бы дать сейчас ссылку на академика А. Фоменко, но дело в том, что эту гипотезу я же ему и подкинул». Согласитесь, здесь все прекрасно.

Друг, потерпи, скоро я лягу невдалеке... 	Андрей Рябушкин. В кабаке. 1891. ГТГ
Друг, потерпи, скоро я лягу невдалеке... Андрей Рябушкин. В кабаке. 1891. ГТГ

Жариков брутален, но не груб. Остроумен, язвителен, рвется сразу во все стороны. Чем-то его публицистика похожа на тексты другого лауреата премии «Нонконформизм» – Александра Никонова. Только угара больше. Полный, я бы сказал, угар. Если продолжить сравнивать (а почему нет? ведь так вам, уважаемые господа читатели, будет легче составить более или менее ясное представление об авторе и его текстах), то жизнь и судьба Жарикова схожи с трудами и днями Ильи Кормильцева. Тот тоже из сугубого рока пришел в публицистику, книгоиздание. Сменил сферу деятельности, но неистовость сохранил прежнюю.

«Как мы видим, любой протест, особенно в такой стране, как Этатм, – ничто, если не вендетта. И только вендетта… Если вы обратили внимание, девять из десяти западных художественных фильмов посвящены теме вендетты. И это естественно: в институциональном обществе вендетта представляет собой механизм корреляции правоприменительной практики, способ исправления правовых косяков, скажем так». Ах, Запад, Запад, ты все гниешь и гниешь. Нам бы так. Но нет, мы цветем и пахнем и говорим о политике. Да, очень много политики у Жарикова. Так и она ведь повсюду, изо всех телевизоров лезет. Как спастись? Только любовью: «Ну что мы все время о политике и о политике? Давайте лучше поговорим о любви. Или о чем-нибудь вкусненьком, – да, чуваки?.. А рускочеловек бухло всегда с бабой своей сравнивает, и не всегда бабе на пользу!.. А водочка – сладенькая, сисястая в своей гипотетиццкой прелести – это исключительно для любви».

Не меньше, чем политики, у Жарикова, конечно, и музыки. И философии.

«Музыка Баха представляет собой едва ли не лучшую иллюстрацию к введению в философию музыки. Композитор не оставил школы, его музыка не похожа ни на что, от многих мелодий остается впечатление, что их писал компьютер; одни и те же музыкальные куски путешествуют из одного опуса в другой плюс этот «контрапункт», где математики куда больше, чем бразильских чувств. Если даже сравнить этого малоизвестного немецкого композитора со знаменитой на весь мир Катей Огонек, то разница между малым и великим, что называется, видна невооруженным глазом».

Вы только учтите, что всех упоминаемых ученых и философов Жариков читал, поэтов и композиторов знает великолепно, а что Булеву алгебру использует для описания нынешнего кошмара (пардон, дискурса), так иначе и нельзя. Иначе и впрямь кошмар. На все века, кстати:

«Помните, как раньше на футбольных афишах подчеркивали, что «матч состоится при любой погоде»? Так вот, главное для властей, чтобы матч состоялся. Тогда вы придете, обязательно проиграете, а значит, гарантированно будете снова злиться, плеваться, махать руками – то есть думать о навязанном вам предмете. А это значит, что следующий матч обязательно состоится при любой погоде, но главное – вы снова придете! И снова проиграете – и так без конца…»

* * *

В каждую книгу вложен диск. С песнями группы «ДК». А я их слушал. Еще в 1983 году, когда учился в Московском институте стали и сплавов. Мы тогда все слушали. Цитирую книгу «К.Н.И.Г.А.»: «И хотя сейчас чуть ли не каждый вспоминает страшный КГБ, было всего лишь четыре политических дела, под которые попали Мухоморы, ДК, Трубный зов и Посев…» Как домой вернулся. Все мы слушали, только никакого «Посева» (кроме журнала) не знаю. Но Жариков, чуть выше, объясняет: «Вот что такое «Гражданская оборона», а до того «Посев»…» А, ну тогда все более или менее понятно. Хотя я и «Гражданскую оборону» услышал лишь в 90-х. А «ДК» раньше, конечно. Есть у них два знаменитых хита: «Самогоночка» («Эх, самогоночка – сестра и крестница,/ Эх, самогоночка, ты нам ровесница,/ Эх, самогоночка, водочки слаще нет,/ Эх, самогоночка, кто знает твой секрет?») и «Москва колбасная» («Москва колбасная, столица классная./ Все магазинчики без продавцов,/ А в магазинчиках одни грузинчики,/ Кругом грузинчики и цок-цок-цок.// Москва колбасная, столица классная./ Кругом невестушки и женишки./ Невесты-кисочки все без прописочки,/ Мальчишки-лапочки, стишки, стишки»). В 2001 году ее цитировал Илья Кукулин в «НГ-EL» (тогда, по-моему, еще «EL-НГ»): «Что-то похожее о Москве предъявляла, кстати, еще скандальная группа «ДК» – примерно в 84-м. Помните? «Москва колбасная – столица классная»…»

Актуальны песни? А как же. Боюсь, всегда будут актуальны. Точнее, с каждым годом, с каждым десятилетием – все актуальнее и актуальнее. Национальный вопрос, конечно, лучше не трогать, но из песни слова не выкинешь. В 1984-м меня из института выгнали, забрали в Советскую армию. Вернулся, восстановился. А в 1990-м я поступил в Литературный. А там встретил поэта из Брянска Юрия Соловьева.

Он тоже любил «ДК». Цитировал взахлеб:

Ну вы амбал, Эспозито Фил,

А у меня нет сил, совсем нет

сил.

Меня железно преследует 

страх.

А вы в штанах, вы всю жизнь 

в штанах.

Я ваш портрет, Эспозито

Фил,

У кореша купил, за пятерик

купил.

(…)

Меня папка бьет, когда 

придет косой.

Он всегда такой, папка всегда

такой.

Что делать мне, 

Эспозито Фил?

Я, впрочем, всегда более всего любил и до сих пор люблю следующие строки:

Валяется друг, как свинья,

В облеванном пиджаке...

Друг, потерпи, скоро я

Лягу невдалеке...

Кстати, тогда, в 1990-м, со мной в Литературном институте учился еще один поэт – Алексей Чесноков из подмосковного Красногорска. Так вот он всегда ходил в пиджаке. Мы с ним среди прочего пили стеклоочиститель. Стихи и рассказы он писал замечательные. Надеюсь, оба живы, давно их не видел. 

Контркультура, что уж тут скажешь. Андеграунд, будь он неладен. Нонконформизм. Ох-хо-хонюшки-хо-хо. 

Читайте Жарикова. 

Слушайте русский рок, он вроде еще жив.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Названия московских аэропортов предлагают дополнить великими именами

Названия московских аэропортов предлагают дополнить великими именами

Татьяна Астафьева

В официальные наименования "Шереметьево", "Внуково" и "Домодедово" будут включены фамилии знаменитых россиян

0
246
Европа не хочет быть игрушкой в руках больших держав

Европа не хочет быть игрушкой в руках больших держав

Фемида Селимова

Макрон заявил об угрозах франко-германскому тандему

0
386
С 1 по 4 декабря в Москве представят спектакли театральной платформы Ельцин-центра

С 1 по 4 декабря в Москве представят спектакли театральной платформы Ельцин-центра

0
217
Страны АТЭС не могут избавиться от протекционизма, а Британия –  от неопределенности и раздоров

Страны АТЭС не могут избавиться от протекционизма, а Британия – от неопределенности и раздоров

Юрий Паниев

0
317

Другие новости

Загрузка...
24smi.org