0
658
Газета Печатная версия

07.11.2019 00:01:00

Царственный пригород

Здесь учился Пушкин, творил Гумилев и гуляла Екатерина II

Тэги: история, краеведение, петербург, шведы, петр i, екатерина ii, александр i, пушкин, тютчев, николай гумилев, ахматова, оккупация


история, краеведение, петербург, шведы, петр i, екатерина ii, александр i, пушкин, тютчев, николай гумилев, ахматова, оккупация Архитектор Василий Неелов ездил в Англию для знакомства с искусством пейзажных парков и гидротехникой. Крестовый мост. Литография И. Шульца по рисунку И. Мейера. 1840-е. Иллюстрация из книги

«Поедем в Царское Село!» – приглашал Осип Мандельштам в стихотворении 1912 года. Совершить виртуальную поездку в один из самых знаменитых пригородов Петербурга (теперь это уже район Северной столицы) позволяет книга историка и культуролога Галины Семеновой. В ее работе Царское Село рассмотрено подробно и во многих аспектах – от момента появления здесь населенного пункта до событий ХХI века.

Еще в конце ХVII века на этих землях хозяйничали шведы. Расположенная здесь мыза называлась Сааримойс, в русской транскрипции – Сарская. Потом в названии появилась буква «Ц». Во время Северной войны эту местность завоевали русские войска, возникла Ингерманландская (впоследствии Санкт‑Петербургская) губерния. Петр I бывал здесь трижды. Годом основания царской усадьбы считается 1710‑й: именно тогда местность была отписана в вотчину супруги императора Екатерины Алексеевны. В ту же пору началась застройка мызы. Былой скандинавский дух отсюда изгнали вслед за солдатами Карла ХII. При царице Елизавете возникали дворцы, храмы, павильоны, жилые дома, парки, дороги. В Царском Селе работали видные архитекторы – Растрелли, Камерон, Кваренги. Появились фабрики, почтовая станция с гостиницей, магазины, казармы, дома обывателей. Задворки шведского королевства (чьи границы отступили далеко на запад) превращались в российский «парадиз».

40-15-11250.jpg
Галина Семенова. Царское Село:
знакомое и незнакомое.
– М.: Центрполиграф, 2018. – 672 с.
Автор книги детально рассматривает историю планировки и застройки Царского Села. С 1717 года здесь возводился Екатерининский дворец (изначально – лишь «двухэтажные каменные палаты на погребах»), превратившийся в середине столетия в подлинное архитектурное чудо. При Екатерине II возник новый царскосельский парк – с лабиринтом прудов, мостами, пристанями, павильонами, символическими знаками в честь военных побед России. Императрица командировала ландшафтного архитектора Василия Неелова в Англию для знакомства с искусством пейзажных парков и гидротехникой. И он создал на русской почве истинный шедевр. «Ежедневный распорядок дня Екатерины II в Царском Селе обязательно включал различные садовые прогулки – утренние, дневные, вечерние, пешие и водные, более длительные поездки в коляске. Поэтому вдоль дорожек и на площадках у павильонов расставили изящные садовые скамьи для отдыха, обозрения пейзажных картин», – рассказывает автор книги.

ХIХ век принес новые идеи. «При самом непосредственном участии Александра I город приобрел регулярную планировку, сохранившуюся до настоящего времени». В 1811 году учрежден лицей, где учился Пушкин. Работает над первыми казенными зданиями архитектор британского происхождения Василий Гесте (Уильям Хейсти). Распланированное им Царское Село – «образец градостроительного искусства периода классицизма». Здесь возникли прямые улицы с открытой перспективой, каскады прудов... В такой пригород не стыдно и европейских монархов в гости пригласить. Что русские самодержцы при всяком удобном случае и делали.

Но большая часть сооружений в ту пору была деревянной. Традиции плотницкого мастерства принесли в эти края еще при Петре I крестьяне‑переведенцы – московские, владимиро‑суздальские, вологодские, костромские. Ими были срублены первые царскосельские постройки, в том числе Успенский и Благовещенский храмы. До наших дней дошли несколько десятков «обывательских домовладений» – особняков с мезонином. Однако их техническое состояние ныне, как правило, плачевное. Запас прочности деревянных строений, по оценке знатоков, был рассчитан на 400 лет, но его снижают бесхозяйственность, отсутствие должного ухода и внимания.

Многое в Царском Селе сделано впервые в России. Первая железная дорога открылась в 1837 году (всего час пути от Петербурга). Первый телеграф заработал в 1843‑м. А еще – уличное электроосвещение, водоснабжение, очистные сооружения… И даже первая детская общественная организация (скауты).

Здесь многое было как в обычном российском городе среднего размера. Но статус обязывал иметь и отличия. Так, в середине ХIХ века в Царском Селе построили ипподром. К городу была подведена специальная ветка железной дороги, близ ее станции помещались казармы Собственного Его Императорского Величества Конвоя. С начала ХХ века здесь находилась постоянная резиденция Николая II. Весной 1917 года всю его семью содержали под домашним арестом тут же, в Александровском дворце. Потом Романовых отправили в Сибирь, а сам город, чтобы вытравить «монархический» дух, переименовали в Детское Село.

После революции, пишет исследовательница, это был «тихий провинциальный городок». В бывших особняках и гимназиях разместились санатории, школы, научные институты сельскохозяйственной отрасли. Во дворцах и парках развернулась музейная культурно‑просветительская работа – разумеется, с классовым подходом. Несколько тысяч национализированных дворцовых предметов и редких книг передали в Музейный фонд: этот антиквариат, увы, в 20‑30‑е годы советское правительство активно продавало за границу. Прежние владельцы сокровищ подавали в европейские суды иски с протестами, но безрезультатно. Тогда же большевики взорвали Екатерининский собор, спроектированный Константином Тоном. (В 2010 году воссоздан.)

В 1937 году, в разгар ежовщины и в канун большой литературной даты, грянуло новое переименование: город отныне называется Пушкин. Поэт не только учился в царскосельском лицее, но и жил здесь некоторое время с женой в начале 1830‑х. С городом также тесно связаны имена Тютчева, Случевского, Анненского, Ахматовой. Продолжая традицию, сюда потянулись и советские писатели. Перед войной в Пушкине жили Алексей Толстой, Ольга Форш, Александр Беляев… Уроженец этих мест, критик Эрих Голлербах выпустил о Царском Селе в поэзии небольшую книжку, из которой цензура, впрочем, вычеркнула имя Николая Гумилева – выпускника здешней гимназии, жившего в доме на Оранжерейной улице.

Ущерб, нанесенный Царскому Селу при оккупации, поистине страшен. От блистательных памятников остались руины и пепел. Уникальный парк нацисты вырубили на дрова, многие художественные ценности бесследно исчезли. Послевоенное восстановление растянулось на долгие годы. Царское Село постепенно залечивало раны, возвращая себе статус культурного центра международного уровня. Но и через 75 лет после освобождения города в нем немало военных шрамов. «Реставрация интерьеров Екатерининского дворца до настоящего времени еще не закончена, а некоторые памятники культурного наследия и сейчас продолжают оставаться в руинах», – с грустью констатирует Галина Семенова.

… Идут годы. Процесс урбанизации неостановим. Крупные города постепенно поглощают свои исторические предместья. Бывшие деревни, усадьбы, дачи (а в случае Кронштадта – и крепости‑аванпосты) мало‑помалу входят в состав разросшихся мегаполисов. Но такие жемчужины, как Царское Село, независимо от их административного статуса всегда сохранят свою идентичность и останутся на карте.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


У нас

У нас

0
196
Целый шкаф с автографами

Целый шкаф с автографами

Сергей Трубачев

Друзья и почитатели Владимира Лидина

0
75
Кому-то надо страну мести

Кому-то надо страну мести

Георгий Трубников

Как печатался Андрей Вознесенский в годы советской власти

0
290
Константа Энценсбергера

Константа Энценсбергера

Александр Урбан

Стихи и «идеи» для тех, кто стихи не читает

0
437

Другие новости

Загрузка...
24smi.org