0
1206
Газета Печатная версия

28.11.2019 00:01:00

На пикапе с бубенцами

Иронически-почтительный кивок в сторону летописца ГУЛАГа

Тэги: проза, поэзия, смог, франкфуртнамайне, дон кихот, гулаг, бунин, эмиграция, вгик


237-5-2 copy350.jpg
Кажется, что автор каждый раз примеряет
разные маски. Александр Головин. Баута.
Неизвестный. 1917. Эскизы костюмов к драме
М.Ю. Лермонтова «Маскарад».
Санкт-Петербургский музей театрального и
музыкального искусства

Театр начинается с вешалки. Отзыв о книге – с рассказа об авторе. Итак, Владимир Батшев (р. 1947) – писатель, поэт, издатель и один из основателей поэтического объединения СМОГ. В 1966 году был сослан в Сибирь на пять лет «за тунеядство», а на самом деле – «за диссидентство». В годы перестройки был представителем издательства «Посев» в России. В январе 1995 года эмигрировал. Живет во Франкфурте-на-Майне, более 20 лет выпускает русскоязычный ежемесячник «Литературный европеец». А с 2004-го издает ежеквартальный толстый журнал «Мосты». Согласитесь, в наш виртуальный век бумажное издание – настоящий подвиг! Дон Кихот литературы в изгнании, Батшев выпустил четырехтомник «Сто лет русской зарубежной поэзии», не так давно увидел свет третий том составленного им многотомника «Сто лет русской зарубежной прозы», на подходе и том четвертый. У Владимира Батшева более 25 книг. В их числе жизнеописания генерала Андрея Власова и поэта Александра Галича. Из недавних произведений – роман «Потомок Вирсавии» и сборник «Один день Дениса Ивановича».

Этот заголовок-перевертыш, конечно же, иронически-почтительный кивок в сторону летописца ГУЛАГа. А рассказ «Конец лета на горе Нероберг», открывающий книгу, выглядит прологом-реминисценцией. Там беседуют двое, некие Вера и Иван:

  «– Интересно, Федор Михайлович этой же дорогой поднимался?

  – Достоевский?

  – Ну да. Проиграется внизу в казино, и наверх. К церкви ползет. Карабкается из последних сил. Приползет, упадет у икон и прощения у Господа просит. Господь милостив – простит. А Федор Михалыч снова вниз.

  – В казино.


– Куда же ему еще, болезному – туда».

43-15-13250.jpg
Владимир Батшев. Один день
Дениса Ивановича. 14 рассказов
и этюдов разных лет.–
Франкфурт-на-Майне:
Литературный европеец, 2019.
– 160 с.
Кто эта пара? Разгадка в конце:

«Но Иван еще ничего не знает. И до Нобелевской премии 12 лет». Судя по всему, для Владимира Батшева Иван Бунин – идеал, чуть не наваждение. Его имя нет-нет да и мелькнет в том или ином его этюде.

Порой кажется, что писатель хочет силой воображения побороть злую судьбу иных прототипов, волей автора ставших персонажами. Так, в «Свидании в июне» им воссоединены герои «не нашего времени». «Он» – современник автора. «Она» – до времени инкогнито. Сюжет представляет собой фантазию на тему «развилки Судьбы»: «Мы давно живем в Чили. С тех пор, как из Европы перебрались в Южную Америку... По ночам моя жена кричит и просыпается от страшного сна. Она не может вспомнить, кто она и где находится». И постепенно туман рассеивается. Проступает контур героини, Марины Великой, которую автор спасает от гибели Вымыслом. Вымысел всегда стремится стать реальностью. Хотя каждый раз обнаруживается, что это невозможно, между ними непреодолимая грань. А кажущееся псевдоподобие реальности – раскрученная в обратную сторону спираль.

Непростые новеллы и этюды, которые Владимир Батшев писал в разные годы, составляют единую цепочку. Каждое звено, по сути, эхо предыдущего. По законам обратной перспективы в сборнике «Один день Дениса Ивановича» от сюжета к сюжету мелькают облики, блики, лики. Кажется, что автор каждый раз примеряет разные маски. А порой надевает на маску лицо: («Осенью на берегу»): «В том сентябре я, словно Набоков (sic! ), жил в отеле на берегу Средиземного моря...»

Ну а Денис Иванович, тот, что на обложке книги? О нем повествуют два рассказа, как бы делящие книгу ровно пополам. Герой, Денис Иванович, – эмигрант, люмпен-интеллигент, живущий на социалку (социальное пособие), тот самый «маленький человек» пришедший из «больших романов» XIX века.

Для каждого сюжета автор выбирает особый стиль. И в рассказах о «Денисе Ивановиче», например, повествование строится на ерническом «повторе» солженицынской стилистики: «В восемь часов утра, как всегда, пробил колокол на католической кирхе... С утра Денис Иванович стал подсчитывать, на чем сэкономить. Если он все лето будет ходить без носков, то сэкономит десятку... А на десятку, что сэкономит, купит себе летние сандалеты... У старых стерлись каблуки. Поставить новые – 15 евро. Дешевле новые купить...» В стиле «Нравов Растеряевой улицы» написан трогательный рассказ о Терезе, «девушке для радости», которая становится на чужбине правозащитницей, выступающей за социальную справедливость.

Напомним, что Владимир Батшев – выпускник сценарного отделения ВГИКа. Лукавые полупрозрачные полумаски, полуузнаваемые персонажи, с которыми автор, поэт-прозаик, «живет», делают его прозу зримым киносценарием. В новелле «Массовые сцены» во время съемки «на натуре» военных эпизодов, героя, случайного прохожего, затягивает в зловещий мираж – реальную войну:

Ополченцы проходили мимо.

  Как насквозь.

  Они хмуро и безнадежно уходили

  вперед.

  Словно их посылали на убой,

   как в 1941-м.

Надо сказать, что званием «писатель-эмигрант» Батшев гордится – как титулом. И все же, как кажется, не стоит ему принижать коллег лишь за то, что они-де не пишут «за бугром». И, думается, не пристало тонкому стилисту, коим является Батшев, иногда опускаться до фельетона времен застоя: «Российские консульства – гнезда шпионажа и нравственного разврата, угнездятся и раскинут мерзкие щупальца во все стороны побережья. Шикарные виллы на горе перестанут быть шикарными, новые русские построят еще шикарнее. Появятся названия улиц на русском языке. И российская серость заполнит золотые пляжи... вытравляя запах моря и радости, превращая все вокруг в цвет предательства, пьянства и воровства». Но не надо о грустном. Не лучше ли бесшабашно катить по бунинским стопам, на пикапе с бубенцами, вместе с автором, его спутницей жизни и когортой собратьев по перу к испанскому теплому морю (рассказ «Как я был нобелевским лауреатом Иваном Буниным»)? Пожелаем автору и его новой книге счастливого плавания и благополучного прибытия в читательскую гавань.

Париж

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Выпить с другими горами

Выпить с другими горами

Елена Семенова

На «Биеннале поэтов в Москве» прошел футбольный матч Россия – Латинская Америка

0
1440
Пять книг недели

Пять книг недели

0
741
В табуне, но без узды

В табуне, но без узды

Андрей Полонский

Андрей Полонский об антисоветчине, прививке от страха смерти и преодолении скудной самости

0
1489
Лестница Юдсона

Лестница Юдсона

Михаил Сидоров

Ушел из жизни прозаик и критик, автор «НГ-EL»

0
452

Другие новости

Загрузка...
24smi.org