0
465
Газета Печатная версия

30.08.2018 00:01:00

Черно-красный ковер

К 90-летию молдавского писателя Иона Друцэ

Владимир Пирожок

Об авторе: Владимир Владимирович Пирожок – издатель.

Тэги: ион друцэ, молдавия, юность, фолкнер, маркес, распутин, чингиз айтматов, расул гамзатов, юрий трифонов, ссср


ион друцэ, молдавия, «юность», фолкнер, маркес, распутин, чингиз айтматов, расул гамзатов, юрий трифонов, ссср Ион Друцэ не поучает, он выдыхает. Фото с сайта www.druta.asm.md

73-й год, Львов, училище. Я второй раз не в Молдавии, не на родине встречаю осень. По казарме гуляет 10-й номер «Юности», Ион Друцэ «Запах спелой айвы». Пробило как пароль в детство. Втянул первое предложение, и на волне памяти, на ощущении только своего, только мне понятного унесло в родные края – к мягким, сладким холмам Молдовы.

«На древних акациях, распоровших своими костями толстый слой асфальта, галдели воробьи. И со стороны Костюженского шоссе несло гарью. Видать, где-то в садиках жгли прошлогоднюю листву. Каждый год с этого дыма начиналась весна в молдавской столице, а весна хороша, когда ты дома. И видимо, поэтому едкий дым нагонял на учителя жуткую тоску».

Это же обо мне. Это мою тоску он облекает в слова, мою любовь к родине возвращает, напоминая мне.

«Малая родина – это не только вечный спутник нашей жизни, она – опора нашего духа, смысл наших трудов,  главный вершитель наших судеб». Как и его герой, сын Иосифа, он любит свой родной Назарет. Он по нему тоскует. Здесь прошли годы отрочества и юности, годы вызревания духа, годы постижения слова.

«Слово – это великий Божий дар. Им не следует пользоваться впопыхах, всуе. Пустословие – великий грех».

Слово Друцэ – это источник кристальной чистоты и свежести. Прикоснитесь, вслушайтесь в него. Отключите мобильный и останьтесь с ним наедине, войдите в мир его образов, раздумий – и вернетесь обновленными.

Друцэ, безусловно, молдавский, как Фолкнер – американский,  а Маркес – латиноамериканский или Распутин – сибирский. Он интернационален, ибо его темы – вечные, близкие каждому.

Его герои, обращаясь к корням – нет, никогда, не расставаясь никогда с отчинной землей, – не могут не быть пастырями, иноками, князьями духа. Мудрецами – а во многая мудрости многая печали. Одиночество не их призвание, они открыты добру, как самаритянка, они работящи, как пастырь, они сгорают в каждодневном труде, как Шукшин, они прорываются к истине, как Лев Толстой, но, по сути, они одиноки. Ибо слово пастыря, учителя, требующее содействия, сопереживания,  натыкается на суетность, естественное непонимание.

О пастыре в «Одиночестве духа» Друцэ пишет: «Сколько они его ни хаяли и травили, и на тот свет отправляли, пытая, а он стоит на своем, и точка. Он, изгой, играет на свирели, а они, прожившие жизнь в уютной долине, прикипели душой к телевизору, и нет для них большей радости, чем цветной футбол».

О ком он пишет? «Его влияние каким-то таинственным образом расходилось по долине, и ничего нельзя было с этим поделать. Менялись власти в селе, менялись поколения, но его авторитет оставался незыблемым». О ком это Друцэ? О себе. О своем влиянии. О своем авторитете.

Друцэ. Нам еще предстоит осмыслить это явление XX века, как предстоит осознать многонациональное единение, анклав, спрессовавший сотни народов, тысячи языков, обычаев в единое духовное пространство. И чтобы мы сейчас ни писали об иллюзорности, лицемерии, проблемности дружбы народов в годы советской власти – по мне лучше подобная абстрактная дружба, нежели проточная кровь Сумгаита, Оша, Вильнюса...

Атлантида под тяжестью времени и закономерных случайностей погрузилась в слои вечности, и не надо ностальгировать – надо понять, взять лучшее в сегодня, в будущее, что дала человечеству великая и непонятая держава. А оставила XX веку Советская страна не только военные победы, великое кино. Но и – а может, прежде всего – своих разноязычных глашатаев, как космические корабли, вводившие в мировой контекст опыт, культуру, мудрость народов, их взрастивших, их призвавших.

Чингиза Айтматова позвали алые маки Иссык-Куля, Расула Гамзатова –  горная мудрость Цадаса, Юрия Трифонова высветлил отблеск костра, Василя Быкова отметил знак беды. Иона Друцэ вызвало из небытия кристально чистое преклонение перед трудом хлебопашца и бессмертие Звонницы.

Страна Друцэ – это вечнозеленое древо фольклора, черно-красный ковер Падурянки, пленительный последний месяц осени, но и борение духа, исторические катаклизмы Балкан, мужество и достоинство человека, в 1962 году сказавшего о мужестве и достоинстве Солженицына.

Ион Друцэ, созданный Молдовой, принадлежит мировой цивилизации,  как не Молдове, а всему человечеству дарованы молдавская энергия, родство с землей, вековое умение виноградарства, мелодия бусуйка ши файе верде.

«Одиночество духа» – так озаглавил один из своих рассказов автор. Дух писателя, мыслителя, художника всегда одинок, ибо независим, подвластен только биению сердца и опыту пережитого, осмысленного.

Дух одинок в процессе творения и дух, мысль, нравственность писателя обретают аудиторию, становятся народными, когда соединяются с читателем.

Чехов как-то заметил: мне хорошо только от мысли, что где-то рядом ходит по пашне Лев Толстой.

Порадуемся и мы, что в Москве в год своего 90-летия созидает на поле души человеческой Ион Пантелеевич Друцэ, творения которого счастливо перешли в век XXI.

Природа, цара ноастрэ одарили мощным талантом, талантом требовательным, и ты уже не можешь генный самородок разменять на дешевые пятаки суетной писанины. Ты у вечности в плену.

Трудно быть Ионом Друцэ. Особенно сейчас, когда родная земля осиротела и сотни тысяч соплеменников оторваны от каса маре, от фамилии.

Трудно Иону Пантелеевичу нести бремя доброты, призывать к возвращению на круги своя, напоминать, пробиваясь к сердцам... О святая святых, об уроках одинокого духа, о первозданности спелой айвы, о том последнем месяце осени, когда вокруг дома, вокруг родителей собираются, отогреваясь, блудные дети...

Сложно Иону Друцэ соответствовать своему гению, своей уникальности, своему нравственному кодексу.

Но... Пришел 90-й год, Ион Пантелеевич вступает в свое 10-е десятилетие – достойно и гордо, естественно и скромно выполняя миссию хранителя наших истоков.

Звание Иона Друцэ как вершину нации еще надо заслужить. И мы с вами счастливцы, ибо заслужили нашего пророка, нашего летописца, нашего строгого и справедливого учителя – Хорию.

У нас есть свой Ион Друцэ – Личность и Мир, сотворенный писателем. Вселенную Друцэ у нас никто уже не отнимет. Этот мир пребудет с Россией и Молдовой вовеки, бережно передаваясь из поколения в поколение. У нас есть свой Ион Друцэ – и он единственный.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Додон хочет стать "молдавским Путиным"

Додон хочет стать "молдавским Путиным"

Светлана Гамова

Республика меняет парламент на президента

0
1732
Горькие плоды независимости придатка НАТО

Горькие плоды независимости придатка НАТО

Владимир Винокуров

Латвия остается одним из активных игроков на антироссийском фронте Европы

0
3413
Совместное заседание кабинетов министров Молдавии и Румынии пройдет 22 ноября в Кишиневе

Совместное заседание кабинетов министров Молдавии и Румынии пройдет 22 ноября в Кишиневе

0
1191
Селедка в чае

Селедка в чае

Леонид Жуков

Разговор на кухне о клевете между мойкой и холодильником

0
747

Другие новости

Загрузка...
24smi.org