0
746
Газета Печатная версия

12.02.2020 20:15:00

Целеустановка

Рассказ о том, что делать, чтобы уровень нашей экономики оставил далеко позади не только Штаты, но даже Китай

Андрей Цуканов

Об авторе: Андрей Львович Цуканов – поэт, прозаик, эссеист, переводчик.

Тэги: проза, юмор, фантастика, будущее, политика


5-14-2350.jpg
Жену надо слушаться… Уильям Хогарт.
Дэвид Гаррик и его жена.
1757. Британская Королевская коллекция
Иван Иваныч вернулся домой после совещания в высоком кабинете в раздрызганных чувствах. Сегодня Сам был в ударе. Он не стал размениваться на привычный разнос подчиненных ему сорока- и пятидесятилетних охлогрызков по поводу их лени, безынициативности, низкого полета мысли и набившей оскомину вороватости. На этот раз он сразу взял быка за рога:

– Меня заколебало говорить о ваших не чуждых никакому человеку недостатках. Из-за коррупции, что ли, я буду с вами грызться? Это обычное дело, восходящее к столь древним традициям, что говорить об этом скучно и бессмысленно. Эразм Роттердамский вон даже в глупости нашел немало достоинств…

Увидев на лицах подчиненных натужную попытку вспоминать, о каком новомодном светиле из области экономико-психологических и менеджментовских наук идет речь, Сам осекся и несколько виновато пояснил:

– Он жил в XVI веке в Англии…

Но при слове «Англия» лица собравшихся напряглись так, что Сам только досадливо махнул рукой:

– Ладно. Дело не в Эразмах. А в том, почему наша экономика в заднице.

После этой фразы с лиц подчиненных спало всякое напряжение, они даже порозовели. Иван Иваныч усмехнулся, вспомнив об этом, – рано они обрадовались! Но в тот момент казалось, что беспокоиться не о чем – все как обычно. Сам, однако, продолжил:

– Первое. Что мы делаем лучше всех и всего? Оружие! А почему? Да потому, что цель здесь ясна и понятна: нас ненавидят и боятся, все спят и видят оттяпать у нас чего-нибудь, да пожирнее. Поэтому надо защищаться. Поэтому ракеты. Ядерные. Сверхзвуковые. На хрен их знает каких научных или ненаучных принципах построенные.

Второе. Всем нужна крыша над головой. Поэтому, как выучились еще с советских времен строить жилые многоэтажки, так и строим, уже плохо понимая зачем, – двадцати-, тридцати-, пятидесяти-, стоэтажки. Устроили ими все вокруг под завязку, хотя квартиры в них почти никто не покупает. Но конвейер работает – многоэтажки строятся.

Третье. Жратва. Из вас никто и не помнит теперь слова «продовольственная программа», а я во время этой программы свою трудовую деятельность в нашей конторе начинал. И знаю, что именно в результате реализации этой программы страна без продовольствия и осталась. Ну и без сельского хозяйства. Но теперь вот санкции на хамон ввели, и на тебе – не знаем, куда продукты девать. Опять у нас, как в царские времена, первое место в мире по экспорту зерна. Короче, решили задачу. А экономика – в заднице. Почему?

Сам оглядел снова начавшие бледнеть лица подчиненных.

– Почему, я вас, оглоеды, ворюги тупорылые, спрашиваю? Ну почему, милые вы мои? Да потому, идиоты, что экономика современная – постиндустриальная. Слышали такое слово, коррупционеры поганые? А это значит, чинуши вы мои замечательные, что она основана на силе интеллекта. Поняли, дебилы?

На вытянутых лицах дебилов отразилось внутреннее рыдание.

– Не поняли? Ну, ладно, я и сам не все пока понял. Так что живите. Но!

Сам торжественно бухнул по столу кулаком:

– Даю вам поручение, то бишь задание, то бишь приказ. Через неделю у меня на столе должны быть обоснования, зачем нам эта постиндустриальная, основанная на силе, блин, интеллекта, экономика нужна. Короче, тунеядцы, спиногрызы, вурдалаки заплесневелые, нам нужна целеустановка. И если через неделю ее не будет, я вам…

Сам закрыл глаза и погрузился в садистские фантазии распоясавшегося начальника, а чиновничья сволочь, то бишь коллеги Иван Иваныча, с посиневшими физиономиями бесшумно покинули кабинет начальника.

Дома Иван Иваныч первым делом открыл бутылку дорогого виски. Без трех бутылок вискаря постиндустриальную экономику не постичь. Это он знал твердо. Без этого и близко к силе интеллекта не подойдешь.

После половины второй бутылки в голове Иван Иваныча зажужжало и заскрипело. Перед его затуманенным взором пролетел, помахивая зелеными крылышками, искусственный интеллект, а затем, подбоченясь, прошествовал в зазорном виде гиперлуп.

Тут в разворачивающуюся перед взором Ивана Ивановича величественную картину вклинилось хитренькое личико любимой жены, пришедшей поговорить о том, что ее машина устарела и надо бы прикупить новую – что-нибудь эдакое с плавностью хода «бентли» и скоростью «Альфа Ромео». Однако лицо жены быстро исчезло за захлопнувшейся дверью, об которую стукнулась запущенная Иван Иванычем вторая опустевшая бутылка вискаря двадцатилетнейлетней выдержки.

Из-за двери раздалось злобное шипение:

– Не ладно, проспишься ты у меня, скотина пьяная…

Иван Иваныч откупорил третью бутылку. Выпил полстакана и обалдел. Прямо перед ним сидел одетый в серебристый костюм брюнет средних лет и намазывал на хлеб изрядный слой черной икры. Заметив удивление Иван Иваныча, он представился:

– Степан Степаныч. Потомок, если можно так выразиться, в десятом поколении.

– Ч-чей потомок?

– Ваш, конечно.

– Пра-пра-пп… внук, что ли?

– Не совсем так, но можно и так, если более понятно.

– Ну, выпьем, потомок.

Они чокнулись и выпили. Третья бутылка опустела. Иван Иваныч тут же откупорил четвертую. Фигура в серебристом костюме одобрительно заколыхалась. У Иван Иваныча что-то щелкнуло в голове.

– Слышь, потомок, а ты это – ты не дух случайно?

– Моя субстанция устроена сложнее, но можно сказать и так.

Иван Иваныч вздрогнул и осторожно отодвинул бутылку. Дух потомка неодобрительно хмыкнул:

– Однако вынужден констатировать, что и ты, предок, тоже сейчас в форме почти что духа. В противном случае ты бы меня и не заметил. Короче – наливай. И выкладывай: какая у нас сейчас проблема?

– Проблема? Да вот видишь, жена, змея подколодная, что творит? Машину ей новую подавай! У нас уже с десяток машин, мерсы там, порше паршивые. А ей, видите ли, чтоб ездила плавно, как «бентли», а скорость, как у «Альфа Ромео». Джульетта, понимаешь, вшивая, а давно ли…

Потомок расплылся в улыбке:

– Не о том думаешь, старина. Тебя ведь того и гляди с работы уволить могут. Разве не так?

– Ох да, е-ка-лэ-ме-нэ, я как тебя увидел, так и позабыл про экономику эту пост-, пост-, постинтеллектуальную, что ли.

– Не будем углубляться. Есть у меня для тебя идея – задействуем наши новейшие технологии. Заодно и змее подколодной отомстим. Наливай…

Прошло десять лет.

Иван Иваныч сидел за большим столом у себя в кабинете. Прямо перед ним стояла серебряная статуэтка в виде фигурки в серебристом костюме – вроде бы улыбающейся Иван Иванычу.

– Эх, Степан Степаныч, – подумал Иван Иваныч, но в дверь робко постучали. Вошел подчиненный Иван Иваныча – бывший Сам – и положил перед ним газету.

– Вот, Иван Иваныч – пишут, так сказать.

В передовице газеты было написано, что за последние десять лет наша страна вырвалась вперед и уровень ее постиндустриальной экономики оставил далеко позади не только Штаты с Англией и объединенной Европой, но даже Китай. «И все это благодаря тому, что мы уже десять лет выполняем завет Руководства – до мельчайших подробностей выполнять желания наших жен, сколь бы противоречивыми и лишенными всякой логики они ни казались. Благодаря этому наши ученые и инженеры достигли невероятных высот в науке и технике. А экономика процветает, поскольку наши товары весь мир раскупает по любым ценам. Ну а о внутреннем состоянии самой страны и говорить не приходится…»

Иван Иваныч откинулся в кресле. Бывший Сам подобострастно изогнулся.

– Тут написано, что Руководство в интервью агентству ТАЗ заметило, что эту идею подсказали ему вы…

– Да, кажется, в преемники меня готовят…

– Несомненно, Иван Иваныч, вы уж обо мне в случае чего не забудьте.

– Не забуду, милейший. А как там наши жены?

– Все хорошо, они очень довольны и радуются, Иван Иваныч. Правда, иногда как-то грустят, особенно когда встречаются. Раньше-то они нас ругали, и было о чем поговорить при встрече. А теперь вроде как и сказать друг другу нечего.

– Нехорошо. Так и до бунта недалеко. Вот тебе задание: придумай, как их развлечь, дать им повод к разговорам…

– Иван Иваныч!

– Иди и выполняй!

Закрыв за собой дверь бывшего своего кабинета, бывший Сам услышал, как Иван Иваныч то ли укоризненно, то ли с восторгом произнес:

– Эх, Степан Степаныч…

Бывший Сам нацелился ехать домой. Он понимал, что поставленную перед ним задачу без пяти бутылок вискаря не решить.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В Турции обеспокоены прогнозом о новой попытке переворота

В Турции обеспокоены прогнозом о новой попытке переворота

Игорь Субботин

Выводы американских экспертов разделили элиту в Анкаре

0
31511
Немецкий выбор в отношении России еще только предстоит сделать

Немецкий выбор в отношении России еще только предстоит сделать

Федеральное голосование 2021 года определит, как в Германии понимают политику разрядки

0
2838
Бывший премьер обещает быстро расправиться с Бидзиной Иванишвили

Бывший премьер обещает быстро расправиться с Бидзиной Иванишвили

Юрий Рокс

Вано Мерабишвили включился в политику, едва выйдя на свободу

0
2559
Веселые были времена

Веселые были времена

Евгений Лесин

Сервантес должен был дождаться по крайней мере Пушкина, чтобы прийти к русскому читателю

0
2012

Другие новости

Загрузка...
24smi.org