0
1566
Газета Печатная версия

19.02.2019 16:25:00

Как батюшкам досталось от дедушки Крылова

К 250-летию со дня рождения русского баснописца

Валерий Вяткин

Об авторе: Валерий Викторович Вяткин – кандидат исторических наук, член Союза писателей России.

Тэги: крылов, басни, сатира, юбилей, классика


3-14-2.jpg
Высмеивая лицемерие отечественных святош,
Крылов обращается к эзопову языку и выводит
образ Брамина. Карл Брюллов. Портрет
баснописца И.А. Крылова. Не окончен.
1839. ГТГ
В феврале исполнилось 250 лет со дня рождения Ивана Крылова. Прибегая к эзопову языку, он позволял себе насмешки и над теми, кто прячется за авторитетом церковности. К слову, Крылов писал не только ставшие в наши дни хрестоматийными басни, но и работал в самых разных сатирических жанрах, в том числе прозаических и драматургических.

Начнем с басни «Напраслина». Здесь выведен Брамин из «Восточной стороны», который в постный день испек себе на свечке яйцо. Ясно, что в басне подразумевается отечественный монах. Крыловская мораль: «Есть и в Браминах лицемеры».

Так и с духовенством Франции, критикуемым в издаваемом Крыловым сатирическом журнале «Почта духов» за честолюбие и скупость. Эта критика вполне приложима и к русским служителям алтаря. Разве не отечественные реалии отражены «Почтой»: «Деревенский священник… жалуется, что ему жить нечем»?

В комедии «Пирог» говорится: «Я приготовил там попа, и как Фетюев приедет, то мы тотчас его обвенчаем». Священник выступает здесь второстепенной фигурой, механическим исполнителем обряда.

«Бес меня попутал», – оправдываются порой православные русские люди. В басне «Напраслина» дан им ответ:

«Ах, наустил меня проклятый бес!»

А тут бесенок из-за печки:

«Не стыдно ли, – кричит, – всегда клепать на нас!

Я сам лишь у тебя учился сей же час…»

В басне «Прихожанин» показано безразличие народа к церковной проповеди, даже если она великолепна. Но были поводы и не доверять пастырям. «Нередко у того бутылка с вином в кармане, кто проповедует трезвость», – говорится в повести «Ночи». Пьянство служителей алтаря было притчей во языцех.

Продолжим поиск церковных прототипов. Так, в басне «Совет мышей» видится Святейший синод, тем более что автор здесь замечает: «Об уме мы часто судим по платью иль по бороде». Читая басню «Ворона и Лисица», могли бы устыдиться церковные льстецы: «Уж сколько раз твердили миру, что лесть гнусна, вредна…» Усердие льстецов духовного звания изумляет: здесь трудно их превзойти. Современник Крылова митрополит Серапион (Александровский) писал синодальному обер-прокурору: «Я же с… истинным к благодетельной мне особе вашего сиятельства высокопочитанием всегда пребуду, как и есмь вашего сиятельства, милостивого государя, всеусерднейший слуга и богомолец…» Так и с басней «Мартышка и очки». Прототипами ее можно тоже считать иерархов – тех, что гнали ученых: «Как ни полезна вещь… Невежда… ее… гонит». «Невежда также в ослепленье бранит… ученье…» – продолжает Крылов. Процитируем тут тираду митрополита Филарета (Дроздова), тоже современника Крылова: «Тысячу лет прожила Россия… при весьма ограниченной грамотности народа: была ли бы… беда, если бы решились сделать ее всю грамотной не вдруг?..»

В комедии «Пирог», пользуясь церковным языком, простолюдин осуждает социальное неравенство: «Господам будет… Масленица, а мне… Великий пост». Равенство же претило «благородному человеку», и тот не соглашался с учением о происхождении человечества от Адама. «И если уже необходимо надобно, чтоб наши слуги происходили от Адама, то мы лучше согласимся признать нашим праотцем осла, нежели быть равного с ними происхождения», – находим в «Похвальной речи в память моему дедушке». В комедии «Модная лавка» обличается равнодушие помещиков к церковному уставу: «На Страстной (в Великий пост. – «НГР») Масленицу справляют». В комедии «Урок дочкам» вспоминается «Вавилонское столпотворение»: «Бедный старик шатался, как около Вавилонской башни, не понимая ни слова, что говорят…» Здесь же западный человек противопоставляется «нашему брату, крещеному», словно на Западе не крестят.

Но Крылов не совсем чужд западной духовной традиции. В прозе его упоминается и епископ Августин, именуемый церковью Блаженным, и аббат Бернард Клервосский, которого называли «медоточивым учителем».    


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Здравствуй, злой человек!

Здравствуй, злой человек!

Евгений Лесин

Андрей Щербак-Жуков

Если бы Анна Каренина не погибла под поездом, ее непременно добили бы в суде

0
2782
Миль пардон

Миль пардон

Максим Артемьев

Василий Шукшин, покушение на Гитлера и Бронислав Пупков как собрат Штирлица

0
199
А лето шкворчит папироской

А лето шкворчит папироской

Марианна Марговская

Один шаг от лирики к юмору и сарказму

0
496
Сандро и сумасшедший Ленин

Сандро и сумасшедший Ленин

Юрий Крохин

Елена Семенова

К 90-летию доброго мудреца Фазиля Искандера

0
3715

Другие новости

Загрузка...
24smi.org